Практика

Как команда постпродакшна повлияла на визуальный стиль сериала «Видоизмененный углерод»

Продюсер постпродакшна и колорист нового сериала Netflix описывают свои рабочие процессы и раскрывают технические детали проекта

  • 19 марта
  • 3115

«Видоизмененный углерод» Netflix — новая многосерийная фантастическая антиутопия, в которой люди обрели бессмертие, благодаря «хранилищу», где находится сама их суть: личность, воспоминания и так далее. Есть всего лишь одно но: если вы не один из самых богатых и влиятельных людей мира, вам все равно приходится покупать «рукав» (тело) для своего хранилища, который может совсем не быть похожим на вас. У него может быть другой цвет кожи, пол, другой возраст — все, что угодно. Нужно смириться с тем, что получаешь.
 
Трейлер сериала «Видоизмененный углерод» (2018) 

Колорист сериала Джилл Богданович и продюсер постпродакшна Аллен Маршалл Пламмер рассказали, как добились визуального разнообразия проекта.

— Изображение «Видоизмененного углерода» сильно напоминает «Бегущего по лезвию». Пытались ли вы сознательно сделать такой оммаж?

Богданович: Создатели хотели, чтобы сериал выглядел кинематографично. У «Бегущего по лезвию» тот же жанр, но «Видоизмененный углерод» мы не пытались делать как оммаж.

Палмер: Оставлю подобный анализ на совести поклонников.

Джилл Богданович, колорист
Джилл Богданович, колорист /  Фото: Deluxe Entertainment Services Group Inc.

— Джилл, можете рассказать поподробнее о схеме вашей работы? Какими инструментами вы пользовались?

Богданович: Еще до съемок я создала LUT’ы в стиле фильма-нуар. Я предоставила создателям несколько вариантов, а они выбрали тот, который нравился мне больше всего, поэтому я и использовала его на всем проекте. После того, как они все сняли и у меня в распоряжении оказались все 10 эпизодов, я плотно ознакомилась со всем контентом, полностью осознала историю и разработала идеи, как эту историю передать в цвете.

 Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

Действие сериала разворачивается в нескольких временных промежутках и разных местах, так что сцены нужно было визуально разделить, чтобы показать, где именно сейчас происходит история и что происходит. Я красила как HDR-версию (Dolby Vision), так и SDR при помощи DaVinci Resolve.

Мы тесно сотрудничали с обоими операторами-постановщиками, Мартином Алгреном и Невиллом Киддом, на претайминге, и они дали мне понять, что хотят получить в конце. Так что мне было с чего начать. Работать со всей командой на этом проекте было сплошным удовольствием, это было прекрасное творческое сотрудничество, плоды которого видны в финальном продукте.

— На съемках и постпродакшне к проекту относились как к полнометражному фильму, и это чувствуется. Ставили ли вы себе такую цель?

Богданович: Я, по большей части, занимаюсь полнометражками, так что я отлично знаю, как выглядит нуар и как работать с большим количеством VFX. Именно поэтому меня и пригласили на проект. Он мне отлично подошел.

 Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

Палмер: Мы рассматривали «Видоизмененный углерод» как полнометражку в 10 частях, а не телевизионный сериал. Я изобрел термин «полнометражное эпизодическое развлечение» (feature episodic entertainment), и мы все к этому стремились. Зритель должен был быть мотивирован досмотреть до конца, и не относится к сериалу как к очередному ничего не значащему проекту. В мире, где так много различных вариантов занять свой вечер, мы хотели завладеть вниманием публики полностью, и поклонники за это внимание должны были получить что-то взамен.

Мы сильно переживали, как изображение, в особенности VFX, будет выглядеть в HDR, так что мы с Джилл каждую неделю устраивали проверки. Исполнительные продюсеры, представители студии вместе с командой VFX и постпродакшна могли собираться, вносить изменения в цветокоррекцию, если нужно, прежде чем давать одобрение кадрам. Так у нас появился тщательный контроль качества.

Несмотря на наши опасения о VFX в HDR, мы поняли, что, благодаря 16-битным EXR-пайпланам студий Double Negative и MIlk, мы ничего не «ломали» в VFX, проводя цветокоррекцию для HDR.

— Как компьютерная графика повлияла на рабочие процессы?

Богданович: Поскольку я присоединилась к проекту на самых ранних стадиях, то поделилась LUT’ами с VFX-студиями, так что у них было хорошее представление о том, какой в сериале будет контраст. Это помогло визуально передать стиль шоу, так что кадры были очень похожи на финальные, когда доходили до меня.

Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

— Какая ваша любимая сцена или сцены?

Богданович: В сериале много потрясающих моментов, но самый эмоциональный и точный для меня — в четвертом эпизоде, где мы видим начало отношений Ковача и Куэлл и то, как эта любовь дает Ковачу силы, чтобы жить в настоящем.

Палмер: Сложный вопрос! У меня столько любимых сцен, что выбрать сложно. Думаю, больше всего для меня выделяется эпизод, в котором персонажа Джоэла Киннамана пытают, при этом повествование скачет во времени, между истинной и виртуальной реальностью. Было интересно создавать свой визуальный язык для каждого пространства.

— Можете поподробнее рассказать о сложностях в процессе работы и о том, как вы их преодолели?

Богданович: В сериале много VFX, и вся графика должна была выглядеть как можно реалистичнее, чтобы казаться частью мира. К счастью супервайзер VFX Эверетт Бёррел вместе со своей командой прекрасно выполнили свою работу. Графика — просто высший пилотаж. Придумывать различные идеи и реализовывать их с продюсерами Джеймсом Миддлтоном и Лаэтой Калогридис было очень интересно. Я использовала плагин Sapphire VFX для Resolve, чтобы изменять и текстурировать виртуальную реальность в сериале.

Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

Палмер: Помимо сложностей с организацией хранения данных, мы также столкнулись с микшированием в Dolby Atmos. Очень просто было отвлечься на то, как классно звучала версия для Atmos, но мониторинг в 5.1 и 2.0 выявил некоторые детали, которые мы захотели поменять. В целом мы были довольны тем, в каком виде изображение и звук доходили до телевизоров зрителей.

Dolby Vision HDR — отличная система, которая позволяет перенести то, что мы видим на студии цветокоррекции, в домашние условия. Но все равно, у конечных устройств просмотра столько различных вариантов, что в конце концов можно погнаться за своим хвостом. Очень воодушевляет, что Netflix пытается максимально повысить качество изображения и звука.

 Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

— Отель AI выглядел так уютно... Можете о нем рассказать?

Богданович: Этого добились, по большей части, благодаря художественной постановке и освещению. Я увидела там теплое практическое освещение и богатые архитектурные детали — осталось только их подчеркнуть. Я старалась сделать окружение кинематографичным и гостеприимным.

Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

— А как насчет жилищ богатых людей?

Богданович: Их дома находятся за облаками, так что мы старались сделать соответствующий стиль очень чистым и холодным, с большим количеством белого и элегантным разделением цветов.

— Кажется, в сериале смешались несколько стилей?

Богданович: На всем проекте использовался один «нуарный» LUT, однако виртуальная реальность выглядит по-другому. В создании различных концепций мне помогал Sapphire: от богатого и качественного VR до самого дешевого.

Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

— Аллен, можете рассказать о процессе от производства до постпродакшна?

Палмер: За исключением нескольких кадров, сериал снимался на ALEXA 65 — по большей части в 5K, но иногда в 6.5K и 4K — в зависимости от объективов. Камера потрясающая, и сыграла большую роль в создании кинематографического изображения, но объем материала, снятого на нее, получается очень большой (примерно 1.9 Тб на час в 5K). С камерой приходится использовать систему Codex Vault, за это отвечала Encore Vancouver.

Мы хотели в полной мере донести весь объем данных до постпродакшна, так что делали ProRes 4444XQ с разрешением 4096×2304, которые использовали практически везде.

Во время продакшна и поста все 4K-файлы хранились онлайн на Efilm с использованием системы порталов. Так мы получали быстрый доступ к материалу, чтобы быстро работать с VFX, цветом, создавать 16-битные EXR-кадры и отправлять их на студии компьютерной графики. Мы понимали, что, сэкономив время на этой стадии, мы сможем более творчески подойти к своей работе.

Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Фото: Netflix

— Сколько в среднем кадров с VFX приходилось на один эпизод? Кажется, очень много. Кто их вам предоставлял?

Палмер: В сезоне было примерно 2300 кадров с компьютерной графикой. Это, наверное, меньше, чем можно было бы подумать. Все-таки, мы построили целую улицу в бывшей газетной типографии неподалеку от Ванкувера. В целом выработка зависела от сложности кадров, и мы плотно следовали расписанию. К счастью, работа над такими сценами, как поездка в лимузине из первого эпизода, началась очень рано, так что у нас было достаточно времени, чтобы отточить то, каким зритель увидит Бэй-Сити в первый раз. Супервайзер VFX Эверетт Бёррел и продюсер VFX Тони Мегер помогали нам справляться со многими сложностями, вроде количества компьютерной графики в двух последних эпизодах: они запускали работу над ними заранее, потому что мы знали, что эти кадры нам понадобятся — из сценария и препродакшена.

Источник: Postperspective
 

Обложка: кадр из сериала «Видоизмененный углерод» (2018) / Netflix


 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

12 режиссерских советов Гая Ричи

Мастер боевика с ярко выраженным ист-эндским акцентом отмечает 50-летний юбилей и делится советами: когда стоит начинать работать, почему состояние дискомфорта полезно и как планирование способствует импровизации

  • 10 сентября
  • 3731
Практика

Может ли «фанатский» рекламный ролик повлиять на карьеру

Джоно Сенефф, режиссер неофициального ролика Tesla — о том, зачем снимать рекламу без заказа и стоит ли это того

  • 8 сентября
  • 2149
Репортаж

Live: Премия «Эмми-2018»

Юбилейная 70-я церемония вручения «Эмми» подошла к концу. О чем шутили, кого награждали и кому впервые за всю историю премии сделали предложение в прямом эфире – читайте в нашей текстовой трансляции 

  • 17 сентября
  • 1839
Практика

Почему художнику по костюмам нужно дружить с оператором

Многие говорят, что при создании фильма художник по костюмам должен тесно сотрудничать с режиссером и художником-постановщиком. Но мы считаем, что не менее важно для него сразу найти общий язык с оператором-постановщиком

  • 10 сентября
  • 1739
Обзоры

Надо видеть: любимые фильмы Криса Коламбуса

Накануне 60-летия Криса Коламбуса нашли список фильмов, повлиявших на классика жанра семейного кино, автора «Один дома» и первых фильмов о Гарри Поттере: нестареющие картины, на которых стоит учиться комедии, актерскому мастерству и разрушению канонов

  • 9 сентября
  • 1625
Практика

Стабилизатор или ручная камера: когда использовать ту или иную технику съемки

Для каждого кадра есть своя техника съемки — от наездов камеры на тележке до «личных» кадров, снятых с рук. Оператор Зак Рамелан рассказывает, как понять, что из этого нужно именно вам

  • 7 сентября
  • 1543
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее