Слова

«На площадке все должны “болеть” одной и той же болезнью, иначе кино не сложится»

Джон Ву, автор таких знаковых для 90-х и нулевых фильмов, как «Трудная мишень», «Без лица» и «Миссия: Невыполнима – 2», привез в Россию свой новый фильм «Переправа» и рассказал tvkinoradio.ru о работе с массовкой, влиянии старого кино и работе в Голливуде

  • 20 июля 2015
  • 1374
Родион Чемонин


Джон Вы
Джон Ву, режиссер / Фотограф: Анна Темерина

- В двух ваших последних лентах – «Битва у Красной скалы» и «Переправа» – мощные боевые сцены с участием не компьютерно модифицированной массовки, а настоящих людей…

- В этих сценах я опирался на свой опыт, который приобрел, когда работал в Голливуде. Я максимально слежу за тем, кто как работает в кадре. Независимо от того, на первом ли плане он стоит или далеко в больших панорамных макетах. Поработав в США, я приобрел бесценный опыт работы с большими сценами. Даже больше: я стал чуть ли не специалистом в массовых сценах. Но здесь ещё одна важная вещь. Через такие эпизоды я понял, что большие боевые схватки – это не аттракцион, это еще один способ показать ужасы войны. 

Кадр из фильма Битва у красной скалы
Кадр из фильма «Битва у Красной скалы»

Собственно, в американском кино есть масса достойных примеров, на основе которых можно изучать и пробовать работы с массовкой.

- Но ведь вы не единолично работали с такими масштабными сценами?

- Конечно, нет. Была вторая группа, были каскадеры, пиротехники, консультанты. Я понимаю ваш вопрос. Да, «Битва у Красной скалы» и «Переправа» – это очень разные фильмы, их действие происходит в разных эпохах. Но их объединяет единый образ мысли. От актеров до режиссера. Я, вы удивитесь, тоже как-то задумался об этом. И пришел к выводу, что на площадке все должны «болеть» одной и той же болезнью, вирусом, иначе кино не сложится.

- Боевые сцены в «Переправе» снимались по старинке, без особых спецэффектов. А вот следующая, вторая часть, «Переправа 2», там всё наоборот, много компьютерной графики. Она еще не вышла, но её уже назвали китайским «Титаником»…

- Работая над своими фильмами, я всегда опираюсь на голливудскую классику. 50-е, 60-е годы прошлого века. Они оказали на меня огромное влияние, ещё когда я был молодым.

Кадр из фильма Переправа
Кадр из фильма «Переправа»

Фильмы этого периода все время со мной. Я к ним постоянно мысленно переношусь: они очень эмоциональные, а такое никогда не забывается.

- Например?

- «Война и мир» Сергея Бондарчука, «Доктор Живаго» Дэвида Лина, «Лоуренс Аравийский» с Питером  О'Тулом. Здесь неважно, поменялась ли эпоха, тенденции. Важно, что остался киноязык.

- А можно некорректный вопрос?

- Конечно. 

- Вот смотрите. Любой белокожий зритель – европеец, американец, русский – не очень часто смотрит китайское кино. Особенно густо населенное персонажами. Нам трудно отличить, грубо говоря, одного китайца от другого. Вы же находите таких актеров, которых не только можно различить, но и вылепить из каждого то, что называется personality, индивидуальность. Как?

- (смеется) Спасибо. Я выбираю актеров, в первую очередь, по типажу. У меня после работы в Голливуде закрепилась привычка искать типажи. Мне не важны черты лица, внешний облик или разрез глаз. Мне куда важнее воплощение в образе. Я создаю международный образ в том смысле, что актер должен быть понятен всем людям. Это реализация личности в той или иной роли. В голове, сердцах, умах людей остаются эмоции, следы от чувств, если я правильно понял ваш вопрос.

Кадр из фильма «Переправа»
Кадр из фильма «Переправа»

В этом и есть тонкости настоящего искусства, включая актерскую способность передавать чувства на экране. Так я и выбираю артистов, они должны носить внутри себя индивидуальность.

- А как вам в поиске индивидуальности помогают художники по костюмам?

- Колоссально! С одеждой это всегда очень тонкий вопрос. Мне в работе над «Переправой» помогали и историки, и специалисты, и художники. Так как это не совсем военный фильм, для меня это вообще, в первую очередь, романтическая история. История любви. Мне было важно, чтобы костюмы грамотно сочетались с типажом героя.

- Вы же знаете, что многие ваши кадры разошлись на мемы и чуть ли не на анекдоты и пародии, вроде голубей в последнем эпизоде или рапидов. Даже в «Переправе» есть «мексиканская дуэль» (взятый из вестернов прием, когда герои наставляют друг на друга оружие. – Прим. tvkinoradio.ru). У вас есть такое чувство, когда вы сидите в зрительном зале и видите, что придуманный вами прием вдруг оказывается у другого режиссера: «Это моя фишка!»

-  (смеется) Ну вы же понимаете, что все эти приемы не я сам придумал. Я многому научился, работая в Голливуде. Если вы имеете в виду белых голубей или ту же «мексиканскую дуэль», то у меня один ответ: это общее коллективное создание.

Трудная мишень
Кадр из фильма «Трудная мишень»

- «Трудная мишень» в свое время вошла в «Книгу рекордов Гиннесса» как фильм с наибольшим количеством сцен насилия. 

- Вы серьезно?

- Конечно. Сейчас, понятно, уже никто такие списки не составляет. Сегодня в детских мультиках сцен, которые могут конкурировать с «Трудной мишенью», куда больше. Это поэтому в вашем новом фильме «Переправа» даже кровь выглядит не реалистично? 

- Да, конечно. В «Трудной мишени» насилие не было сверхзадачей, разумеется. Но я поставил перед собой идею: снять «Переправу» как фильм не о войне, а, в первую очередь, о любви. Поэтому там и кровь, и битвы, и раны выглядят почти сказочно. Мне было важно показать не военную мясорубку, а эмоции. Это не экшн-муви. Это романтическая история.

Кадр из фильма «переправа»
Кадр из фильма «Переправа»

Мне пришлось долго думать над тем, как снять романтический фильм о войне. Поверьте, это очень сложно. Я повторюсь: на протяжении всех съемок я обращался к фильмам 50-х – 60-х годов. Я хотел показать на фоне войны три истории любви.

- Вы сегодня много говорили о Голливуде. Что было бы, если б не было в вашей биографии так называемого «голливудского периода»?

- Вполне спокойно. Я жил бы в континентальном Китае, снимал кино и не думал о славе и наградах. Вы же должны помнить, что свой первый коммерческий «выстрел» «Hard Boiled» я снял в Гонконге. Поэтому у меня нет проблем, где снимать. Важнее – как снимать.



 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

10 провальных фильмов, ставших культовой классикой

Не все картины могут оценить по достоинству сразу после выхода, иногда на признание труда авторов уходят годы. Вспоминаем несколько таких случаев: чем оборачивается провал, почему фильмы бывают непонятны и из-за чего взгляды публики могут меняться

  • 22 октября
  • 1982
Практика

Как визуально показать мысли на экране

Каким образом в кино выражают поток сознания, что такое семиотические маркеры и как понять, что на экране сон, а не реальность

  • 11 октября
  • 1870
Практика

Как выбрать соотношение сторон

Кинематограф уже долго использует разные форматы изображения, но что они значат для современных режиссеров и операторов? Ниже — несколько советов, которые помогут вам ориентироваться в соотношениях сторон  

  • 16 октября
  • 1737
Практика

10 советов Дэмьена Шазелла начинающим кинематографистам

Дэмьен Шазелл «выстрелил» дебютной «Одержимостью», затем с рекордом штурмовал «Оскар» «Ла-Ла Лендом», а теперь выпускает третью многообещающую картину «Человек на Луне». У самого яркого молодого режиссера Голливуда явно есть чему поучиться

  • 10 октября
  • 1660
Практика

Мастер: Гаспар Ноэ

К выходу «Экстаза» разбираем уникальный стиль Гаспара Ноэ, некогда возведший его в ранг главных мировых кинохулиганов и провокаторов: экспериментальная драматургия, дезориентирующая камера, цветной свет, психоделические титры, POV и порно со слезами на глазах

  • 12 октября
  • 1457
Практика

Как это снято: «Земляничная поляна»

60 лет назад Ингмар Бергман снял одну из самых важных картин не только в своей фильмографии, но и в мировом кино вообще. Что делает эту ленту значительной: исповедальность, символизм, последняя роль Виктора Шестрема, живопись экспрессионизма, а также экранизация кошмара

  • 15 октября
  • 1377
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее