Обзоры

10 учебников по драматургии

В дополнение к нашим подборкам книг для сценаристов приводим список лучших пособий по теории драмы, ведь именно хорошо продуманная драматургия лежит в основе великих произведений

  • 25 июля 2016
  • 8376
Евгений Белов

01. Аристотель. «Поэтика»


Аристотель. «Поэтика»

 
«Перипетия — это перемена происходящего к противоположному, и притом, как мы говорим, по вероятности или необходимости. Так, например, в «Эдипе» вестник, пришедший с целью обрадовать Эдипа и избавить его от страха перед матерью, объяснив ему, кто он был, произвел противоположное действие. И в «Линкее»: одного ведут на смерть, другой, Данай, идет за ним, чтобы убить его. Но вследствие перемены обстоятельств пришлось погибнуть последнему, а первый спасся. Узнавание, как обозначает и самое слово, — это переход от незнания к знанию, или к дружбе, или вражде тех, кого судьба обрекла на счастье или несчастье. А самые лучшие узнавания те, которые соединены с перипетиями, как, например, в «Эдипе».
 

Великий трактат древнегреческого философа Аристотеля имеет огромное значение для всего человечества, так как именно в «Поэтике» были впервые даны определения жанрам «комедия» и «трагедия», и, самое главное, заложены основы драматического искусства (теория трагедии, конструкции и принципы построения сюжетов, терминология и так далее). Такие знакомые для нас понятия как «перипетия», «катарсис», «катастрофа» и другие элементы сценарной структуры также появились благодаря Аристотелю. К сожалению, до нас дошла только первая часть трактата, во второй, по предположению историков, автор изложил теорию комедии. И, тем не менее, это самая первая книга, которую должен прочитать любой начинающий драматург.
 

02. Джозеф Кэмпбелл. «Тысячеликий герой»


Джозеф Кэмпбелл. «Тысячеликий герой»

 
«Герой — это мужчина или женщина, которым удалось подняться над своими собственными локальными и историческими ограничениями к общезначимым, нормальным человеческим формам. Такие видения, идеи и вдохновения человека приходят нетронутыми из первоистоков человеческой жизни и мысли. И поэтому они отражают не современное переживающее распад общество и психику, а извечный неиссякаемый источник, благодаря которому общество может возрождаться. Герой как человек настоящего умирает; но как человек вечности — совершенный, ничем не ограниченный, универсальный — он возрождается. Поэтому его вторая задача и героическое деяние заключаются в том, чтобы вернуться к нам преображенным и научить нас тому, что он узнал об обновленной жизни».
 

Культовая книга известного американского ученого Джозефа Кэмпбелла представляет собой серьезное исследование мифов и сказаний, созданных на протяжении всей истории человеческой культуры. В своем труде Кэмпбелл утверждает, что большинство мифов о героях можно представить в виде одной схемы из 17 элементов, которые укладываются в трехактную структуру: I — Исход, II — Инициация, III — Возвращение. Эту конструкцию Кэмпбелл называет «мономифом», понимая под ней единую для всех мифов структуру построения странствий и жизни героя. Книга «Тысячеликий герой» серьезным образом повлияла не только на исследователей мифов, но и на писателей, сценаристов и режиссеров. Так, под впечатлением от нее режиссер Джорд Лукас придумал и выстроил драматургию своей саги «Звездные войны».
 

03. Джеймс Фрэй. «Как написать гениальный роман»

 
Джеймс Фрэй. «Как написать гениальный роман»

 
«В лучших драматических произведениях конфликт развивается медленно. Конфликт позволяет читателю узнать, какой у персонажа характер. Медленно развивающийся конфликт покажет персонаж более полно, ярко, четко, поскольку на каждой его стадии персонаж будет действовать по-разному. По мере развития конфликта развивается и сам персонаж — читатель видит все грани характера героя. В медленно развивающемся конфликте эмоциональное состояние героя меняется плавно: от досады — к раздражению, от раздражения — к злобе, от злобы — к ярости, от ярости — к бешенству. В скачкообразном конфликте раздражение героя сразу сменится яростью. В статичном конфликте персонаж постоянно находится в одном и том же эмоциональном состоянии, например раздражения. Кульминация полностью раскрывает персонаж, представляет нам его таким, каков он есть. Это происходит благодаря тому, что мы видели, как персонаж менялся на каждом эмоциональном уровне».
 

Книга представляет собой ускоренный курс основ писательского мастерства, в рамках которого известный романист и преподаватель Калифорнийского университета Джеймс Н. Фрэй рассматривает ключевые компоненты драматического произведения. Как создать интересного и многомерного персонажа, какие бывают виды конфликтов, как охарактеризовать идею вашего романа, на чем строится драматический сюжет и каким образом прийти к кульминации — на эти и на множество других важнейших вопросов вы найдете ответы в данном учебном пособии.
 

04. Владимир Пропп. «Морфология волшебной сказки»

 
Владимир Пропп. «Морфология волшебной сказки»

 
«После получения волшебного средства следует его применение или, если в руки героя попало живое существо, его непосредственная помощь по приказанию героя. Этим герой внешне теряет всякое значение: сам он не делает ничего, помощник исполняет все. Тем не менее, морфологическое значение героя очень велико, так как его намерения создают стержень рассказа. Эти намерения проявляются в различных приказаниях, которые герой дает своим помощникам. Герой волшебной сказки — это персонаж, или непосредственно пострадавший от действия вредителя в завязке (resp. ощущающий некоторую нехватку), или согласившийся ликвидировать беду или недостачу другого лица. В ходе действия герой — это лицо, которое снабжается волшебным средством (волшебным помощником) и пользуется или обслуживается им».
 

Исследовательская работа советского филолога-фольклориста Владимира Яковлевича Проппа появилась гораздо раньше «Тысячеликого героя», еще в 1928 году, однако мировым научным бестселлером она стала только через тридцать лет. Пропп предвосхитил Кэмпбелла, выделив из всех сказок составные элементы и назвав их «функциями» (всего их 31), которые логически объединятся в одну драматическую линию за счет действий персонажей. Он также пришел к выводу, что все действующие лица сказок можно поделить на семь категорий: герой, вредитель, царевна, помощник, даритель, отправитель и ложный герой. Более того, он выстроил целую систему, благодаря которой любую сказку можно представить в виде сложной формулы. Это уникальный труд, который обязательно нужно прочитать каждому, кто занимается придумыванием и разработкой историй.
 

05. Валентин Туркин. «Драматургия кино»

 
Валентин Туркин. «Драматургия кино»

 
«Событием в драматическом произведении (в пьесе для сцены или в пьесе для экрана) в широком смысле слова является каждый момент действия, имеющий значение для развития последнего, для движения его вперед, будет ли оно неожиданным и возникшим по случайному поводу или заранее подготовленным и ожидавшимся как осуществление намерений действующих лиц, как результат накопившихся противоречий, взаимного непонимания, взаимных претензий и так далее. Состав событий (фабула) драматического произведения — это соединение в последовательный причинный ряд событий, имеющих значение для развития действия, для движения его вперед. Каждое из событий драматического произведения является необходимой частью целого, необходимым моментом становления единого действия».
 

Это первый отечественный учебник по кинодраматургии, впервые опубликованный в 1938 году и ставший теоретическим и практическим пособием по сценарному мастерству для многих поколений кинематографистов. В своей книге известный драматург и преподаватель ВГИКА Валентин Константинович Туркин рассматривает особенности работы над различными видами сценариев (для театра, немого или звукового фильмов), формирования сюжета, а также описывает ключевые элементы кинопроизводства (фабула, характер, поведение актеров, художественное решение и прочее) с точки зрения драматургии. Несмотря на то, что основной текст книги ни разу не переиздавался, содержащиеся в ней фундаментальные знания имеют огромную ценность и в наши дни.
 

06. Владимир Волькенштейн. «Драматургия»


06. Владимир Волькенштейн. «Драматургия»

 
«По отношению к герою драмы, к центральному действующему лицу, все лица драмы, какой бы сложной и запутанной она ни казалась, распадаются на две группы действующих лиц: одна группа содействует герою драмы, другая ему противоборствует. Такова самая общая, грубая схема драмы — шахматная партия, белые и черные: Гамлет и Горацио, и, в начале трагедии, Бернардо и Марцелло, с одной стороны, — развратный датский двор, с другой; король Лир, Корделия Альбан, Кент, Глостер, шут, с одной — Реглана, Гонерилья, их мужья, Эдмунд и т.д., с другой».
 


Еще одно «древнее» учебное пособие, впервые опубликованное в 1929 году под названием «Драматургия: Метод исследования драматических произведений». В отличие от учебника Туркина, эта книга представляет собой собрание научных работ по теории драмы и посвящена анализу драматических произведений, а не практическим советам. Автор рассматривает конструкцию драмы на примере культовых произведений зарубежных и отечественных драматургов и писателей, сравнивая их друг с другом, чтобы обнаружить основные законы драматургии. В сети можно найти в открытом доступе электронную версию этого издания. 
 

08. Даниил Аль. «Основы драматургии»

 
Даниил Аль. «Основы драматургии»

 
«Драматургия, так же как и эпос, изображает исторические события и события современности, происходящие в определенной социальной общности. Но предмет изображения драматургии всегда конкретизирован. Произведение драматургическое создает образ конкретного социального конфликта. Разумеется, образ социального конфликта лежит также в основе произведений эпических, в основе, например, любого современного романа. Однако конфликт в драматургическом произведении выстраивается автором на принципиально иной основе. Речь идет о взаимоотношении между действиями героев и движением конфликта».
 

Это краткое учебное пособие по теории драмы хоть и написано для студентов института культуры, но пригодится также сценаристам и драматургам самого широкого профиля. В книге автор рассматривает специфические особенности драматургии как рода литературы, основные элементы композиции, построение конфликтов, действий, а также место героя в драматургическом произведении.
 

08. Christopher Booker. «The Seven Basic Plots: Why We Tell Stories»

 
Christopher Booker. «The Seven Basic Plots: Why We Tell Stories»

 
«At any given moment, right now, all over the world, hundreds of millions of people are engaged in what is one of the most common and familiar of all forms of human activity: the story. Reading stories, telling them, formally or informally, watching them on television, on DVDs, the computer, the stage, in movies, magazines, books, the newspapers. Our history books are largely made up of stories. The first historian, the Greek Herodotus, penned his work in the form of stories. The Bible is basically a storybook. Even much of our conversation is taken up with recounting the events of everyday life in the form of stories».
 

В англоязычной книге Кристофера Букера, название которой можно перевести как «Семь основных сюжетов: почему мы рассказываем истории», описывается семь базовых сюжетов, вошедших в основу большинства литературных произведений, историй и фильмов. Их можно лаконично обозначить следующим образом:

1) «Из грязи в князи» (например, «Золушка»);
2) «Приключение» («Одиссея», «Вокруг света за восемьдесят дней»);
3) «Туда и обратно» («Алиса в Зазеркалье»);
4) «Комедия» (романы Джейн Остин);
5) «Трагедия» («Гамлет», «Фауст»);
6) «Воскрешение» («Спящая красавица);
7) «Победа на чудовищем» («Дракула»).

Автор подробно описывает принципы построения, характеры героев и драматургические основы каждого из перечисленных типов.
 

09. Karl Iglesias. «Writing for emotional impact»


Karl Iglesias. «Writing for emotional impact»
 
 
«Structure, at its core, is simply about the form or shape of your story, how the events you’ve created to make up your story all fit together into a unified whole that arouses maximum emotion. Structure is the architecture, the design of your story. Just as a building can’t be built without architecture, a story can’t be built without structure. Story is what happens; structure is the way the story is told. Story is the creation; structure is the form into which the creation is poured. Using the skeleton analogy, it would be as if you explored every single bone and its purpose in the human body, and now it was time to put them all together to build the foundation of the human being, upon which you will hang the muscle, nerves, and skin of your story».
 

С помощью этого увлекательного англоязычного пособия вы не только научитесь следовать основным драматическим законам, но и вызывать у зрителей так называемый «Вау-эффект». В доступной пошаговой манере автор объясняет, как выйти за рамки сценарных основ и «посадить зрителя на крючок», спрятав глубокие эмоциональные переживания в скрипт фильма или сериала. В книге описано множество драматических уловок и методов, которые применяют в своей работе успешные сценаристы.
 

10. John Truby. «The Anatomy of Story: 22 Steps to Becoming a Master Storyteller»

 
John Truby. «The Anatomy of Story: 22 Steps to Becoming a Master Storyteller»

 
«A great story describes human beings going through an organic process. But it is also a living body unto itself. Even the simplest children’s story is made up of many parts, or subsystems, that connect with and feed off one another. Just as the human body is made up of the nervous system, the circulatory system, the skeleton, and so on, a story is made of subsystems like the characters, the plot, the revelations sequence, the story world, the moral argument, the symbol web, the scene weave, and symphonic dialogue».
 

Культовая книга одного из самых востребованных консультантов в истории киноиндустрии. В своем пособии Джон Труби опирается на множество источников по философии и мифологии, предлагая свежие приемы, методы и инструменты, которые помогут эффективно выстроить многогранное повествование вашей истории. Большой упор сделан на организации внутренней работы драматурга для того, чтобы исследовать свои ценности и постичь авторское мировоззрение. Книга рассчитана не только на сценаристов, но и на писателей и журналистов, пишущих в жанре нон-фикшн.
 

Бонус


В качестве бонуса предлагаем современное учебное пособие Елены Сазоновой «Теория драмы и основы сценарного мастерства», в котором кратно рассматриваются история и теория драмы, способы анализа драматических произведений, приводится словарь терминов и весьма полезный список литературы.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Популярное
    Практика

    Приемы: Голландский угол

    Заваливаем горизонт правильно: для чего в кино нужен голландский угол и почему им стоит пользоваться в меру

    • 11 июля
    • 3821
    Практика

    Как Люк Бессон снял блокбастер за 180 млн долларов, который не может провалиться

    Люк Бессон пошел в обход традиционной голливудской системы и профинансировал свой новый фантастический блокбастер по модели независимого кино. Вот как у него это получилось

    • 10 июля
    • 3307
    Техника

    Как две компании меняют будущее визуальных эффектов

    Хромакей и ротоскоп в скором времени отправятся на свалку истории, но в чем подвох?

    • 18 июля
    • 2287
    Практика

    5 незаменимых человек на съемках микробюджетного проекта

    Насколько большой должна быть команда и какие члены команды самые незаменимые на съемочной площадке — это, пожалуй, самые частые вопросы, которые задают люди, занимающиеся финансированием фильмов с предельно низким бюджетом

    • 21 июля
    • 2110
    Практика

    Как это снято: «Робокоп»

    Отмечаем тридцатилетие «Робокопа» Пола Верховена и разбираемся, как режиссеру, который не любит кинофантастику, удалось создать один из ярчайших образцов жанра. Сатира, натурализм, библейские темы и хитроумные спецэффекты – в фильме голландца и в нашем обзоре

    • 17 июля
    • 1888
    Обзоры

    10 великих неснятых фильмов

    Часто любопытнейшие кинопроекты в силу тех или иных причин не доходят до экрана. Вспоминаем несостоявшиеся картины, которые могли бы изменить историю кино: «Наполеон» Кубрика, советский фильм Антониони, «Мастер и Маргарита» Климова и многое другое

    • 15 июля
    • 1309