Внимание, знатоки: сколько кульминаций в «Последних джедаях»?

По всей Галактике ломаются копья и световые мечи в спорах, прекрасны ли новые «Звездные войны» или совсем плохи. Мир разделился на противников фильма Райана Джонсона и на защитников его свежего, хотя и цитатного, взгляда на канон. Обзываться и ругаться — не наш подход, но обойти феномен мы никак не можем. Вооружившись теоретическими материалами, учебниками, собственными наработками, новостями и даже слухами, мы постараемся препарировать «Последних джедаев», чтобы разрешить все споры. Но стоит предупредить: это субъективное мнение, которое может, а кое-где и должно, не совпадать с мнением редакции и общественности.
 

Задача: вступить в схватку с каноном и не проиграть

Перед режиссером и сценаристом Джонсоном и командой стояла практически невыполнимая задача. Снять новые «Звездные войны» так, чтобы угодить поклонникам классической саги Джорджа Лукаса, не раздразнить появившихся после «Пробуждения силы» фанов и заполучить новых адептов. Если предыдущий эпизод, снятый Джей Джей Абрамсом, был стопроцентно фанатским, то «Последние джедаи» отвешивают поклоны и вашим, и нашим, а преференции раздают будущим поколениям. В целом же складывается ощущение, что фильм Джонсона в первую очередь подчиняет себе тех, кто оценит свежий подход к визуальной составляющей, кто поймет нестандартную драматургию и кто примет ранее не изученные миры.
 

Трейлер фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017)

Прежде чем разобрать по винтикам новый фильм, нужно внимательно отнестись к вестям из Голливуда. Судя по слухам и многочисленным интервью самого режиссера, Disney и LucasFilm настолько понравился стиль нового фильма, что студийные боссы собираются отдать в руки создателя «Последних джедаев» новую трилогию.

Таким образом, мы первым делом сталкиваемся с неизбежным вопросом: как нам поделить на составные части «Эпизод VIII»? Без этого, как бы печально это ни звучало, новые главы космической саги будет трудно разбирать на все эти «арки персонажей», «акты» и так далее для учебных пособий современных сценаристов (а фильмы эти обязательно войдут во все учебники).
 

Как относиться к «Эпизоду VII. Пробуждение силы»

В случае с «Последними джедаями» все одновременно и просто, и дико сложно. Если это вторая часть новейшей трилогии, то тогда «Эпизод VII. Пробуждение Силы» надо позиционировать как напоминание, что «Звездные войны» были, есть и будут с новыми-старыми героями, с традициями и новинками, со знакомыми и совершенно новыми планетами.

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Тогда чисто умозрительно нужно себе представить, что экспозиция уже знакома зрителям (фильм, напомним, снял огромный поклонник классической трилогии Джей Джей Абрамс, аккуратно перенеся мир Лукаса в кинематограф середины 10-х годов XXI века). Завязка новой трилогии здесь — это, скорее всего, побег Финна или вылет на задание коммандера По. А где кульминация, мы узнаем в 2019 году, когда предположительно выйдет девятый эпизод, режиссером которого снова станет Джей Джей Абрамс.

Но если верить последним интервью Райана Джонсона, в которых, как мы уже указывали выше, он признается, что получил карт-бланш на создание полностью своей трилогии, то все кардинально меняется. Выходит, что седьмой эпизод — это мостик между двумя мирами: Лукаса и Джонсона. И если принимать всерьез последнюю теорию, то «Пробуждение силы» надо называть большой такой экспозицией к будущим сериям, в которой объясняется, кто такие новые герои и что случилось со старыми.

Райан Джонсон и Кэрри Фишер на съемках фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: David James, Lucasfilm Ltd
Райан Джонсон и Кэрри Фишер на съемках фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: David James, Lucasfilm Ltd

Тогда все складывается довольно уютно. Во-первых, не надо винить Джей Джей Абрамса за чрезмерно упрощенную (откровенно говоря, старомодную) сюжетную структуру и манеру повествования. Во-вторых, не стоит упрекать главу сценарной группы Лоуренса Кэздана за отсутствие роста/падения (если не иметь в виду «падение» в буквальном смысле, ха-ха, простите за каламбур) персонажей, особых сюжетных поворотов и обилие сантиментов, вроде «Вот мы и дома, Чуи», и так далее.
 

Три сюжетные линии, или куда делась цифра «XVIII»

В нынешней действительности человек предполагает, а продюсер располагает. Если для многих проектов это проклятие, то пример «Звездных войн» показывает, что иногда это может быть даже и хорошо. Президент LucasFilm и продюсер Кэтлин Кеннеди доказывает, что тщательно продуманные решения и правильно выбранная «сверху» группа могут принести только пользу.

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Что сделал режиссер и сценарист Райан Джонсон? Для начала избавился от цифры в названии своих «Звездных войн»: мол, простите, но вы все и без меня знаете, что это такое, нумерация здесь не нужна, важен смысл названия. Справедливости ради, давайте признаем, что все подзаголовки фильмов Лукаса носили чисто номинальный, местами шизофренический характер. «Последние джедаи» — это не просто название, это еще и объяснение для тех, кто не понял, что случилось в конце фильма.

Далее. Решив, что все, кому это нужно, уже посмотрели «Пробуждение силы», он отказывается от экспозиции и завязки, а сразу, без объяснений, бросает зрителя на поле боя. Это очень по-современному: начинать фильмы со взрыва, хлопка, боя, катастрофы. И Джонсон сразу дает понять, что у нас здесь будет три сюжетных линии, которые большую часть экранного времени развиваются параллельно и изредка пересекаются.
 

Трейлер фильма «Звездные войны: Пробуждение силы» (2015)

Первая сюжетная линия — это Финн и Роуз. Перед тем, как Финн выходит из анабиоза и знакомится с Роуз, ее сестра, как истинный самурай, погибает, принеся себя в жертву. В этом сюжете самопожертвование и героизм — главные составляющие, герои из комических положений переходят в драматические и наоборот. К ним примыкает неожиданно ответственный в фильме за юмор По, нередко оказывающийся на краю гибели. И в этой же команде оказывается — сюрприз! — робот-колобок BB-8, который, в отличие от своего предшественника R2-D2, умеет выражать мысли, настроение, характер и, опять же, склонность к самопожертвованию так, чтобы они были понятны не только героям фильма, но и зрителям (респект дизайнерам).

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Вторая сюжетная линия — это Люк Скайуокер и Рей. Она начинается именно там, где заканчивается «Пробуждение силы». Сначала это типичная такая история про строптивого мастера и излишне настырного ученика, затем стороны приходят к взаимному согласию, и добро побеждает зло. Но опытный фанат «Звездных войн» может догадаться, что не все так просто.

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Третья — самая сложная, и вертится она вокруг Кайло Рена, он же Бен Соло. Кайло и Верховный лидер Сноук. Кайло и Рей. Кайло и Люк Скайуокер. Кайло и принцесса Лея. Бен Соло — это самый интересный персонаж за, возможно, все 40 лет существования франшизы (помимо Энакина Скайоукера). То он мятущийся подросток, то он капризный подросток, то циник, то мужчина, уважительно относящийся к истории своих предков и своей семьи.

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Заметьте: в каждой из трех линий есть своя парабола становления персонажей или, если хотите, чтоб ее (простите, ненавижу это слово), «арка», что почти отсутствовало в фильме Джей Джей Абрамса и о чем иногда забывал Джордж Лукас.
 

Сюжетные повороты и кульминации

У каждой из сюжетных линий есть несколько сюжетных поворотов, и все они происходят в одно и то же время. Первый поворот случается примерно спустя час после начала, назовем его «Узнавание»:
 

— принцесса Лея выходит из комы, узнает о бунте на корабле и начинает действовать;
— Финн и Роуз узнают, что сидят в камере со Взломщиком, которого они так долго искали;
— Люк Скайуокер рассказывает Рей почти всю правду о своем, Кайло и непосредственно Рей прошлом.

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Последнее наиболее важно, поэтому этому рассказу отводится достаточно большое время, сопровождаемое флешбэками. Стоит заметить, что за все 40 лет существования «Звездных войн» авторы, кажется, ни разу не прибегали к флэшбэкам (поправьте меня, если я что-то забыл). Прыжки во времени — это вообще практически беспроигрышный вариант для сценаристов, а Райана Джонсона можно назвать мастером этого трюка после фильма «Петля времеии» (он о луперах, кочующих из одной реальности в другую, из одного времени в другое).

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Второй сюжетный поворот происходит где-то на втором часу фильма. Назовем его «Не тот, кем кажется», потому что в каждой из трех намеченных нами сюжетных линий совершается вот что:
 

— Эмилин Холдо оказывается не такой злодейкой, как она нам казалась во время бунта на корабле;
— Взломщик оказывается не тем, кем кажется;
— Люк выложил Рей не всю историю, в которой все далеко не так, как кажется, и последствия сказываются и на Рей, и на Бене Соло, и на Сноуке.

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

Вот тут нужно остановиться, потому что происходит, как кажется, кульминация фильма, когда Рей и Кайло глаза в глаза буквально играют в перетягивание каната, то есть меча.

Но ближе к финалу, в одной из батальных сцен, происходит другая встреча: Кайло Рена и Люка Скайуокера, и в этой битве тоже находится место и катарсису, и пресловутому преображению героя/героев и очередному самопожертвованию.

Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR

С формальной точки зрения оба эпизода можно назвать кульминациями. Давайте так: если первая сцена тянет на трансцендентальность, а вторая — на сюжетообразующее действие, то будем считать, что в «Последних джедаях» две кульминации. Первая — на метафизическом уровне, вторая — на физическом. Все это, конечно, с большой-большой натяжкой, но так легче, согласитесь, разбираться в том, что происходит в восьмом эпизоде.
 

Вместо послесловия

Признаться честно, все эти формалистские выкладки не дают ничего простому смертному зрителю. У каждого своя версия того, что происходит. Это лишний раз подчеркивает, что фильм Райана Джонсона не так прост, как кажется. И то, что споры вокруг него острее, чем споры вокруг какого-то очередного боевика-триллера-хоррора, — это в плюс и критикам, и зрителям. Для сценаристов это даже никакой не мастер-класс, а праздник: история, вроде как, укладывается в рамки учебников, но то тут, то там выходящит за пределы законов.

В конце концов, идеального фильма не бывает, как и сценария тоже.


Кадры из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Фото: WDSSPR
 


Обложка: Кадр из фильма «Звездные войны: Последние джедаи» (2017) / Disney

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.