Репортаж

​Дневник Московского Международного кинофестиваля: День последний

Никита Михалков оправдывается за весь оргкомитет перед журналистами, японцы побеждают, «безграмотная» Германика, журналисты под дождём и другие подробности десятого дня ММКФ

  • 1 июля 2014
  • 336
Родион Чемонин

Каждый день автор tvkinoradio.ru Родион Чемонин работает на ММКФ, не щадя живота своего, и докладывает вам поминутно, что происходит на главном российском международном кинофестивале.

Смотрите также:
Четверг, 19 июня. День первый
Пятница, 20 июня. День второй
Суббота, 21 июня. День третий
Воскресенье, 22 июня. День четвертый
Понедельник, 23 июня. День пятый
Вторник, 24 июня. День шестой
Среда, 25 июня. День седьмой
Четверг, 26 июня. День восьмой
Пятница, 27 июня. День девятый

Суббота, 28 июня. День последний.
 
23:35
Что я и делаю.
 
 
21:00
«36 Московский Международный кинофестиваль объявляется закрытым», - объявляют со сцены президент фестиваля Никита Михалков и теперь уже бывший глава жюри Глеб Панфилов. Все начинают сновать туда-сюда, задавая главный вопрос: поедет ли кто на after party. Я впервые за все годы отказываюсь напрочь: холодно, дождь, я дико устал. И вообще, больше всего сейчас хочется удобно усесться, посмотреть во второй раз «Планету обезьян: Революция», после чего поехать домой и проспать там столько, чтобы искупить все бессонные, но счастливые ночи.
 
 
19:40
Лучший режиссёр – Валерия Гай Германика. «Круто! Класс!» - говорит Лера и убегает за кулисы. «Что она сказала?» - переспрашиваю я коллегу, даму средних лет. «Что… Безграмотная она, вот что она сказала», - говорит журналистка и что-то записывает в блокнот. Я тем временем за неимением интернета в «Пушкинском» строчу смски, чтобы их передавали в твиттер tvkinoradio.ru.

Фото: Елена Горбачева 
 
19:00
Начало церемонии. Не без балета, «Летят журавли», Казарновской и прочих обязательных элементов программы. Почти каждое объявление лауреата в стане журналистов сопровождается чертыханием и матом, почти никто не видел ни японского «Моего мужчину», получившего две награды, включая за «Лучший фильм», ни украинского «Брата…», считающегося главной политической лентой. 
 
 
17:30
Кинотеатр «Пушкинский», он же «Россия». Красная дорожка. Идёт дождь. Теле- и фотооператоры мокнут ещё с 4-х часов. Зрителей за ограждением, где обычно стоит специально обученная группа поддержки, практически нет. Я хочу пронести кофе из закусочной фотографу Горбачёвой, но мне не разрешают. Одно хорошо: звёзды пошли по дорожке раньше, идут они быстрее, позируют отчаянно и быстро, что, внезапно, делает их лучше, красивее и интересней. Журналистов быстрее пропускают внутрь кинотеатра: видимо, подействовали жалобы на брифинге. Тут же в ход идёт всё спиртное, продающееся в фойе, гораздо активнее, чем бесплатное пиво.
 
 
13:25
Михалков рассказывает анекдот:
 
Я не против мата. Я сам матершинник. Но есть люди, которые этого не приемлют. Вот я вспоминаю историю. Жена актёра Авдюшко – Лариса, замечательный гримёр, нежная, красивая, трогательная. Представьте: лето, весна, сиреневый закат, только что прошёл дождик. Она в туфельках на коже, лёгкая, хорошая одетая, выходит из Большого театра, буквально подлетает к троллейбусной остановке, останавливается троллейбус. В нём сидят не больше 15 человек, интеллигенты, бабушка с внучкой, человек в очках, все благостные, тихие. Лариса входит, берётся за поручень, и её бьёт током. И она на весь троллейбус: «*?%;№»*^%$;мать!» И все пассажиры смотрят на неё: вбегает красивая романтичная девушка и ни с того ни с сего орёт матом. Никто же не знает, что её ударило током. Лариса рассказывает: «Я встала где-то, чтобы меня никто не видел, еду я вся пунцовая. Ничего не могу объяснить людям, но спиной чувствую, что все обо мне сейчас подумают. И жду следующей остановки, чтобы ещё кого-нибудь шарахнуло. И вот остановка, но никого не бьёт током!» И ей пришлось выйти.

Фото: Елена Горбачева 
 
13:00
Традиционный брифинг Михалкова оказался самым беспомощным из всех, на которых мне приходилось быть за всё время. Раньше режиссёр бравировал, давил психологически и называл несогласных с тем, что ММКФ – главный фестиваль планеты, чуть ли не дураками. Сегодня он просит прощения за то, что пресса чувствует себя неуютно и неудобно («нет возможностей устроить трансляцию закрытия фестиваля»), за программу, в которой нет шедевров («виноваты санкции»), просит понимания, что не в звёздах дело (опять же санкции), а дело в настоящих кинематографистах. Он по-прежнему повторяет, как карму, то, что нельзя отказываться от статуса «фестиваля категории А», от «девственности» основного конкурса, особенно когда есть такая шикарные внеконкурсные программы. И опять из года в год рассказывает о примере своего председательства на МКФ в Пекине¸ когда он был потрясён тем, что абсолютно все фильмы были шедеврами, но, как он потом узнал, все они были уже где-то награждены. В общем, Михалков говорит всё то же, что и год, и два, и пять лет назад, но впервые с интонацией человека, просящего прощения.
 
Хотя началось всё со злого напора по поводу тех, кто позволяет «мерзавить» фестиваль. Главной провокацией оказалась шутка про «30 рублей за кипяток». «Человека уволили из-за этого. Не доглядели. Потому что это пятно на репутации фестиваля, когда появляются заголовки “Московский кинофестиваль зарабатывает на кипятке”», - возмущается Никита Сергеевич, в то время как автор шутки, журналистка Катерина Барабаш пытается оправдаться: «Я не хотела крови. Ведь это всего лишь шутка!». «В другой раз будут умнее. За каждым ляпом стоит конкретный человек», - отвечает президент фестиваля.
 
 
11:15
Пётр Шепотинник в качестве ведущего вручения первых наград: у нас очень много дел сегодня, поэтому давайте побыстрее всё проведём. «Побыстрее» – это когда Фёдор Бондарчук как продюсер фильма Валерии Германики не успевает спуститься со сцены, как его вызывают снова за очередным призом. Сам Бондарчук просит прощения за то, что режиссёр не приехала за призами, так как «Лера слегка приболела», но есть хорошие новости: с сегодняшнего дня новый фильм Германики можно увидеть  в нескольких кинотеатрах Москвы. В связи с прокатом «Да и Да» в столице возникает много вопросов. В частности, если он будет идти без купюр всего три дня, то значит ли это, что с 1 июля его нельзя будет увидеть вообще? Или прокатная копия изменится на версию, где все два часа вместо звука можно будет слышать один лишь килогерц (за исключением песни Самойлова)? Или порежут, и получится 5-минутный фильм про то, как актриса Агния Кузнецова решила проверить тетрадки, взяла да и спалила всё к чертям?
 
 
10:35
В буфете пресс-центра какая-то большая женщина громко по телефону перечисляет первых лауреатов от кинокритики ММКФ, которых, по идее, должны огласить только через полчаса. Без сюрпризов, тем более, если знать, что «Приз зрительских симпатий» и мнение Федерации киноклубов России каждый день вывешиваются для всеобщего обозрения. Пишу sms Владимиру Тумаеву: мол, вы где, без вас не начнут. Но он уже на месте: ему позвонили вчера из оргкомитета, попросили приехать на вручение. Как и всем остальным, но, судя по кворуму, то ли дозвонились не всем, то ли прийти решили немногие. Как пошутила член жюри сети по продвижению азиатского кино NETPAC, вероятно, во всё виноват ночной показ Джейлана.

Фото: Елена Горбачева
 
01:00
Вероятно, организаторы ММКФ решили вконец добить киноманов в последний день фестиваля и поставили почти четырёхчасовой фильм Джейлана «Зимняя спячка», обладателя «Золотой пальмовой ветви - 2014» в Канн. В этом могло бы скрываться неповторимое очарование и забота о людях, если бы не то, то утром начинаются первые награждения первых победителей, и мой ноутбук отчаянно вопит о том, что его аккумулятор вот-вот сдохнет. А так как зарядка дома, то придётся забыть о ночном Джейлане и устроить свою собственную спячку. 

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также