Репортаж

Снимается кино: «Фагот»

Как снять кино на смартфон, можно ли сделать полнометражный фильм за четыре съемочных дня и какие плюсы и минусы у POV-съемки? На эти и другие вопросы мы находим ответы на площадке нового полнометражного фильма Бориса Гуца «Фагот»

  • 7 сентября
  • 2500
Родион Чемонин

В одной маленькой московской квартире...


На съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Михаил МалоземовНа съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Михаил Малоземов

Давно мы не были на съемках в обыкновенной московской квартире. Не игровой, не павильонной, не постоянно находящейся в базах у ленивых локейшн-менеджеров, а именно простой московской квартире на востоке столицы. Первое же напоминание, что это не специально выстроенный объект — ассистент режиссера Миша Малоземов, который, пробегая мимо нас с кастрюлей кипятка, просит: «Передайте, пожалуйста, префекту этого округа огромное спасибо от съемочной группы фильма „Фагот“ за вовремя отключенную горячую воду!» — и скрывается в облаке пара в ванной комнате.

Зачастую «простая и быстрая съемка» означает сложности на всех этапах производства, но не в этом случае. Нас пригласили на площадку второго полнометражного фильма экспериментатора в формах, форматах и содержаниях Бориса Гуца. То есть будут порваны все шаблоны и отброшены все правила.

Борис Гуц на съемках фильма «Фагот» / Фото: Виктор ВытольскийБорис Гуц на съемках фильма «Фагот» / Фото: Виктор Вытольский

Для начала напомним, что первый полный метр Гуца «Арбузные корки» участвовал в фестивале «Движение» и прокатился по стране силами самого режиссера и энтузиастов, поддерживающих независимые фильмы. Его даже совершенно неожиданно показали на российском телевидении, не слишком привечающем авторское кино.

Кадр из фильма «Арбузные корки»Кадр из фильма «Арбузные корки»

В этот раз все еще радикальнее. С самого начала команда «Фагота» отказалась от формальностей и церемоний, вроде битья красиво расписанной тарелочки. Дальше — больше. В кадре мы не увидим главного героя: все будет снято на мобильный телефон и миниатюрные камеры. Борис поставил себе цель: съемочный период полнометражного фильма не будет превышать четырех съемочных дней. Как? Об этом позже, но сначала о самой истории.
 

Про что снимаем?


Борис Гуц, Анастасия Пронина и Александр Дривень на съемках фильма «Фагот» / Фото: Виктор Борис Гуц, Анастасия Пронина и Александр Дривень на съемках фильма «Фагот» / Фото: Виктор Вытольский

История законспирирована невозможным образом. Даже о названии фильма «Фагот» Борис высказывается примерно следующим образом: «После просмотра фильма будет понятно». Но жанр режиссер определяет как «трагикомедия», расказывающая «о сексе, любви, ревности и взаимоотношениях внутри одной, довольно обычной российской семьи».

Все равно непонятно? Хорошо, разводим Бориса на более-менее ясный синопсис. «Главный герой Максим хочет расстаться со своей девушкой, мама и старшая сестра предлагают ему всякие дурацкие советы, как это сделать. Герой выбирает из всех вариантов самую идиотскую отмазку. И эта отмазка приводит к весьма неожиданным последствиям. Я не хочу говорить, как он расстался с девушкой, потому что это главный спойлер. Пусть зрители потерпят до премьеры», — как всегда лаконично и хитро «рассказывает сюжет» Гуц.

На съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийНа съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор Вытольский

Но на вопросы не «про что», а «почему» и «зачем» режиссер и сценарист отвечает более развернуто:

«Я не хотел делать свой второй полнометражный фильм похожим на первый. Мне захотелось чего-то с юмором. То ли взрослею, то ли скучно снимать еще один фильм с серьезной миной. Но это не чистая комедия. В ней через сатиру показан срез всего нашего общества, типы людей, отношения в семье. Я бы не сравнивал это с фильмами Жоры Крыжовникова. Здесь, скорее, больше отсылок к „Стране ОЗ“ Сигарева. Это такая „Нелюбовь“ [Андрея Звягинцева], но в комедийном ключе».

В сценарии «Фагота», как и в первом полнометражном фильме «Арбузные корки», Борис использовал много подслушанных диалогов. «Только в этот раз я их так переработал, чтобы грустные по сути слова зазвучали смешно. Ведь когда люди говорят о высоких материях — как надо любить, кто и когда должен жениться, как воспитывать детей и так далее, — мне смешно. Да, сквозь слезы, но смешно. Из всего этого можно было бы сделать драму. Драму отношений, драму чувств. Но мне показалось, что комедия была бы интереснее. Если актрисы, которые задействованы на площадке, сумели рассмешить меня, — значит, я двигаюсь в правильном направлении».

На съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Михаил МалоземовНа съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Михаил Малоземов

Борис Гуц может говорить о юморе и его природе бесконечно. У него вообще определенное чувство смешного: вы можете читать его сценарии или рассказы и не понимать, над чем тут можно смеяться, но когда вы увидите, как это произносят актеры или в каком контексте они произносятся, невозможно подавить улыбку. При этом он доверяет и чувству юмора артистов, которые у него работают: «Буквально вчера на репетиции мы вдруг поняли, что одна смешно написанная шутка совсем не работает в озвучке, и мы с актерами подбирали оттенки, при которых реплика становилась смешной. В результате таких поисков мы диаметрально поменяли отношения между персонажами в конкретной сцене».
 

Как завоевать доверие и организовать группу


Ассистент режиссера Михаил Малоземов на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийАссистент режиссера Михаил Малоземов на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор Вытольский

«Боря всегда доводит все свои идеи до конца, не идет ни на какие компромиссы и не пляшет ни под чью дудку. Он сам пишет свои сценарии, сам режиссирует и сам же снимает без чьей-либо поддержки. И меня очень заряжает то, что это полностью инициированный им проект, альтернативное авторское кино. В нашей стране сейчас это крайне редкий случай. Еще он пишет сценарии под конкретных артистов, что тоже встречается нечасто», — рассказывает известная актриса театра и кино Анастасия Пронина в ответ на наш вопрос, почему актеры готовы сниматься у Бориса Гуца, даже не читая сценария, и бесконечно доверяют ему.

Анастасия Пронина на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийАктриса Анастасия Пронина на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор Вытольский

Борис, не зная о словах Насти, буквально вторит актрисе: «В этом фильме мы не делали проб вообще. Я писал под конкретных актрис. Это Анастасия Пронина, с которой вообще все началось, это Ольга Кавалай-Аксенова, это Аня Даукаева и, конечно, Юлия Ауг. Но главных ролей у меня нет. Это ансамбль. Есть четыре женщины и один мужчина, которого играет Саша Дривень».

Еще одна Настя, Гусенцова, формально сопродюсер фильма, но на деле выполняет множество других обязанностей. Она называет себя «правой или левой рукой режиссера». «Получается, что я занимаюсь всем понемножку. И локации организовываю, и костюмы помогаю подбирать, и с актерами иногда договариваюсь, и по деньгам тоже. Так что я пытаюсь объединить в себе много-много-много людей. Пока успеваю», — говорит она

«Была задача найти интересные квартиры, — вспоминает Гусенцова, — а так как герои у нас молодежь, то и квартиры должны быть современными. И так получилось, что да, я нашла несколько квартир, в которых живут люди, неравнодушные к кино, которые могут впустить съемочную группу. И да, они не подозревают, что значит съемка фильма: огромное количество света, а иногда и полный ад на площадке. Ну и пусть не знают, пускай это останется нашей тайной. Главное, чтобы мы, уходя, оставили квартиру в том виде, в котором она была до нашего нашествия. Чистой и красивой».

Художник по гриму Татьяна Сорокина и актриса Анастасия Пронина на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийХудожник по гриму Татьяна Сорокина и актриса Анастасия Пронина на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор Вытольский

Настя Пронина играет любовницу главного героя, но любовные отношения просто так не сыграешь, это нужно прожить. «Моя героиня — девушка Оля. Она ругается матом. И мучит главного героя. И себя мучит, потому что нечестная она, заблудилась. Все мы отчасти нечестные. И я тоже нечестная, борюсь за чистоту своего внутреннего голоса, который точно знает, что он хочет и что он делает», — рассказывает актриса.

Мы не можем не спросить: не бывает ли зажимов в сценах «ню»? На это Анастасия Пронина с удивлением восклицает: «Зажимов? Меня это не смущает, это часть профессии. Это должно быть сделано и сыграно красиво. Раскрепощенной я себя в этих сценах не чувствую. Я бы никогда не разделась на камеру, если бы понимала, что без этого можно обойтись, что это спекуляция».
 

Рассказать историю «Своими глазами»


Помните, что мы в начале рассказывали об отсутствии главного героя в кадре? Пора серьезно поговорить и об этом. Когда Борис Гуц перечислял актеров, он сказал, что единственный актер-мужчина Саша Дривень находится за кадром. Так вот, все так: «Фагот» рассказан от лица героя, которого мы не увидим. Слово режиссеру:

«Я захотел сделать фильм с элементами point of view (POV), когда все, что происходит в фильме, мы видим от первого лица. Мне интересно посмотреть, как нетрадиционные приемы работают в комедийном жанре. То есть это не „Хардкор“. Сейчас многие делают фильмы, пытаются повторить то, что сделал Илья Найшуллер (и сделал прекрасно), но мне это уже неинтересно».

Александр Дривень, Борис Гуц и Дарья Лихачева на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийАлександр Дривень, Борис Гуц и Дарья Лихачева на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор Вытольский

Это должно быть обидно для актера: играть важную для повествования роль, но не показываться в кадре. Саша Дривень отвечает: «Да нет. Я воспринимаю это как творческий эксперимент. Это заполняет некую нишу в моей профессии. Это очень полезно для меня. Мне кажется, что куда труднее моим партнерам, так как им приходится смотреть не на меня, а взаимодействовать с камерой. Первые дубли, как правило, запарываются, потому что партнеры автоматически переключаются на мои глаза, но потом привыкают и начинают играть с объективом».

Не получается ли так, что на актере, чьими глазами мы видим историю, висят две функции: быть и оператором, и взаимодействовать с актерами? «Нет, оператор у нас — это оператор. А я актер, стою или перед оператором, или, чаще всего, чуть позади, обнимаю его (смеется). Нет, на самом деле это очень интересный опыт — передавать эмоции и настроение только с помощью голоса. Ну и регулярно в кадр попадают мои руки, ноги. А еще GoPro топили в ванной, но обошлось без меня», — улыбается Александр Дривень.
 

Продолжаем экспериментировать: iPhone, мобильность, хронометраж


Оператор-постановщик Дарья Лихачева на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийОператор-постановщик Дарья Лихачева на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор Вытольский

О других сторонах эксперимента, съемке на смартфон и способах снять полнометражный фильм за четыре съемочных дня расскажет сам Боря, а мы постараемся его не перебивать:

«Мне очень интересно снимать на iPhone 7 Plus и GoPro. Это не эксперимент ради эксперимента: когда мы собирались снимать на RED, мы поняли, что нам она не нужна. Мы могли себе позволить эту камеру по бюджету, но вот вся эта гонка за понтами — это лишнее. Мы решили, что и оператору, и актеру, и мне удобнее снимать на компактные камеры, тем более что качество картинки от этого не меняется. GoPro 5 и iPhone 7 Plus с объективами и специальным приложением позволяет снимать в 4К и при этом сократить бюджет. Мы снимаем в формате 1:2.39. Но и это все не главное. Дело в мобильности. Мобильность — это вообще очень важное слово для этого проекта.

Звукорежиссер Стас Паушев на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийЗвукорежиссер Стас Паушев на съемках фильма «Фагот» / Фото: Виктор Вытольский

Все удивляются: как вы собираетесь снимать полнометражный фильм за четыре смены? У нас в фильме, по сути, 107 сцен, то есть 107 кадров. Каждый, кто снимает кино, понимает, что любая диалоговая сцена снимается, грубо говоря, с четырех кадров и четырех планов: общий, средний, два крупных. Но нам не нужен общий план, средний и крупности. У нас один план — от первого лица главного героя. Если бы мы снимали классически, у нас было бы в четыре раза больше кадров, плюс перестановки по свету. И в итоге получается, что съемочный период составлял бы 16 дней минимум. Самое забавное, что качество фильма от этого не страдает, наоборот, я бы сказал, что где-то выигрывает. Классическая съемка привела бы к затянутостям, стало бы скучно, а формат POV позволяет разводить мизансцены оригинально и даже заставляет это делать, искать ракурс, движение, интересное взаимодействие с другими героями.

Оператор Антон Авдеев на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор ВытольскийОператор Антон Авдеев на съемках фильма «Фагот» ​/ Фото: Виктор Вытольский

Я еще в сценарии прописал какие-то фишки, которые будут неожиданными в фильме. Все глюки, фантазии, мысли героя мы можем воплощать более свободно. Например, вот говорит наш персонаж с одной женщиной, подумал о другой, мы ставим в монтажной кадр с другой женщиной. Вот и все, никаких хитростей, на которые нам пришлось бы идти, снимай бы мы кино по классической схеме. Мы свободны и по времени, и по монтажу, можем чудить, как хотим. Это абсолютно годаровский монтаж, Гаспар Ноэ снимал "Вход в пустоту" примерно так же , но у него другой ритм. У нас все... бодрее».
 

Есть ли жизнь после первого полного метра?


Борис Гуц / Фото: Виктор Вытольский

Уже под конец съемочного дня, собираясь уходить, мы задаем Борису Гуцу, на наш взгляд, важный вопрос: повлиял ли успех «Арбузных корок» на дальнейшую судьбу режиссера и его проектов

«Опыт фильма „Арбузные корки“ дал мне, во-первых, доверие даже незнакомых актеров и актрис, — отвечает он. — Теперь они видят и знают, как я работаю с актерами. Во-вторых, это внимание продюсеров, потому что параллельно с фильмом „Фагот“ я сейчас работаю и над большими фильмами с большими бюджетами, пишу сериал для федерального канала. Мне начали присылать и много чужих сценариев, но мне редко это бывает интересно, потому что я читаю и понимаю, что это все я уже где-то видел. Как учил режиссер Кшиштоф Занусси: не снимайте то, что вы уже видели по телевизору».

Может ли повлиять успех первого фильма на финансирование дальнейших проектов со стороны государства? «Я тебя умоляю! Я даже не уверен, что нам дадут прокатное удостоверение. Идти в Минкульт за финансовой поддержкой? Зачем? С этим сценарием это бессмысленно. В Америке есть четкое разделение: голливудские фильмы-аттракционы, типа „Мстителей“, и авторское. У нас же разделение идет уже даже не по жанру, а по содержанию. Есть большое кино про героев Отечества (то есть про спортсменов, космонавтов, первооткрывателей), а молодые режиссеры снимают про себя, про тебя, про меня. Это не поддерживается государством? Ну, так и не надо! Зачем государство должно поддерживать фильмы, в которых есть сатира на власть и на общественные проблемы?»

Звукорежиссер Стас Паушев на съемках фильма «Фагот» / Фото: Виктор ВытольскийЗвукорежиссер Стас Паушев на съемках фильма «Фагот» / Фото: Виктор Вытольский

«Я никогда не хотел быть в чем-то первым, я всегда хотел делать что-то новое для себя. Я воспринимаю кино как искусство, которое всегда должно двигаться вперед. Повторять чужие штампы, чужие клише, даже чужие законы драматургии — наверное, это нужно, когда ты хочешь зарабатывать большие деньги или получить „Оскар“. Да и то не факт. Расскажите Мишелю Хазанавичусу, режиссеру фильма „Артист“, как нужно следовать канонам. Он просто взял, снял немое кино и получил „Оскар“. Кино надо снимать, чтобы оно приносило удовольствие. Я не знаю, как другие, но я не получаю удовольствие от просмотра того, что я сделал, но испытываю огромное удовлетворение от процесса. Как завещает мой мастер Владимир Фенченко — если ты не получаешь кайф от кино, которое снимаешь, вали из профессии».

Лучшего окончания нашей работы на площадке фильма «Фагот» и не придумаешь. Мы прощаемся с группой, и расходимся, чтобы ждать момента, когда мы сможем увидеть, что же получилось в результате этого интереснейшего эксперимента. Точнее, мы-то уходим, а вот группа остается работать.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

5 распространенных ошибок цветокоррекции

Процесс цветокоррекции — не самая простая часть кинопроизводства, и нужно быть особенно внимательным, чтобы зрителю не казалось, что видео делал новичок

  • 18 ноября
  • 6723
Практика

Как Disney меняет правила голливудского кино с выходом «Последних джедаев»

Disney становится самой могущественной студией в истории. Чем это грозит киноиндустрии?

  • 17 ноября
  • 4524
Обзоры

Надо видеть: любимые фильмы Тайки Вайтити

Автор свежевышедшего «Тора» и один из самых оригинальных постановщиков «большого» Голливуда делится своим списком важных картин. Спойлер: особенно новозеландец ценит Тарковского

  • 19 ноября
  • 4240
Практика

Как это снято: «28 дней спустя»

15 лет назад Дэнни Бойл снял один из самых необычных хорроров XXI века. Разбираем, чем так важен фильм «28 дней спустя»: апгрейд образа зомби, безлюдный Лондон, первые цифровые камеры, а также при чем здесь датская «Догма», Эбола и построк

  • 14 ноября
  • 2751
Обзоры

10 iOS-приложений для DIY-съемки

Превратите ваше яблочное устройство в видоискатель, снимайте на iPhone в Log-гамме и устраивайте многокамерную телетрансляцию прямо на дому при помощи приложений нашей свежей подборки

  • 13 ноября
  • 2430
Практика

Как они переписали «Убийство…»

Рассуждаем, как смотреть новую постановку «Убийства в Восточном экспрессе», какие проблемы могут испытывать экранизации известных детективов и что объединяет Кеннета Брану с Никитой Михалковым

  • 13 ноября
  • 2260
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее