Практика

Мастер: Кристофер Нолан

Ажиотаж вокруг «Дюнкерка» лишний раз доказал, что Кристофер Нолан сегодня — один из самых важных режиссеров. Наш видеообзор — о том, что делает его творческий почерк уникальным: от экспериментов с драматургией и манипуляций со временем до визуального стиля и спецэффектов

  • 28 июля
  • 2688
Павел Орлов


Кристофер Нолан — один из ключевых режиссеров современности, выдающийся иллюзионист экрана, создатель феномена «интеллектуального блокбастера», а по мнению наиболее ярых фанатов — и вовсе кинематографический гений. Он прошел путь от микробюджетных независимых фильмов, сделанных «на коленке», до самых дорогих и масштабных картин в истории кино. Он вдохнул новую жизнь в жанр кинокомикса, привнес в него долю серьезности, и преобразил большие голливудские постановки смелыми экспериментами с драматургией. Фильмография Нолана многообразна, однако авторство любой его ленты опознается моментально. Разберемся почему — что составляет уникальный режиссерский почерк Кристофера Нолана и что делает каждый его фильм событием в мире кино.
 

Драматургия: нелинейность и твисты


Кадр из фильма «Преследование»Кадр из фильма «Преследование» (1998)

Именно с драматургией связана самая характерная черта кинематографа Нолана. Его фильмы часто называют «интеллектуальными блокбастерами», потому что его сюжеты — это своего рода головоломки, требующие во время просмотра не столько сопереживать, сколько размышлять, решать задачи. Во-вторых, его истории нелинейны, то есть события на экране разворачиваются не в хронологическом порядке, а в том, который необходим для реализации авторского замысла.

Основное действие у Нолана всегда разбавляется флэшбеками, флэшфорвардами, воспоминаниями или снами. Например, уже в дебютном «Преследовании» повествование строится по принципу мозаики — из эпизодов, происходящих в разное время, постепенно складывается общая картина. Это помогает создать интригу и выявить неоднозначность героев.

Самый же сложный в плане драматургии фильм Нолана — «Помни». Одна история здесь раскрывается двумя чередующимися линиями — последовательной и реверсивной. Так автор хотел заставить зрителя ощутить себя на месте главного героя — больного сложной формой амнезии.

Кадр из фильма «Помни» (2000)Кадр из фильма «Помни» (2000)

Страсть к нелинейности определяет несколько других особенностей нолановской драматургии. Его картины, как правило, открываются эффектной сценой из середины или из конца повествования. Так режиссер создает напряжение, интригу, ощущение загадки и предвкушение увлекательной истории. Интересно, что открывающие кадры обычно повторяются потом, но в контексте они воспринимаются зрителем уже иначе.

Не менее загадочным, чем начало, часто бывает и конец. Нолан любит неожиданные финальные твисты, меняющие наш взгляд на всю историю, а также открытые финалы, оставляющие зрителя в неопределенности по поводу дальнейшей судьбы героев.

Еще одна драматургическая особенность — использование закадрового голоса рассказчика. Повествование или ведется от лица одного из героев, или периодически комментируется. Это придает истории субъективность, наполняет ее личной интонацией, задает определенную точку зрения на события и, как итог, сближает героя со зрителем.
 

Сюжеты: дуализм и время


Продолжая тему драматургии, посмотрим на сюжетные мотивы, регулярно повторяющиеся в творчестве Нолана. Начнем с мотива дуализма человеческой природы.

Многие персонажи у Нолана не те, кем кажутся изначально. Герои под давлением внешних обстоятельств, из-за психического расстройства или по мере нашего с ними знакомства становятся антигероями, жертвы превращаются в злодеев и наоборот. Внутренний конфликт персонажей Нолана часто связан с темой потери близкого человека: родителей, возлюбленных или детей. Соответственно, побудительным мотивом к действию служит жажда мести, как в «Помни», или желание преодолеть расставание, как в «Начале» или в «Интерстелларе».

Кадр из фильма «Престиж» (2006)Кадр из фильма «Престиж» (2006)

Но, пожалуй, ключевая тема, волнующая Нолана — это время. Например, в «Престиже» его герой пытается обмануть время с помощью науки. В «Начале» время замедляется по мере погружения героев на все более глубокие уровни сна. В «Дюнкерке» действие разворачивается параллельно в трех временных границах. В «Помни» для главного героя времени не существует, потому что не существует памяти. А в «Интерстелларе» время меняет скорость течения согласно законам теории относительности, а в итоге и вовсе преодолевается героем. Возможно, именно эта тема и определяет страсть Нолана к нелинейной драматургии, как к способу манипуляции временем.
 

Параллельный монтаж


С темой времени тесно связан любимый монтажный прием Нолана — параллельный монтаж. Режиссер виртуозно работает с этой старейшей кинематографической техникой. Она предполагает одновременное развитие на экране нескольких сюжетных линий. Как правило, к подобному решению режиссер прибегает в кульминационные моменты, подчеркивая взаимосвязь событий и взаимоусиливая эмоциональное звучание сцен. Яркими примерами могут служить кульминационные эпизоды «Престижа», «Интерстеллара» и «Начала».
 

«Помни» и «Дюнкерк», по сути, целиком решены в сложных формах параллельного монтажа. В «Помни» двадцать два эпизода не просто чередуются, но и развиваются в разных направлениях: от начала к концу и от конца к началу. В «Дюнкерке» перемежаются три сюжетные линии, причем события каждой имеют свой хронометраж: неделю, день и час.
 

Визуальный стиль: цвет и пленка


Нолан тяготеет к созданию реалистичного изобразительного ряда, считая, что стиль должен присутствовать, но излишняя стилизация будет отвлекать от повествования. Потому некоторые особенно выразительные техники используются, но очень умеренно. Например, вовлечению зрителя в действие помогает дозированное использование съемки с рук и субъективная камера, то есть когда мы видим происходящее как бы от лица одного из героев. Периодически, подобно своему любимому режиссеру Стэнли Кубрику, Нолан прибегает к построению симметричных композиций, подчеркивающих масштабность, величественность. Но, опять же, делает это относительно скромно. Еще один способ выявить масштаб — общие заявочные планы, поражающие своей живописностью.

Вообще, у Нолана локации делятся на два основных типа: крупные мегаполисы и дикие экзотические места. В поиске локаций для режиссера не существует ограничений. Например, «Начало» снималось преимущественно на натуре в трех десятках мест в шести странах на четырех континентах. Впрочем, иногда режиссер и вовсе выходит за пределы Земли, а местом действия становятся другие планеты и бескрайнее космическое пространство.

Кадр из фильма «Начало» (2010)Кадр из фильма «Начало» (2010)

Широко известно, что Нолан дальтоник — он не различает зеленый и красный, и эти цвета действительно не играют большую роль в его картинах. Режиссер предпочитает создавать цветовые решения, тяготеющие к монохрому. Например, в «Начале» доминирование той или иной палитры помогает визуально отделить различные уровни сна: синяя палитра, желтая и белая. По схожему принципу разделяются линии в «Помни»: черно-белая — это последовательная, а цветная (с доминированием синего и желтого) — реверсивная.

Кадр из фильма «Начало» (2010)Кадр из фильма «Начало» (2010)

Наконец, еще одна важная черта Нолана в работе с изображением — он остается убежденным приверженцем работы с пленочными носителями. Режиссер объясняет отказ от использования цифровых камер так: «Я в восторге от любого технического нововведения, но оно должно полностью затмевать то, что было создано ранее. Пленку пока ничто заменить не может». Причем последние картины, в том числе «Дюнкерк», «Интерстеллар» и «Начало», Нолан снял в 70-мм формате, что, конечно же, помогло усилить эпический дух этих лент.
 

Спецэффекты


Большинство фильмов Нолана — это бесчисленное количество спецэффектов. Но, как и в случае пленки, режиссер остается приверженцем классических технологий. То есть все, что можно сделать практическими эффектами, делается с их помощью, а графика используется насколько это возможно по минимуму. Так Нолан стремится обеспечить наибольшую достоверность и убедительность экранного действия.

Ярким примером синтеза практических и визуальных эффектов можно назвать знаменитый эпизод с поездом из «Начала». Поезд в самом деле катали по кварталам Лос-Анджелеса, только это был тягач с трейлером, закрытый корпусом из оргстекла и отдельных железных элементов. С помощью графики были заменены только автомобильные шины на железнодорожные колеса, а также сделаны разломы асфальта, оставляемые поездом при движении. Результат — мастерская и абсолютно правдоподобная иллюзия.
 

Какие еще особенности режиссерского стиля Кристофера Нолана кажутся вам интересными и уникальными? Пишите в комментариях и до встречи на tvkinoradio.ru.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Yelena YK Москва
    Здравствуйте! Я где-то видела, что он режиссирует в деловых костюмах.  
    Развернуть

    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее