Слова

«За некоторые фильмы, снятые на «Мосфильме», бывает стыдно»

В рамках празднования 90-летия «Мосфильма» директор концерна Карен Шахназаров рассказал tvkinoradio.ru, как устроиться работать на студию, зачем нужна Этическая хартия и в чём главная проблема современного российского кино.

  • 3 февраля 2014
  • 843
Родион Чемонин



- Сейчас в Москве, в России чуть ли не каждый месяц открывается очередная киношкола, киноинститут. Как вы относитесь к такой инициативе, что выпускники должны после окончания курсов или ВУЗа стажироваться на настоящем кинопроизводстве? И хватит ли фильмов на всех?

- На «Мосфильме» уже лет 14 действуют свои курсы. У нас катастрофическая нехватка кадров. Меня часто спрашивают насчёт разницы между Голливудом и нашим кино. Я в Америке работал, снял там «Американскую дочь», знаком с их производством. У них тысячи людей на каждую профессию, а в России ты выбираешь из трёх, понимаете? И это до сих пор, ситуация не меняется. И поэтому мы в своё время создали эти курсы. И мы сделали их сознательно бесплатными, потому что если создавать платные мастерские, у тебя есть большая вероятность, что действительно талантливые ребята, которые хотят работать в кино, не попадут, а попадут те, у кого есть возможность заплатить. За эти годы мы уже выпустили более тысячи специалистов. И мы отслеживаем: 80% наших выпускников работают в кино. Уже некоторые сделали себе карьеру: кто начинал как микрофонщик, сегодня уже оператор. Причём мы не готовим режиссёров и сценаристов. Мы готовим ассистентов, механиков, звуковиков, вторых операторов. Большая проблема с нехваткой специалистов по цифре. Сейчас мы набираем новый курс редакторов: приглашаем людей с высшим гуманитарным образованием и шесть месяцев натаскиваем их по кинообразованию. Или берём ребят с высшим техническим образованием: Бауманка, МИФИ – и обучаем их на механиков.
 
Что касается киношкол сценаристов и режиссёров, то мне кажется, что они все сосредоточены на вытягивании денег. Понятно, что ребятам хочется быть в кино, а тут заплатил – и уже режиссёр. На мой взгляд, это неверно. Как правило, у этих киношкол нет производства, а у нас ученики реально работают с реальными людьми, и в этом я вижу преимущество.
 
- Ну вот, допустим, человек закончил ВКСР, куда ему дальше идти?
- А, ну вот, надо было идти к нам. Прелесть наших курсов в том, что они попадают на студию. Они понимают, что такое кино. Кино – это прежде всего связи, здесь очень важны личные знакомства, не в смысле «блат», а в том смысле, что кино - очень живая субстанция. Ты учишься, работаешь с людьми, обрастаешь знакомствами. Может, именно поэтому наши выпускники работают в кино. А если кто-то хочет у нас работать – у нас есть своё агентство, заходите на сайт, там есть вся информация.
 
- Вы входите в совет по созданию Этической хартии. Зачем это вам, и зачем это нам?
- Строго говоря, когда я делаю кино, у меня есть свои моральные взгляды на жизнь и моральные правила. Я, например, никогда не употребляю в кино мат. Даже если мне денег заплатят, я не буду этого делать. А кто употребляет, тому, по большому счёту, хартия не поможет. На мой взгляд, идея Этической хартии - отвлечённая от реальной жизни. Но вреда в этом тоже нет. Я не думаю, что она может влиять на реальную ситуацию, но беды в этом я не вижу. Пускай будет. Это же не закон.
 
- А вдруг станет законом?
- Ну вот что вы… Ну, станет – тогда будете думать. Надо поэтапно подходить к ситуации. Я 15 лет работаю и привык к тому, что если есть проблема – тогда и решай, чего делать, не надо заранее себя нервировать. Вот в Думе какой-то депутат что-то ляпнул. Вы все сразу начинаете нервничать. Ну да, ляпнул человек какую-то ерунду, и что? Ещё же никто ничего не принял, зачем из этого панику создавать? Та же история и с хартией.
 
- Есть ли у «Мосфильма» картины, которыми лично вы гордитесь?
- У меня как у частного лица совсем другое мнение, чем взгляд директора компании. Честно скажу, что многим из того, что выходит на «Мосфильме», я совсем не горжусь. Более того, мне многое абсолютно не нравится, бывает даже стыдно. Но это производство, с этим ничего не поделаешь, это бизнес, который должен быть рентабельным. Поэтому я никогда не даю таких однозначных оценок. Когда я пришёл впервые на студию ассистентом в середине 70-х годов, кто работал тогда на «Мосфильме»? Бондарчук, Гайдай, Тарковский, Шепитько, Шукшин, Климов, Данелия, Хуциев… Вот такие имена были! Конечно, это кино было великое. Сегодня в России киноиндустрия продюсеров.
 
- Как сейчас относятся к российскому кино в мире? Вы сравниваете отношение к нам и к голливудскому кино?
- Российское кино очень слабое. Киноиндустрия, в принципе, построена, появились частные компании. Но надо понимать, что Россия производит порядка 70-80 картин в год, а, например, Франция – 400 фильмов! Если вы поедете сейчас в Париж и зайдёте в кинотеатр, вы увидите, что там одни французские фильмы идут. Французы вернули себе 60% кинопроката. Индия производит порядка 1000 фильмов. Как мы можем идти напролом со своими 70 картинами? Причём не все они идут в прокате, и это, кстати сказать, нормально. В США, например, из 10 снятых фильмов только 2-3 выходят на экраны, в них вкладываются деньги на рекламу и т.д. Остальные 7 выходят на видео, DVD, на кабельное ТВ, в интернет. Так что у нас, получается, из 70 фильмов максимум 20 лент можно показывать в кинотеатрах. Это ещё и к вопросу о квотах: что толку от этих квот, если этими 20 картинами мы можем рынок насытить лишь на один месяц. Какой смысл? Проблема российской индустрии в малокартинье. Россия должна производить не меньше 300 картин в год, тогда можно говорить о киноиндустрии. А сегодня Россия – это очень слабая кинематография в мировом масштабе, зато телевидение растёт.
 
- Какие мероприятия будут проходить в рамках празднования 90-летия «Мосфильма»?
- Да никаких особенных празднеств, концертов не будет. У нас не день рождения студии, а год «Мосфильма». Будут фестивали, недели. Собственно, уже начали. В Таллинне с больщим успехом прошла выставка. 17 января в главном зале Национальной Синематеки открылась Неделя «Мосфильма» в Мексике. Также в течение года недели и вечера кино пройдут в Израиле, США, Бразилии, Швейцарии, Франции, Болгарии, Македонии, Сербии, Словении, Тунисе, Китае, Японии, Австралии, Венгрии, Польше. Сегодня пришло письмо с приглашением провести такую неделю в Аргентине. В Чебоксарах у нас запланирована выставка. В течение года будут показы, фестивали, правда, в основном за рубежом и в провинции, потому что в Москве в кинотеатрах в условиях коммерческой составляющей довольно сложно проводить. В Москве разве что 8 февраля в киноклубе «Эльдар» состоится вечер, посвященный юбилею «Мосфильма», который откроется фотовыставкой «История Мосфильма».
 
- Может ли «Мосфильм» сегодня позволить себе какой-то крупный проект вроде «Аватара»?
- «Аватар» не можем снять ни «Мосфильм», ни Warner Brothers. Он вышел под маркой WB три года назад (у нас с ними, кстати, очень хорошие отношения, отличная студия и очень похожа на «Мосфильм»). И когда «Аватар» вышел, я спросил у главы Warner: «Кто финансировал фильм?» Он мне отвечает: «Не знаю. Кэмерон где-то нашёл деньги». Вообще, если говорить конкретно об «Аватаре», то тот объём компьютерной графики не может позволить себе ни одна студии. Его делали всем миром: Голландия, Австралия, Новая Зеландия, Россия, другие страны – все принимали участие над компьютерными спецэффектами. Фильм поделили на части, которые потом распределялись по всему миру. Так что фильмы типа «Аватара» не может позволить себе ни одна студия на Земле.


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Лев Толстой Москва
    В России нет киноиндустрии. Все разговоры о том, что "она, в принципе, построена" - брехня. Про слабое кино хорошо подмечено, только дело ведь не только в количестве картин, но и в их качестве.
    Развернуть

    Смотрите также