Мнение

Наша служба не опасна и нудна

Родион Чемонин о любимой народной забаве, бессмысленной и беспощадной - съёмках корпоративных роликов перед Новым годом

  • 23 декабря 2013
  • 327
Родион Чемонин

Вот многие, скорее всего, думают, что быть режиссёром, сценаристом, актёром или оператором – это весело, здорово и, главное, очень «креативно». Но как только наступают предновогодние времена – в принципе, для всей нашей братии дни долгожданные – тут-то и приходишь к выводу, что никакого «креатива» в нашей профессии не предполагается.
 
Все корпоративные ролики, которые снимаются к Новому году, делятся на две категории: про «Иронию судьбы» и на остальные. Я поэтому так ценю фильм «Со мною вот что происходит», вышедший ровно год назад: в кои-то веки Новый  год показан не как добрая сказка с улыбающимися дядьками из телека, а как одна большая заснеженная московская пробка с нервными людьми, репетирующими для грядущего корпоратива песни из рязановского фильма.
 
Вообще, съёмка корпоративного ролика всегда очень похожа на изготовление рекламного видео для какой-нибудь не самой солидной российской конторы. Начинается всё прямо противоположно дантовой истории, с креативного рая, где ты просто извергаешь из себя, как в предпоследний день Помпеи, гениальные слоганы, и все в восторге от тебя, а заканчивается всё равно адской улыбающейся семьёй за столом и «большим выбором, низкими ценами». Я, собственно, поэтому обычно пишу три варианта сценариев для рекламных роликов: для себя (бесспорно, шедевральный), для маркетинг-отдела (ну, ничётак) и для их начальника (за гранью добра и зла), потому что знаю, что выберут в результате последний вариант с «самым вкусным йогуртом», но надо же и совесть иметь.

В итоге всё сводится к сотрудникам, стоящим, как на фотокарточке, с бенгальскими огнями и речи гендиректора в наряде Деда Мороза, у которого, вдруг, окажется, высокий писклявый голос.


То же самое и с корпоративным роликом. Вы придумываете кажущийся вам гениальным драфт, им восхищаются менеджеры, ведущие с вами переговоры, и маркетинг-отдел, потом вам передают слова гендиректора, что это, действительно, гениально, но «не могли бы вы вставить ещё и это». Оказывается, директор ночь не спал, думал, что вашей нетленке не хватает, для того чтобы она была поистине monstro grandioso, и понял: не хватает песни про нашу компанию на мотив «если у вас нету тёти». И он даже текст написал, и самолично даже её споёт. «Насчёт студии не беспокойтесь». Насчёт студии я уже и не беспокоюсь, потому что я начинаю волноваться о видеоряде, под которую будет идти песня. За видеорядом следует изменение всей концепции. В итоге всё сводится к сотрудникам, стоящим, как на фотокарточке, с бенгальскими огнями и речи гендиректора в наряде Деда Мороза, у которого, вдруг, окажется, высокий писклявый голос.
 
В этом году «если у вас нету тёти», с одной стороны, слава богу, стала неактуальной. С другой, совсем не слава богу, потому что появилась мода на Олимпиаду. Заказчики требуют корпоративные ролики с бегущими факелоносцами, медалями и победами, несмотря на весь негативный шум вокруг предстоящих сочинских Игр. Как известно, у больших корпораций под Новый год происходит соревнование между филиалами: чей ролик окажется лучше. И я в этом году, каждый раз выезжая на очередные съёмки, с небольшой нервозностью думаю о том, что в это же самое время «конкурирующий» филиал тоже снимает что-то про спортсменов.
 
С большими корпорациями сейчас вообще та ещё проблема. Ещё года два назад все киношники кормились за счёт новогодних роликов для госструктур. После скандалов с предновогодними клипами для Владивостокской таможни и прочих российских муниципалитетов государственные предприятия побаиваются делать видео вообще. И вообще чиновники сейчас боятся всего, а особенно тратиться на весёлые междусобойчики. Приходится надеяться на коммерческие структуры, которые чаще вкладываются в поп-звезду для корпоратива, чем в видео (редки случаи, когда позволительно и то, и другое). В результате, ты делаешь ролики для бедных компаний, которые платят меньше, чем ты рассчитывал, а то и вовсе предлагают обойтись бартером. Мне однажды предлагали за съёмки оплату какой-то сельхозпродукцией. Причём звучала фраза «как подарок на складе выпишем». 
 

После успеха фильма «Горько!» о российской свадьбе, которая «обло, озорно…», весь цех принялся строчить сценарии про остальные «стозевные»: выпускные, похороны и прочие любимые народом мероприятия. Думается, что кто-то когда-то напишет и про корпоратив и тоже в форме корпоративного ролика (авторские за идею высылайте в редакцию).
 
Но всё это, конечно же, мелочи. Ведь все мы готовы к любым неприятностям и заранее знаем ключик от каждой двери. Что заведующая не хочет сниматься, потому что занята (а, на самом деле, стыдится свой фигуры), но «как же без вас, Тамара Ивановна!» и рюмка коньяка превращают её в стройную очаровательную модель. Что секретарь-Снегурочка после слов «мотор, камера идёт, начали» превращается не то в сосульку, не то в соляной столб, но рюмка коньяка растопит любую Снегурку. Что директор, услышав свой голос («Это, что, я так говорю?»), решает стереть запись, но рюмка коньяка убеждает его в уникальности своего тембра. Что когда сроки поджимают, рюмка коньяка заставляет даже компьютер обсчитывать файл в разы быстрее. Что рюмка коньяка превращает менеджера по закупкам, по его мнению, в гениального актёра, но в этом есть один плюс: не надо глаза отражателем  подсвечивать.
 
Поэтому все мы знаем, как действовать в любых ситуациях, предшествующих Новому году, ведь у нас всегда большой выбор, низкие цены и самый вкусный йогурт. С наступающей вас катастрофой, дорогие коллеги! 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Сведение звука для кино и видео: 5 простых советов

Как сделать четкую и разборчивую аудиодорожку для своего будущего проекта

  • 11 июня
  • 2464
Практика

Как это снято: «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

Двадцать лет назад Терри Гиллиам отправил своих зрителей в психоделический трип в город греха. Разбираем, как воссоздавался на экране мрачный наркотический опыт Хантера Томпсона: «гонзо-режиссура»,  широкоугольная оптика, одноглазый оператор и японский Джимми Хендрикс

  • 18 июня
  • 2268
Практика

40 правил независимого кино Роберта Родригеса

Роберт Родригес, enfant terrible Голливуда и «человек-киностудия», в день своего 50-летия делится смелыми советами о первых шагах в кинопроизводстве. Осторожно, после прочтения можно и впрямь подорваться и пойти снимать свой фильм

  • 20 июня
  • 2080
Обзоры

Camera! Action!: что происходит в российском кино

Домогаров играет в японской военной драме, Петров и Машков устроили экшн в фильме «Герой», а победитель короткометражного «Кинотавра» готовит дебют

  • 13 июня
  • 2076
Практика

К чему стремиться и чего избегать при замедленной съемке

Если вы хотите, чтобы кадры, снятые в рапиде, выглядели как можно лучше, стоит прислушаться к этим советам

  • 14 июня
  • 1860
Мнение

«Суперсемейка 2»: когда сиквел меняет жанр

Pixar снова удивляет. Чтобы сильно не перехваливать студию, которой все уже устали рукоплескать с момента ее создания, мы решили остановиться на одном аспекте. Штука в том, что продолжение «Суперсемейки» резко поменяло жанр. Как такое могло случиться?

  • 18 июня
  • 1580
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее