Правила профессии

Правила актрисы Марии Шалаевой

Мы встретились c Марией Шалаевой на фестивале Voices, где она совместно с режиссером Павлом Руминовым представила фильм «Я буду рядом», а после показа рассказала нам о своих принципах работы в кино


1. Делать то, что тебя «вставляет»
 
Раньше я всегда делала только то, что хотела, пока однажды не пришла к мысли, что таким способом я никак не прославлюсь. Поэтому решила браться за любую работу и просуществовала в таком режиме три года. Сейчас этот период закончился, я получила то, что хотела — со мной просят сфотографироваться во всех кафе, поездах, в аэропорту и так далее. Это доставляет мне большое удовольствие. Но на последних проектах я обнаружила, что не получаю удовольствия от процесса. Я не иду на съемки «поприкалываться», а тупо работаю. Меня это сильно расстроило, и я решила, что теперь буду делать только то, что хочу.

Внутренний голос говорит: «Ну тебе же нужно как-то зарабатывать», я посылаю его подальше и отказываюсь от роли. А потом режиссер неожиданно предлагает роль гораздо круче в этом же проекте. Или, например, я давно на кастинге не получала удовольствия, а тут меня пригласил знакомый парень, который делает историю про роботов. И ты понимаешь, что тебе не нужно прикидываться кем-то, что твой персонаж умный и интересный: это очень классно, мне этого не хватает — соответствовать своему возрасту, говорить то, что думаешь и так далее. Даже если тебя «вставляет» на 30% — это тоже хорошо. Я прекрасно помню работу над фильмом «Нирвана», где был один монолог, который соответствовал моим представлениям о любви. И ради него я сыграла эту роль, потому что четко понимала, что этот кусок — мой.
 
 


2. Смотреть страху в глаза.
 
Умение делать то, что тебе нравится, напрямую связано со страхами. Страх всегда присутствует рядом с тобой, но когда ты называешь его, смотришь ему в глаза — он отступает. Ну, в крайнем случае, я облажаюсь, я же не оперирую сердце или опухоль. Даже голливудские суперактеры часто признаются, что они очень боятся. Все эти страхи — иллюзия, они делают из нас каких-то зомбаков. Человек делиться на то, что он хочет, и то, чего он боится. Страх может проснуться раньше, но если сначала подумать о «хочу», то оно становится сильнее страха. Это ведь такая простая вещь — ответить на вопрос о том, чего ты хочешь сейчас. Каждый день после того как я просыпаюсь, я сразу пишу три страницы того, что у меня есть в голове, чего я хочу. И если у меня вдруг появляются слова «нужно» или «должен» — я их зачеркиваю.
 
 


3. Не готовиться, а быть здесь и сейчас.
 
Это очень хорошее правило у Станиславского, которое, мне кажется, неправильно трактуется. Ты, конечно, учишь текст, готовишься, разбираешь структуру, помнишь в каких сценах нужно держать определенный градус и эмоции. Но если ты будешь готовиться к тому, как среагировать, то совершишь очень большую ошибку. Все режиссеры абсолютно разные, каждый со своими требованиями. Так же и с партнером — одно дело Даня Козловский, другое — Саша Яценко, ты должен внимательно слушать, что и как человек говорит.

Ты не можешь, например, наорать на него в той или иной сцене, потому что он идет к ней другим ходом. Самое классное, когда ты пришел свеженький, так себе выучил текст (ну кроме Достоевского, потому что его невозможно играть, не зная текста, он ритмический очень). И ты смотришь, что за чувак у тебя партнер. Если ты заранее что-то придумал, оно может у тебя не получиться. Нужно это «как сыграть» — оставить на рабочий день. Когда мы снимали с Пашей «Я буду рядом», он мне говорит: «Давай я дам тебе фильмов посмотреть», а у меня только Дуня родилась. В результате мы договорились на восьмичасовой рабочий день как для кормящей матери, и что на эти восемь часов я буду включаться в процесс, а дома не ничего не делать.

И когда я приходила на площадку, вместо того, чтобы репетировать текст, он мне внезапно показывал видео: например, где на проводах сидят голуби. Этот эмоционально заряженный кадр давал мне нужное настроение и я «заходила» в сцену. Это форма работа с Пашей. С Хлебниковым по-другому, хоть он и тоже мой любимый режиссер. Боря никогда не разбирает сцены, мы с ним очень легко находим общий язык и договариваемся. Аня Меликян, наоборот, человек структурный. Не нужно бояться, если ты не знаешь «как», ну придешь и узнаешь. Как-то раз, когда мы снимались в «Бесах» с Сергеем Маковецким, он такой идет и задумчиво говорит: «Да, ну пока что мы ничего не знаем про наших персонажей, но сейчас кое-что узнаем». Это очень точно сказано!
 
 


4. Не оценивать и не ругать себя
 
В самую страшную западню я попала, когда начала себя оценивать. Ты можешь просто сожрать себя с костями. А теперь после съемок я переодеваюсь, у меня все выключается, я ухожу с работы и вообще не думаю об этом. Даже если было плохо, если ты облажался, то это даже полезно для известного артиста, потому что в этот момент ты становишься чуть безответственнее и говоришь себе: «Ну, я не очень хороший актер, ну и что — в следующий раз будет лучше». Поэтому не нужно себя оценивать, ни в коем случае не ругать себя. Не говорить себе, что ты мог подготовиться гораздо лучше.

Мне кажется, что творчество — совсем не про то, как ты подготовился. Так, например, к «Бесам» я очень обстоятельно подошла, я буквально дрожала от страха перед Федором Михайловичем. Я чуть с ума не сошла, ходила и приставала ко всем со своими концепциями, месяца два от меня все офигевали. И я молодец, что я очень хорошо подготовилась, но не скажу, что это моя любимая роль. А с Пашей Руминовым был совсем другой процесс — я пришла и включилась, мы закончили — я переключилась и стала заниматься другими делами. И такая работа приносит гораздо больший результат. Боря Хлебников знает, что я никогда не учу текст, потому что выучиваю его на площадке очень быстро, ведь текст и задачи могут поменяться. Это спонтанное существование кажется мне очень правильным.
 
 


5. Делать побольше, дальше тебя направят
 
Ты отвечаешь только за то, что делать, а за «как» отвечает то, что от нас уже не зависит. «Побольше» в том смысле, что если ты встал с чувством, что тебе нужно срочно снять этот кадр и смонтировать с другим, то нужно пойти это и сделать, а не откладывать на завтра. Вот я проснулась и поняла, что приехала на фестиваль Voices, нужно посмотреть три хороших фильма, а я хочу на массаж. Нужно пойти на массаж, а завтра сходить на фильмы, если захочется. Мы часто существуем в том, что про нас подумают, вот у меня такой образ «я — хорошая».

Кто это придумал — непонятно. Из-за желания быть хорошей перестаешь слышать себя. У меня было так недавно с ММКФ. Я думала пойти на красную дорожку, но проснулась с утра, села в машину и уехала в деревню. Все идут по дорожке, а я сижу в кустах земляники и собираю ягоды. Я понимаю, что всем пофиг, никто не вспомнил — пришла я или нет — но для самой себя это было круто. Жара, 30 градусов, перекопана вся Тверская, ради чего я пойду на каблучищах подметать платьем улицы? Я вообще никому ничего не должна и меня это всегда спасало по жизни. Хоть я и наломала дров, но это было классно.
 
 

6. Быть счастливой
 
Я живу для того, чтобы быть счастливой, и не переношу, если мне скучно или если я несчастна, это меня просто бесит. Я начинаю болеть, когда вижу, что люди не действуют и заболевают от этого. Мне кажется, что все болезни от того, что человек забыл то, чего он хочет. Поэтому я зациклена на своем счастье, если ты счастливый — то ты не можешь делать плохо никому. Мне кажется, я вообще не интриганка. У меня отсутствует ревность, если я вижу профессионального партнера или даже не очень сильного, но у которого начинает все получаться, я испытываю истинное удовольствие. Мы же делаем общее дело — неинтересно, когда кто-то один крутой: хочется, чтобы все были классные. Если ты сам себя чувствуешь классным, то у тебя нет оснований препятствовать другому быть таким. У меня все очень просто — мне хорошо, когда люди получают удовольствие.
 
 


7. Не создавать себе правил
 
Ты можешь придерживаться каких-либо принципов, но должен всегда иметь возможность в любой момент легко поменять правила игры.
 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

20 самых значимых фильмов для операторов

Представляем 20 фильмов ХХ века, которые оказали наибольшее влияние на операторское искусство. Список составлен на основе голосования членов American Society of Cinematographers (Американского общества кинооператоров)

11 января 7878
Мнение

Что не так с «Вторжением»: не тот блокбастер, не те судьбы, не та прическа у Александра Петрова

«Блокбастер человеческих судеб» — так называет в многочисленных интервью свой новый фильм «Вторжение» Федор Бондарчук, также добавляя, что это ни в коей мере не сиквел «Притяжения». Давайте посмотрим, что же не так в этом «несиквеле». И как всегда: внимание, спойлеры!

15 января 3271
Техника

Техника до «Оскара» доведет — 2020

Американская киноакадемия объявила номинантов, а мы по традиции смотрим, какая техника использовалась авторами картин в категориях «Лучший фильм», «Лучшая режиссура» и «Лучшая операторская работа». Бонусом — комментарии операторов о съемках

13 января 2873
Практика

Налет времени, патина и изысканность в костюмах фильма «Звездные войны: Скайуокер. Восход»

О том, как осовременить классическую фантастическую киносагу, «переодеть» кадры с ныне покойной Кэрри Фишер, собрать шлем с помощью старинной японской техники и о многом другом рассказывает художник по костюмам «Звездные войны: Скайуокер. Восход» Майкл Каплан

12 января 2671
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее