Обзоры

10 книг для создателей и фанатов хорроров

Сегодня мы собрали редкие издания по истории и теории создания фильмов ужасов, выпущенные специально для киноведов, сценаристов и поклонников жанра

  • 4 июля 2016
  • 3526
Евгений Белов

01. Дмитрий Комм. «Формулы страха: Введение в историю и теорию фильма ужасов»




 
 «Традиция фантастического и жуткого издавна существовала в южноевропейских странах, причем была не менее мощной, чем в Англии или Германии. Разница в том, что обнаруживалась она в большей степени не в литературе, а в визуальных искусствах — живописи, скульптуре, театре и так далее. Достаточно взглянуть на многие картины Караваджо или Гойи, увидеть скульптуры Бернини или послушать арию цыганки Азучены из «Трубадура» Верди, чтобы понять отличие этой традиции от страшных историй Северной и Центральной Европы. Если, читая сказки братьев Грим, сталкиваешься с людоедами и оборотнями, то, слушая арию «Stride la vampa!», ощущаешь жар костра, на котором сжигают женщину, мрачный восторг толпы, наслаждающейся этим зрелищем, и ярость, переполняющую душу героини».
 

Книга киноведа Дмитрия Комма является, пожалуй, лучшим изданием по истории и теории жанра «ужасы», из вышедших в настоящее время на русском языке. В книгу вошли материалы с курса лекций, читаемых автором на факультете свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета, а также из цикла статей, опубликованных в журнале «Искусство кино». Издание знакомит читателей с традициями фильмов ужасов и триллеров, созданных именитыми мастерами жанра, среди которых Альфред Хичкок, Уильям Кастл, Роджер Корман, Марио Бава, Дарио Ардженто, Джордж Ромеро, Брайан де Пальма и другие.
 

02. Альмира Усманова. «Визуальное (как) насилие»




 
«Фрагмент из статьи Эрика Тангерстада «Насилие — показанное и увиденное» про фильм Милчо Манчевски «Перед дождем»: «Без сомнения, визуальное насилие в этом фильме выдвигается на первый план. Фильм содержит не только много сцен, в которых людей застреливают насмерть, но также и сцены, в которых дети играют с огнем и кидают в огонь боеприпасы, что вызывает не менее тягостное ощущение насилия. Можно упомянуть эпизод с замедленной съемкой, в котором кота перерезает автоматная очередь, в качестве еще одного примера тому, как насилие в фильме делается визуальным. Я утверждаю, что своим фильмом Манчевски говорит о том, что знание не может соответствовать тому «миру действительности», который существует за пределами этого человеческого знания».
 


Сборник научных трудов, посвященных изучению феномена визуального насилия в медиа и кино. В книге собрано 17 статей, в которых авторы рассматривают множество важнейших тем: историю и технологию визуального насилия в кинематографе, способы его интерпретации и репрезентации в различных визуальных практиках (телевидении, анимации, классическом искусстве), роли медиасфер в порождении «насилия» и так далее. Издание будет интересно не только киноведам, но и всем, кто желает глубже разобраться в особенностях жанров «триллер», «хоррор», «ужасы» и их поджанрах. Несмотря на маленький тираж, книгу можно найти в сети в открытом доступе, так, например часть издания выложена на сайте Европейского гуманитарного университета.
 

03. Дэвида Скала. «Книга ужаса. История хоррора в кино»




 
«Жестокое мировоззрение развлекательных комиксов было развито такими художниками, как Джек Дэвис, Джонни Крейг и особенно «страшный» Грэхем Инглз, создатель «Наваждения страха». Инглз, выглядевший как «распутный Джон Кеннеди», создавал зловещие лица-карикатуры, напоминавшие о бытовых картинах ада Оноре Домье. Даже в относительно спокойных эпизодах инглзовские персонажи с заостренными чертами лица казались страдающими эпилепсией: слюни свисали мокрой паутиной из ртов, тела изгибались и скручивались, принимая самый неудобные позы из возможных. В инглзовских комиксах нет передышек от ужаса; да и другие его, внекомиксные, работы засасывают в водоворот кошмара, подобно «Крику» Эдварда Мунка».
 

Перевод книги «The Monster Show: A Cultural History of Horror» американского культуролога Дэвида Дж. Скала — настоящая находка для фанатов ужасов и хоррора, учитывая, что на русском языке подобные издания появляются крайне редко. В своем труде автор раскрывает связи между «индустрией страха» и великим социальным кризисом нашего времени, наделяя хорроры функцией поп-аналога сюрреализма и прочих художественных течений. И хотя некоторые проведенные им параллели кажутся, мягко говоря, странными (так, например, автор связывает эпидемию СПИДа с увлечением вампирами, а сюжеты про одержимых демонами детей с популяризацией противозачаточных таблеток и абортов), данную книгу можно вполне рассматривать в качестве пособия по изучению истории и теории фильмов ужасов.
 

04. Стивен Кинг. «Пляска смерти»



 
«Является ли ужас искусством? На этом втором уровне его проявление ничем иным быть просто не может; он становится искусством уже потому, что ищет нечто, лежащее за пределами искусства, нечто, предшествующее искусству; ищет то, что я бы назвал критической точкой фобии. Хорошая страшная история ведет вас в танце к самым основам вашего существования и находит тайную дверь, которая, как вам кажется, никому не известна, но вы-то о ней знаете; Альбер Камю и Билли Джоэл указывали, что Чужак заставляет нас нервничать… Но в глубине души нас тешит возможность встретиться с ним лицом к лицу».
 

Под жуткой обложкой скрываются довольно безобидные размышления «Короля ужасов» о феномене его излюбленного жанра. Книга построена на прочитанном в университете курсе лекций «Особенности литературы о сверхъестественном», кроме того, в нее вошли мысли Кинга о развитии ужасов в кино, на телевидении и радио. В легкой автобиографичной манере Стивен Кинг описывает все самые важные моменты из жизни, а также произведения и их создателей, повлиявшие на его творчество. По сути, книга стала для автора «Окончательным Вердиктом по делу об ужасах», к которому Кинг отсылает всех тех, кто желает узнать его «официальное мнение» о жанре.
 

05. Kendall R. Phillips. «Projected Fears: Horror Films and American Culture»




 
«The hypothesis that horror films attain popularity in times of cultural upheaval gains a great deal of credence from the rise of the horror film in the early 1930s. Dracula emerged onto the American screen just twelve years after the First World War, just three years after the stock market crash of 1929, and in the midst of the rise of fascism in central Europe, Communism in the East, and rampant anti-Semitism throughout the Western world. The America of 1931 was in the midst of one of its grimmest periods».
 

Автор книги разбирает феномен фильмов ужасов на примере десяти культовых кинокартин: «Дракула», «Психо», «Молчание ягнят», «Ночь живых мертвецов», «Крик» и других. Проследив историю производства, изучив реакцию зрителей и вклад каждого фильма в мировую культуру, Кендалл Филлипс предлагает новый подход в осмыслении популярности и притягательности хорроров, в которых, по его словам, находят отражение наши культурные и индивидуальные страхи. Автор пытается выяснить, почему этим 10 фильмам, разным по стилистике и тематике, так или иначе удалось напугать миллионы кинозрителей.
 

06. Stephen Prince. «Classical Film Violence: Designing and Regulating Brutality in Hollywood Cinema, 1930–1968»




 
«In its efforts to keep the violence in American cinema to a safe level, one that would not incite action by regional censor boards, the Production Code Administration (PCA) focused much of its energy on what may be termed a quantitative initiative. It tried to lower the number of violent acts that were proposed for filming in the screenplays that it reviewed. The agency regularly advised filmmakers and studio liaisons to reduce the incidence of shootings or beatings, or to lessen their severity, and it was typically quite exacting in its recommendations. The script for Nicholas Ray’s Party Girl (1958), for example, contained a scene in which a gang boss clubs to death one of his underlings. The agency objected to the number of blows administered during the beating. “Salvi should be struck no more than two blows, preferably out of frame. The business of Sanangelo swinging again and again is absolutely unnecessary and unacceptable”».
 

Это первая книга, где показана взаимосвязь между эстетикой и цензурой насилия в классических голливудских фильмах, снятых в период с 1930 по 1968 годы, когда режиссеры были обязаны утверждать свои сценарии с Production Code Administration (PCA). Стивен Принц рассказывает о том, на какие уловки шли голливудские кинематографисты, чтобы «протащить» ту или иную сцену насилия, и как они «раздвигали границы» изображения, манипулируя PCA. Выбор ракурса, особенности монтажа, звуковые решения — все это возникало в ответ на нормативные ограничения государственных цензоров. Автор показывает, каким образом цензура повлияла на историю визуального насилия, какой след на изображении и звуке оставила деятельность PCA, и какие приемы переняли современные хорроры из ранних фильмов.
 

07. Joan Hawkins. «Cutting Edge. Art-Horror and the Horrific Avant-garde»




 
«Where separate genre and subgenre heading are given, the only labels that apply are the labels important to the fans who purchase tapes. European art and experimental film titles are woven throughout catalog listings and may be found under the heading «Science Fiction», «Horror», «Barbara Steele», «Christopher Lee», «Exploitation», «Weird Westerns», and «Juvenile Schlock». Where art films are bracketed off, they are often described in terms that most film historians would take pains to avoid. Instead of presenting Pier Paolo Pasolini’s Salò (1975) as a work that explicitly links «fascism and sadism, sexual license [sic] and oppression», as the Encyclopedia of European Cinema does, Mondo simply notes that the film «left audiences gagging».
 

В своей книге Джоан Хокинс рассматривает эстетику треша и хоррора в авангардной культуре 1960-х и 1970-х годов. Особое внимание уделяется таким малоизученным явлениям как культура домашнего просмотра ужасов, каталоги, видеоколлекции, фэнзины и прочие источники привлечения зрителей к трансгрессивному кино. В качестве примеров автор использует работы Жоржа Франжю, Майкла и Роберта Файндлей, Топа Браунинга, Йоко Оно, Энди Уорхола и других известных режиссеров и художников-авангардистов, которые эксплуатировали одни и те же образы и темы в своих фильмах ужасов, размывая традиционные различия между «высокой» и «низкой» культурой.
 

08. Peter Hutchings. «Historical Dictionary of Horror Cinema»




 
«ITALIAN HORROR. Italian horror cinema has a well-earned reputation for excess, be this stylistic excess or excessive violence or gore. It has also sometimes been accused of being imitative of films produced elsewhere. However, even the most obvious Italian rip-offs of American successes often have a distinctive identity of their own, and at its best Italian horror has made a major contribution to the development of the horror genre. In particular, it has perfected a provocative and assaultive type of horror that has often fallen foul of censors but which has also attracted a devoted fan following».
 

Настоящая находка, очень полезный словарь, который должен быть у каждого поклонника хорроров. В книге прослеживается развитие жанра ужасов от начала XX века до наших дней благодаря хронологии, библиографии и сотне перекрестных ссылок на статьи. В словарь попали все главные злодеи фильмов (чудовища, вампиры, оборотни, мумии, зомби, призраки, серийные убийцы и так далее), персоналии режиссеров, сценаристов, продюсеров, актеров, операторов, гримеров, специалистов по визуальным эффектам и даже композиторов, повлиявших на этот жанр. Кроме того, в словаре вы найдете информацию о различных национальных традициях и популярных в фильмах ужасов темах.
 

09. Brigid Cherry. «Horror»




 
«Horror cinema, on the other hand, has always appeared to be rather more flexible and adaptable in its encompassing of the cultural moment, giving scope for filmmakers to encode changing socio-cultural concerns with ease. In fact, since fear is central to horror cinema, issues such as social upheaval, anxieties about natural and manmade disasters, conflicts and wars, crime and violence, can all contribute to the genre’s continuation. Since horror films tap into the cultural moment by encoding the anxieties of the moment into their depictions of monstrosity, there is an endless flow of material to ‘inspire’ horror filmmakers».
 

Путеводитель по жанру «хоррор», в котором раскрываются основные стилистические приемы создания чувства ужаса и отвращения у зрителя. Автор книги делает обзор фильмов ужасов, снятых в разное время, а также исследует их роль в развитии общества и культуры. Один из разделов книги посвящен очень важной проблеме классификации хорроров, где автор выделяет в качестве поджанров «Готические фильмы», «Сверхъестественные, оккультные и фильмы про призраков», «Психологические хорроры», «Фильмы про монстров», «Слэшеры», «Сплаттеры» и «Эксплуатационное кино».
 

10. Denis Meikle. «A History of Horrors: The Rise and Fall of the House of Hammer»




 
«Carreras thought he had bought a film company. He had not—he had bought a corporate identity for a very specific product, and anything that deviated from that went against the expectations of the public and of any prospective financiers. Hammer Films had been turned into a Frankenstein monster of its own making, and when returns began to percolate through from the releases of the last three Gothic horrors, it soon became clear that not only did the public not want anything new from Hammer, they did not seem to want anything at all».
 

В книге рассказывается захватывающая история небольшой британской независимой кинокомпании Hammer Film Productions, очень сильно повлиявшей на легализацию хоррора как жанра. От готической элегантности «Проклятия Франкенштейна» и «Дракулы» до насильственной «секс-плуатации» «Вампиров-любовников» и «Доктора Джекилла и сестры Хайд» — студия Hammer повлияла на целое поколение фанатов фильмов ужасов и навсегда увековечила свое имя термином «Hammer Horror», вошедшим в общепринятый лексикон. Если вы ничего не знали о британском хорроре, эта книга поможет вам восполнить пробел.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее