Слова

​«Для драматического актёра не должно быть понятия “зона комфорта”»

Актёр Майкл Фассбендер рассказал tvkinoradio.ru о своей роли в фильме «Люди Икс: Дни минувшего будущего», трудно ли быть разноплановым артистом и каково это: сидеть в тюрьме Пентагона

  • 19 мая 2014
  • 664
Родион Чемонин

Если вы не знакомы со вселенной «икс-мен», то, говоря просто, новый фильм «Люди Икс: Дни минувшего будущего» повествует о нескольких поколениях мутантов, путешествующих во времени. В то время как в 70-х годах учёный Траск (Питер Динклейдж) создаёт роботов-«стражей» для борьбы с мутантами, два противника — Магнето (Майкл Фассбендер играет молодого Магнето, Иэн МакКеллен — в преклонном возрасте) и профессор Чарльз Ксавьер (Джеймс МакЭвой и Патрик Стюарт, соответственно) в разных временных пространствах ведут борьбу за самовыживание.
 
Чтобы представить новую киносерию «Людей Икс», которая на одном из российских интернет-ресурсов набрала наибольшее количество баллов в рейтинге «самых ожидаемых фильмов года», в Москву прибыл актёр Майкл Фассбендер. Во франшизе он относительно недавно: он вошёл во вселенную «Людей Икс» в 2011 году, сыграв «плохого» мутанта Магнето в молодости. Благодаря своим ролям в таких фильмах, как «12 лет рабства», «Голод», «Стыд», «Бесславные ублюдки», «300 спартанцев» и других фестивальных и коммерческих хитах, ирландский актёр немецкого происхождения сегодня является одним из самых востребованных артистов мира. Мы спросили Майкла об актёрском и человеческом комфорте при работе в таком гигантском проекте, как «Люди Икс: Дни минувшего будущего», также он ответил на другие вопросы, заданные ему на пресс-конференции.


 
— Майкл, вы настолько универсальный актёр, что можете сыграть не только Иэна МакКелена в юности, но и, при желании, молодого Питера Динклейджа. В этом фильме ваш персонаж впервые оказался в некомфортных условиях, в тюрьме Пентагона. Кажется, это впервые в вашей карьере…
— Думаю, что я уловил суть вашего вопроса. Вы о разноплановости ролей, о различных ролях, которые мне пришлось сыграть?
 
— Примерно так.
— Конечно, это трудность, с которой приходится стакиваться. Но здесь надо помнить о том, что есть граница, которую может сделать один человек лично. Ему нужно понять пределы собственных возможностей, свои лимиты, ну и, если получится, их расширить. Но, в целом, мне нравится обнаруживать для себя новых героев, преследовать их, вживаться.
 
— В «12 лет рабства» вы играли плантатора, а здесь, наоборот, вы сидите в стеклянной клетке, я это имею в виду.
— Я не хочу повторять один и тот же образ, быть в разных картинах в так называемой «зоне комфорта». И здесь не только дело в тюрьме Пентагона. Мне хочется немножко выходить за пределы себя, удивлять самого себя и аудиторию, правильно передавать идею режиссёра и сценариста. Вот это были точки интереса, которые помогли мне подавить какие-то страхи, какие-то собственные ограничения при попытке вжиться в ту или иную роль.
 


— Как вы готовились играть молодого сэра Иэна МакКеллена?
— Я много работал с его голосом и манерами. Мы не так много общались до съёмок фильма, но я видел видео, где он читал лекцию на семинаре, посвящённом тому, как работать c произведениями Шекспира. Я пересматривал этот материал снова и снова, и это мне помогло.
 
— А как вам работалось с Джеймсом МакЭвоем два фильма подряд?
— Этот парень пытался постоянно поставить меня на место (смеётся). Шучу, конечно. Работа с ним — это ещё доказательство в пользу того, что сценарий был великолепно структурирован. Очень удобно работать, когда ты чётко понимаешь, что нужно делать. Ты знаешь, где ты сейчас, что у тебя за сцена. Брайан великолепно постарался, сценарий Саймона — я не перестану это повторять — был настолько продуман, как никакой другой. Конечно, мне бы хотелось, чтобы общих сцен с Джеймсом у нас было больше. Он очень щедрый актёр, человек большой души, который ведёт себя естественно и непринуждённо, остроумный, интуитивный. Редко с кем у меня появлялось такое ощущение взаимного доверия. Это было невероятно.
 
— Мы любим вас за глубокие драматические роли: «Голод», «Стыд», «12 лет рабства». И тут вдруг кинокомикс…
— Мне нравится разнообразие, я люблю использовать различные подходы. Это очень интересно: браться за фильм, который можно назвать побегом от  реальности в течение двух часов, когда вы отвлекаетесь с его помощью от ежедневной рутины, от навалившейся работы и забот. Конечно, я сейчас говорю о фильме, где нет социальной нагрузки и серьёзного подтекста. Но не стоит думать, что «Люди Икс» поверхностен. Это фильм, как и комикс, по сути, о группе людей, которые были маргинализированы, которые испытали на себе остракизм общества. Я думаю, что это те вещи, которые встречаются в каждой стране, повсюду на планете. Когда участвуешь в подобном масштабном фильме, нагруженном такими смыслами, это помогает работать над тонкими моментами, необходимыми для понимания зрителями того, что это не только эффектное шоу, но и картина, наполненная менее открытыми, но важными месседжами. Поразительным образом такие фильмы помогают индустрии независимого кино.


 
Хотелось бы, чтобы «Людей Икс» смотрели и дети. Потому что когда при переходе из школы в школу, смене класса на класс, подросткам приходится часто чувствовать себя лишними, их могут не понимать, смеяться над ними. Я думаю, что фильмы, такие как этот, — это очень человеческие истории с очень человеческой концепцией. Наш молодой зритель может подумать: «А ведь это тоже про людей, которых не понимают».
 
— В «Днях…» несколько иная эстетика, чем в прошлых «Людях Икс». Как вы её создавали?
— Ну, мне, наверное, было проще всех: я взял и влез в свой супергеройский костюм. И начал двигаться. Таким образом я приступил к реализации своей задачи. У меня же там и шлем, и другие фантастические атрибуты. Вы помните сцену из фильма «Первый класс», как я придумываю себе шлем? Точно так я входил в образ. А также ещё некоторые сцены, которые мы реализовали. Например, пластиковые пули, которыми в меня стреляли. Нам нужно было придумать различные идеи, как мы будем это снимать, чтобы без повреждений сохранить эти эпизоды в их первоначальном замысле. Возможно, что здесь лучше меня ответят режиссёр или сценарист (интервью со сценаристом Саймоном Кинбергом, прибывшим в Москву вместе с Майклом Фассбендером, появится у нас на портале уже через несколько дней. — Прим. tvkinoradio.ru).


 
— Вы уже думаете о продолжении франшизы?
— Прежде чем ответить, я бы хотел поблагодарить своего коллегу сценариста Саймона Кинберга за его великолепный сценарий. Он всегда был на связи с актёрами, воспринимал наши идеи, прислушивался к нашему мнению. Что касается продолжения, то мы, когда ехали сюда, действительно думали о том, что может быть дальше. Но, к сожалению, не скажу вам ничего конкретного.
 
— В «Днях…» присутствует Ртуть — ребёнок вашего персонажа Магнето.
— Да, я горжусь своим сыном. Это моя любимая сцена во всём фильме, конечно. Надеюсь, что в будущем мы познакомимся с ним поближе, увидим его в следующих работах.
 
— Если бы у вас была возможность перемещаться во времени, в какую эпоху вы хотели бы перенестись?
— Я думаю, в шестидесятые. Эти годы были очень и очень интересными. Хотя, ещё мне хотелось бы вернуться в библейские времена. Просто вопрос в том, как надолго вы хотите меня туда отправить.


 
— А что бы вы изменили в жизни, если бы была такая возможность?
— Я бы ничего не стал менять. Конечно, было бы здорово вернуться и сыграть в какой-нибудь тотализатор, сделать ставку в спортивной игре. Но если говорить о себе серьёзно, я бы вернулся в материнскую утробу.
 
— Какая сцена была самая сложная для вас?
— Я бы не стал говорить о какой-то отдельной сцене. Все съёмки были одинаково интересными и в то же время сложными. Тросы, оборудование, много хромакея, иногда время двигалось очень медленно. Например, в сцене, когда я поднимаю силой мысли массу оружия, нужно было настраиваться на разную скорость действия. Или когда разбивается стекло в камере, где я сижу: на подготовку таких сцен требуется очень много времени. Вы же представляете себе: для подобных эпизодов с взрывами, спецэффектами, разрушениями нужно долго готовить площадку, а потом долго приводить её в порядок.
 
— С кем бы вы хотели играть в будущем или над какой ролью поработать?
— Что касается ролей, то, скорее всего, я бы поработал над чем-то уже сыгранным ещё до меня, классическим. А вот актёры… Таких много. Мне уже повезло быть на одной площадке с такими великими артистками, как Марион Котийяр, Дженнифер Лоуренс. Режиссёры? Мне бы очень хотелось поработать с братьями Коэнами.


 
— Вы являетесь символом перезапуска «Людей Икс», Хью Джекман — символом оригинальной трилогии. Как вы с ним сработались?
— Мы называем Хью Джекмана «могучим Джекманом», «Хьюджем» (huge, англ. — могучий, огромный. – Прим. tvkinoradio.ru). Это был подарок судьбы. У нас в предыдущем фильме, «Первый класс», был короткий эпизод, но мы, благодаря этой сцене, познакомились, и я сразу понял, что это уникальный человек, лидер на площадке, душа компании, командный игрок. Да, он действительно, «huge». Я ни разу не видел его раздражённым, чтобы он выходил из себя. Эта сцена, когда он бросается в реку, — мы её снимали целый день. Я смотрел на него и поражался: перед мной был необыкновенный человек.  
 
— Есть ли у вас роль, которой вы бы были довольны на 100%?
— Это очень трудно — сыграть так, чтобы ты был доволен собой на 100%. Практически невозможно. Мне понравился результат, который получился в «12 лет рабства». Но это можно понять только оглядываясь назад. И то, я говорю сейчас не о себе, а о получившемся фильме в целом. И есть ещё много других ролей, от которых мне пришлось отказаться. Как бы я ни хотел сыграть ту или иную роль, я часто думаю, что есть актёры, которые справятся с ней куда лучше, чем я. Недавно был похожий случай, и я отказался. Это вопрос типа личности. Я вот сейчас задумался: наверное, всё же «Голод» — лучшая роль, которую мне когда-либо предлагали. В этом фильме было много различных способов выразить себя, выйти на определенный уровень.
 
— Что вы ждёте от будущего?
— Я могу по-разному смотреть на эту историю. Возьмём роботов-«стражей» — я недавно видел в новостях, как происходят разработки военных роботов, так что мы близко подошли к будущему. Тут вопрос: фильм подвигает нас к реальности, или реальность делает фильм более правдоподобным? Это вопрос воображения. Помните фильм «Вспомнить всё» с Арнольдом Шварценеггером? Там были телефоны, в которых герои могли видеть своего собеседника. Это казалось в 90-х годах удивительным. Сейчас же это обычная вещь. Наука развивается бешеными темпами, военная ситуация, к сожалению, подхлёстывает её. Когда каналы коммуникации работают между теми, кто не похож друг на друга, надо продолжать общаться, поддерживать связь, иначе произойдёт нечто непоправимое.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Милана Онкель Москва
    Люди икс это не чисто развлекательный фильм? Кого вы пытаетесь обмануть???? Вся эта драма яйца выеденого не стоит!!!! Вот 12 лет рабства или еще что-то такое - это нормальные драмы и там важные такие вопросы поднимаются! А все это развлекательное кино принижает это великое искусство!
    Развернуть

    Смотрите также