Практика

3 сценарные ошибки «Убийства священного оленя», которые стали его преимуществом

Греческие кинематографисты Йоргос Лантимос и Эфтимис Филиппоу получили в прошлом году на Каннском фестивале приз за лучший сценарий. Мы не можем пройти мимо и не прочитать сценарий заново, чтобы понять, как его структура работает на зрителя

  • 16 февраля
  • 6162
Какой-то сценарист

Авторский сценарий

 
Трейлер фильма «Убийство священного оленя» (2017)

Вообще, сценарии так не пишут. Я имею в виду не формальные признаки, вроде шрифтов или форматирования текста. В среде сценаристов считается дурным тоном, когда уже в скрипте указываются крупности и ракурсы. Это есть в сценарии Йоргоса Лантимоса и Эфтимиса Филиппу. Но их невозможно ругать за это. Почему? Да вот почему.
 

Стивен и Мартин сидят, прислонившись к машине, припаркованной возле пляжа. Погода отличная. Некоторые даже купаются. Мальчик снимает жакет.

МАРТИН

Прости, что я опоздал.

СТИВЕН

Да ладно, нормально всё.

МАРТИН

Я по дороге зашел к своему другу. У него новый мотоцикл. Я захотел прокатиться на нем, и мой друг мне разрешил. Вот поэтому я и опоздал.

СТИВЕН

Я надеюсь, вы были в шлемах.

МАРТИН

Конечно. В любом случае, мы не гнали на высокой скорости.

СТИВЕН

У меня для тебя подарок.

Стивен передает Мартину коробочку, в которой лежат часы (такие же, как и во второй сцене, в которой анестезист Мэтью разговаривает с хирургом Стивеном — прим. tvkinoradio).

МАРТИН

Я даже не знаю, как отблагодарить тебя. Спасибо огромное. Можно мне тебя поцеловать?

 
Стивен кивает. Мальчик целует его в щеку и гладит, цепляет часы на правую руку.

Здесь каждое слово дорогого стоит (кстати, доступный вариант сценария «Убийства священного оленя» отличается от конечного, но это ничего, там расхождения небольшие). Присмотритесь: скучный до безумия диалог, как, впрочем, и все остальные разговоры персонажей, может уже в первые полчаса фильма предсказать будущее развитие событий.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Мы не знаем, кто такой Мартин и зачем он постоянно шляется за Стивеном. Мартин — это подросток из, по-нашему, 11 класса, а Стивен — уважаемый хирург с каким-то комплексом проблем, которого играет Колин Фарелл.

Почему Стивен ждет какого-то мальчика, даже если понимает, что у него полно забот и без него? Сначала — жакет. Мальчик просит прощения и снимает с себя вещь, будто убирая границу между собой и взрослым человеком. Далее: ложь. Езда на мотоцикле, на котором Мартин будет катать дочку Стивена, будет не просто без шлема — байк будет всегда при Мартине. Далее: дорогие часы, которые мальчику дарит Стивен. На какую руку подросток их надевает — на ту же, что и персонаж Колина Фарелла, на левую. Это не только правило этикета, это просто по-мужски: мы в драке чаще всего бьем правой рукой. Позже Мартин заменит браслет с металлического на кожаный («Так удобнее»), и это тоже станет важным знаком в сюжете.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Что сделал хирург Стивен, из-за чего он вынужден чуть ли не расстилаться перед Мартином? Ответы будут даны позже. Даже неправильные выводы объяснят поведение Стивена и Мартина в этой сцене.

Постойте, получается, что эта сцена — это точка отсчета? Или точка невозврата? Или это завязка? Или «бойня» начинается здесь и сейчас? Разумеется, нет. Точка невозврата была за титрами фильма, как это любят делать многие крупные европейские режиссеры. И уже поэтому Йоргоса Лантимоса стоит причислить к списку, в который входят Ханеке, дель Торо, фон Триер и прочие мастера культуры. Или хотя бы пристально за ним наблюдать.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Этот фильм идеально подходит под определение «авторского сценария». Здесь примечателен именно скрипт, который написал режиссер и снял, мало с кем посоветовавшись, кроме соавтора. И, снимая, понимал, что он то тут, то там отходит от утвержденного сюжета.

Читать его — страшное мучение. Там диалоги вроде «Ты как?» — «Ничего». Мы можем поверить в то, что сценарист «Убийства....» — какой-то странный персонаж со своими тараканами. Но мы видим, что происходит на экране.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Это стерильная идеальная картинка. Это зачем-то снятый то с низкой точки, то с верхней Фаррелл (я не могу даже навскидку вспомнить примеры и ответы, почему главного персонажа снимают только так). Даже когда в повествование врывается кровь, она не превалирует, а начинает стекать потихоньку. И это «потихоньку» становится важным ритмом картины, в котором сценарист кажется ненужным элементом, а какими-то эпизодами мы его просто не видим. Все, что нас шокирует, имеет объяснение в прошлом или за кадром. Если вам нужна структура «для галочки» — она есть, но не на экране.

Напряжение создают сами герои. Мальчик в исполнении Барри Кеогана говорит: «Вы будете сначала обездвижены, потом вам будет плохо от еды, потом вы будете плакать кровавыми слезами, а уже потом умрете». И мы сами, позабыв про все, чему нас учили на сценарных факультетах, сидим на иголках в ожидании, когда предсказание Мартина сбудется. Цинично? Вот и отлично!

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Автор писал сценарий для себя, для того человека, который уже все придумал в визуальной стилистике, экранной подаче и в том, как, где и куда герои придут в результате. То есть не для нас, не для тебя и не вот для вас, девушка в пятом ряду.
 

Неправильная «закольцовка»


Лантимос, конечно, знал про все это, поэтому везде разбросал свои коды. Закольцовывание — любимый прием как для создателей фильмов, так и для публики. Но не зная, что его таким образом зомбируют, любой просвещенный зритель поддается своеобразному гипнозу и не видит краев. А они есть, и они очевидны. Давайте возьмем место первой встречи героев в «Бургер Кинге» (это не реклама, так прописано в сценарии; другое дело, что еды, которую подают в фильме, нет в российских филиалах сети закусочных).

Йоргос Лантимос на съемках фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Йоргос Лантимос на съемках фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Финальная сцена происходит там же. Состав семьи (простите за цинизм) изменился, но, в целом, это очень мощно работает на зрителя. Одно дело спросить в начале: «Хочешь, я что-нибудь для тебя закажу?» Совсем другое дело — посмотреть друг на друга в той же обстановке в конце фильма. И, кстати, Лантимос описывает последнюю встречу героев снова не по правилам, указывая крупности и диафрагмы.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

«Закольцовка» работает не так, как мы привыкли в подобных случаях. Взрослые герои в исполнении Колина Фаррелла и Николь Кидман играют в свою сексуальную игру, называя ее «Общий наркоз». Одно дело в начале фильма, где это кажется мелкой шалостью, совсем другое — в финальных сценах.
 

Парабола развития характеров


Мы для этого и разбираем фильмы, чтобы понять, где правила работают, а где нет. Герои на протяжении фильма не развиваются вообще. Если не прицеливаться конкретно в Фаррелла, каждый из них, бесспорно, проходит сквозь арку своего персонального ада.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Да, мы, конечно же, смотрим на Колина Фаррелла (кто-то на актера, кто-то на его персонажа), ждем, когда у Стивена сдадут нервы. Это тот самый случай, когда не герой проходит арку, а мы с вами. И, как многим может показаться, сцена, в которой Стивен плачет, укрывшись от всех, — лишняя с той точки зрения, что если ты делаешь кино про «железных людей», то и надо оставлять эмоции за кадром.

То же самое касается сцены, где Стивен разбивает кошмарно стерильную кухню. Но тут другое дело: мы будто видим этот эпизод глазами Анны (Николь Кидман), которая остается в кадре, и это, в хорошем смысле, ужасно.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Мы не видим преображения Николь Кидман, которая может так посмотреть в камеру, что побегут мурашки. Но это не наше с вами сценаристское дело. Герой Барри Кеогана жрет спагетти в томатном соусе (именно жрет, а не ест), на столе для бильярда просто лежит ружье, — это те самые реперные точки, на которых строится кино. Подвинь одну из них — и все рухнет.

Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»
Кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / Фото: «A-One Films»

Чтобы понимать кино с самого начала до конца, большого ума не надо (собственно, для этого киноаттракционы и существуют). «Мы здесь ничего не решаем, и мы оба об этом знаем», —  говорит Анна в конце фильма. И приходится согласиться. Кто встал первым — того и ружье.
 

Обложка: кадр из фильма «Убийство священного оленя» (2017) / «A-One Films»

 


Комментарии

Комментариев: 2

 как мне кажется, так постановка может быть классифицирована и с теологическо-христианского ракурса, как столкновение различных ипостасей Бога(в Библии этому соответсвует различие в именовании), помимо Stabat mater, как произведения, которое врядле относится к мифологии,мы встречаем отсылки к казням египетским, а так же образам «неминуемого наказания» (око за око) против «насильственного принятия данностей» («отдание сына на пропятье») , жерва при этом «сын любимый», хоть и волей «случая», но все же заклан «как овча», чтобы остановить большее зло. Много отсылок встретилось, последняя сцена, так вариант «игнорирования» Ветхозаветного и Новозаветного Бога, которое произошло только после выполнения условий.

Ой, как некрасиво подписывать статьи чужим псевдонимом. 

Смотрите также

Популярное
Практика

12 режиссерских советов Гая Ричи

Мастер боевика с ярко выраженным ист-эндским акцентом отмечает 50-летний юбилей и делится советами: когда стоит начинать работать, почему состояние дискомфорта полезно и как планирование способствует импровизации

  • 10 сентября
  • 3965
Практика

Может ли «фанатский» рекламный ролик повлиять на карьеру

Джоно Сенефф, режиссер неофициального ролика Tesla — о том, зачем снимать рекламу без заказа и стоит ли это того

  • 8 сентября
  • 2273
Практика

Почему художнику по костюмам нужно дружить с оператором

Многие говорят, что при создании фильма художник по костюмам должен тесно сотрудничать с режиссером и художником-постановщиком. Но мы считаем, что не менее важно для него сразу найти общий язык с оператором-постановщиком

  • 10 сентября
  • 1916
Репортаж

Live: Премия «Эмми-2018»

Юбилейная 70-я церемония вручения «Эмми» подошла к концу. О чем шутили, кого награждали и кому впервые за всю историю премии сделали предложение в прямом эфире – читайте в нашей текстовой трансляции 

  • 17 сентября
  • 1906
Практика

Короткометражка без бюджета и команды: чего ждать

За последние несколько лет технологии развились достаточно сильно. Но позволят ли они самостоятельно снять короткометражный фильм? Режиссер и оператор Льюис МакГрегор решил ответить на этот вопрос

  • 15 сентября
  • 1701
Обзоры

Надо видеть: любимые фильмы Криса Коламбуса

Накануне 60-летия Криса Коламбуса нашли список фильмов, повлиявших на классика жанра семейного кино, автора «Один дома» и первых фильмов о Гарри Поттере: нестареющие картины, на которых стоит учиться комедии, актерскому мастерству и разрушению канонов

  • 9 сентября
  • 1680
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее