Главная / Практика / Кино за бутерброд, или Можно ли пробиться в Голливуд

Кино за бутерброд, или Можно ли пробиться в Голливуд

Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров

Помню, как мне нравилось проводить лето у бабушки в Ставрополе. Я брал с собой отцовскую VHS-камеру, и мы с ребятами погружались в процесс кинопроизводства. Конечно, мы тогда ничего не знали, и наша киношкола ограничивалась просмотром фильмов со Шварценеггером и Сталлоне (первый, кстати, в итоге попал ко мне в объектив спустя 25 лет).
 

Пробиться можно, главное — желание, навыки и, конечно же, удача.

Мой приятель писал сценарий боевика, рисовал постер и был актером, а я все это снимал и делал спецэффекты (пиротехнику нам заменяли петарды). Снимали мы по наитию и так, как нам тогда казалось правильно. Прошло 25 лет, сейчас я снимаю игровое кино в Голливуде, но ничего серьезно не изменилось.

Егор Поволоцкий на съемках / Фото: предоставлено автором
Егор Поволоцкий на съемках / Фото: предоставлено автором 

Однажды на русской площадке одного очень известного фильма я услышал от фокус-пуллера очень известного русского оператора такие слова: «Работал я в Америке. Они тратят так много денег на производство — у них есть отдельный человек который бегает за пленкой в грузовик». Эти слова очень надолго засели в моей голове и, наверное, определили мое будущее.

За последние 10 лет с развитием киноиндустрии и по мере того, как съемочное оборудование стало доступнее, резко возросло количество киношкол. Пять самых известных в Лос-Анджелесе — AFI, Los Angeles Film School, USC (отделения), UCLA (отделения) и NYFA. В последней я заканчивал магистратуру по специальности оператор-постановщик.
 

Где учиться и так ли важна удача

В России я начинал карьеру в кино как фотограф и и видеооператор бекстейджа, снимал для Российской ассоциации мотоциклистов (не путать с организацией Хирурга). Ее президент Саша Кисель пригласил меня сделать пару снимков, а в итоге я попал на площадку к Илье Хотиненко. С тех пор я в течение трех лет работал со многими компаниями, в том числе «Нон-Стоп Продакшн».

Мы живем в интересное время, кино кардинально меняется.

Как-то раз продюсер Анна Куранова предложила мне выступить оператором-постановщиком на ее следующем проекте. Я отказался — слишком ответственная должность и академического образования по операторскому мастерству у меня не было. Решил поступать в киношколу. Выбирал между Лондоном, Лодзем (в Польше) и NYFA.

Кампус отделения  NYFA в Лос-Анджелесе / Фото: New York film academy
Кампус отделения  NYFA в Лос-Анджелесе / Фото: New York film academy

Заканчивая академию, я особо ни на что не рассчитывал. Думал, пробиться очень сложно, ведь в США каждый второй снимает кино. Собирался назад, но сразу после выпуска я получил приглашение стать оператором-постановщиком на своем первом полнометражном фильме «Bornless Ones». С этого все и началось.
 

Трейлер фильма «Нерожденные» (2016)

На данный момент у меня за плечами 10 полнометражных картин, около 70 коротких метров, четыре операторские награды, агент, публикация в журнале об операторском мастерстве «American Cinematographer» в колонке Rising Stars of Cinematography, а также рил с приличным количеством известных лиц.

Благодаря школе у меня появился опыт работы с ультранизким бюджетом (от 0 до 300.000$). В процессе учебы я снял 12 коротких метров, причем пытался работать с доступными бюджетами, то есть, фактически, за бутерброд. Вместо фростов ходил за упаковочной бумагой в ближайшую «Икею». А сейчас снимаю фильмы с голливудскими звездами, через несколько недель начинаю картину, которую будем снимать в декорациях Warner Bros.

Егор Поволоцкий на съемках короткометражного фильма «As we say goodbye» / Фото: предоставлено автором
Егор Поволоцкий на съемках короткометражного фильма «As we say goodbye» / Фото: предоставлено автором 

Пробиться можно, главное — желание, навыки и, конечно же, удача. Здесь очень много людей, которые плохо разбираются в том, что они делают, и шанс попасть в струю всегда есть.
 

Как ориентироваться в новых условиях

Как я уже говорил, за последние 10 лет в индустрии очень много изменилось — большие студии предпочитают не вкладывать сотни миллионов в производство фильмов, акцентируя внимание на франшизах. К примеру «12 лет рабства» был независимым проектом, который профинансировал Брэд Питт. И только после его купили Fox и Lionsgate. Спросите почему? Есть несколько причин.
 

Каждый год киноакадемии западной Америки выпускают сотни тысяч творцов, и многие из них действительно талантливые, решительные, готовые работать за бутерброд.

С доступностью кинопроизводства увеличилось количество фильммейкеров, на рынок стало поступать огромное количество фильмов, появились компании, предоставляющие стриминг-услуги (Netflix, Amazon), позволяющие смотреть фильмы у себя на диване, а несколько лет назад Netflix начал создавать свой оригинальный контент. Раньше поход в кино был крайне романтизирован: на ум сразу же приходили места для поцелуев, свидания, дни рождения, встречи друзей. Сейчас же все больше людей предпочитают оставаться дома, смотря любимый сериал или новый фильм у себя на диване.

Егор Поволоцкий на съемках / Фото: предоставлено автором
Егор Поволоцкий на съемках / Фото: предоставлено автором 

Мы живем в интересное время, кино кардинально меняется. Мало кто осознает, что Китай, к примеру, составляет большую часть мировых сборов, причем часто все сводится к стримингу. Год назад я смотрел «Чужой: Завет» в кинотеатре и не понимал, почему актеры так плохо играют, картинка нарочито цифровая, а формат — 16х9. Мой приятель, как я потом выяснил, смотрел фильм в таком же качестве. «Завет» снимался с расчетом на продажи в Китай. Сразу все встало на свои места — в Китае большинство смотрят фильмы на телефонах, отсюда и крайне резкая картинка, телефонный формат, и я уже не говорю о дырах в логике персонажей и сюжете.

Кино стало продуктом, и мало кто заботится о творческой составляющей. Да, пару раз в год выходят настоящие картины, но они проваливаются в прокате, чего стоит последний «Бегущий по лезвию». Прибыль диктует качество производства и новый подход к кино. Каждый год киноакадемии западной Америки выпускают сотни тысяч творцов, и многие из них действительно талантливые, решительные, готовые работать за бутерброд.

К примеру, в конце 2017 я присоединился к команде фильма с Джоном Кьюсаком, бюджет этого фильма составлял два миллиона долларов. Тогда выбирали между Линусом Сандгеном («Афера по-американски», «Ла-Ла Ленд») и мной. Естественно, мой гонорар меньше, чем у Линуса, что и стало решающим фактором.

Егор Поволоцкий на съемках / Фото: предоставлено автором
Егор Поволоцкий на съемках / Фото: предоставлено автором 

Меняется и подход к визуальному повествованию — великолепный широкий план заката утратит детали на новеньком китайском айфоне, визуальные арки больше ощущаются на крупных планах, монтаж становится выразительнее чтобы зритель не заскучал. Погрузить зрителя в историю уже намного сложнее, ведь он не сидит в кинотеатре перед большим экраном со звуком Dolby 5.1. Это не плохо, просто по-другому. Тонкое визуальное искусство сменяется современным стремительным.

Операторы высшей лиги, вроде Роджера Дикинса и Януша Камински, очень скоро уступят дорогу молодым — они просто не смогут конкурировать с их гонорарами. Свой бутерброд съест тот, кто вовремя поймает волну, успеет перестроиться и приспособиться к «появлению звука в немом кино». Это происходит сейчас в США, скоро придет и в Россию.
 

  Егор Поволоцкий

Оператор

Бывший фотокорреспондент ИТАР-ТАСС, выпускник New York Film Academy, работал над фильмами «Золотая пыль», «Культура страха» и «River Runs Red».
 

 

 


 Обложка: Егор Поволоцкий / Kevin Kim

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x