Практика

Мастер: Кира Муратова

В память о Кире Муратовой предлагаем разобраться в основных чертах творческого стиля главного режиссера-нонконформиста советской и постсоветской эпох: абсурд, гротеск, «дурной вкус», непрофессиональные актеры, повторы и повторы


Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.
 

Режиссер, который «гуляет сама по себе»


Режиссер Кира Муратова (2007) / Фото: Юлия Рубцова/ТАСС
Режиссер Кира Муратова (2007) / Фото: Юлия Рубцова/ТАСС

Первая особенность Киры Муратовой как режиссера — ее абсолютная самодостаточность и уникальность. По меткому замечанию критика, Муратова — непокорный режиссер, который «гуляет сама по себе».

Она никогда не относилась ни к каким кинематографическим стилям, школам и направлениям. Пережила несколько кинематографических эпох с 1960-х по 2010-е годы. И в каждой эпохе она оставила знаковые фильмы, хотя не всегда вписывалась во время.

Начиная с первых картин и вплоть до перестройки режиссер терпела гонения — ей не давали работать (в 1970-е из-за «профнепригодности» она была на Одесской киностудии библиотекарем), ограничивали в прокате («Короткие встречи»), запрещали («Долгие проводы»), подвергали цензуре (ленту «Среди серых камней» искромсали так, что Муратова сняла свое имя с титров, указав вымышленного Ивана Сидорова).

Напротив, после распада Советского Союза, когда многие даже именитые режиссеры оказались без работы, Муратова стала стабильно снимать по картине в два-три года. Ее можно называть режиссером советским и постсоветским (а также несоветским и антисоветским), российским и украинским, одесским и европейским. Каждое подобное определение будет верно, но в то же время очевидно, что Муратова гораздо масштабнее таких рамок.
 

Полижанровость: от «провинциальных мелодрам» до «шедевров пессимизма»


Режиссер Кира Муратова (2007) / Фото: Валерий Матыцин/ ТАСС
Режиссер Кира Муратова (2007) / Фото: Валерий Матыцин/ ТАСС

Невозможно дать общее краткое определение какого-то муратовского жанра. Потому что все ее картины очень разные. Разве что, с некоторыми оговорками, прослеживается своего рода маятник — режиссер снимала одну-две тяжелых, мрачных, депрессивных картины, а потом ненадолго отвлекалась не нечто более легкое.

Свои первые фильмы — «Короткие встречи», «Долгие проводы», «Познавая белый свет» — Муратова сама называла «провинциальными мелодрамами». За ними она сняла «Астенический синдром», который вошел в историю как «манифест отечественного пессимизма». После был «сентиментально-розовый» «Чувствительный милиционер» и светлые и нарядные «Увлеченья».

Но затем Муратова погрузилась в пучины человеческих пороков, зла и жестокости в «Трех историях». Именно там от лица одной из героинь режиссер «поставила этой планете ноль». Далее были гротескные комедии, криминальные мелодрамы и авантюрные водевили: «Второстепенные люди», «Чеховские мотивы», «Настройщик».

В «Два в одном» Муратова приблизилась к сказке, но уже следующая «Мелодия для шарманки», словами Андрея Плахова: «Редкий даже для Муратовой шедевр тотального пессимизма и категоричного морализаторства». Наконец, «Вечное возвращение», после которого Муратова настойчиво попросила называть себя «бывшим режиссером», — это абсурдистская трагикомедия о банальности жизни и одновременно «горестной природе кинотворчества». Основа настроения этой картины — меланхолия, что делает ее, кажется, идеальной для финала творческого пути Муратовой.
 

Декор: пышность и «дурной вкус»


Кадр из фильма «Два в одном» (2007) / Фото: Sota Cinema Group
Кадр из фильма «Два в одном» (2007) / Фото: Sota Cinema Group

Муратова спокойно признавалась в «дурном вкусе»: «…я человек довольно эклектичный во всех отношениях. То, что называется „кич“ или „безвкусица“, мне не чуждо. Я всегда говорю, что плохой вкус — это хороший вкус, и наоборот». Отсюда такая особенность ее картин как пышный, гротескный декор пространства и костюма. Муратова испытывала особый интерес к диковинным интерьерам и старомодным вещам. Неожиданные сочетания цветов и яркая фактура помогают создавать специфическую, подчас карнавальную атмосферу, а заодно подчеркивать пограничное состояние муратовских героев.
 

Герои «не от мира сего»: непрофессионалы и звезды


Кадр из фильма «Долгие проводы» (1971) / Фото: Одесская киностудия
Кадр из фильма «Долгие проводы» (1971) / Фото: Одесская киностудия

Современный человек и человеческие отношения в самых камерных, интимных формах — вот, пожалуй, главная тема творчества Муратовой. Ее герои неизменно кажутся эксцентричными, странными, чудаковатыми, отрешенными. Часто это маргиналы, «второстепенные люди». Про таких еще говорят «не от мира сего». Они кажутся нервными и жестокими, но одновременно трогательными и беззащитными. Но именно таким, противоречивым и причудливым, видится Муратовой самый обычный современный человек. Как тут не вспомнить, что режиссера часто обвиняли в мизантропии, на что она отвечала, что любить для нее возможно только отдельного человека, но не все человечество в целом.

Кадр из фильма «Настройщик» (2004) / Фото: Пигмалион
Кадр из фильма «Настройщик» (2004) / Фото: Пигмалион

Ища предельной естественности, Муратова часто работала с непрофессиональными актерами. Причем многие из них попадали к ней на площадку буквально с улицы. С их помощью режиссер создавала типажи, маски, одним своим видом выражающие необходимый образ.

Вместе с тем у Муратовой был обширный состав «своих» актеров, стабильно появляющихся в ее кино. Причем артисты это совершенно разные: клоуны из «Маски-шоу» Георгий Делиев и Наталья Бузько, звезды, вроде Олега Табакова и Аллы Демидовой, Сергея Маковецкого и Богдана Ступки, просто любимцы, вроде Сергея Попова, Леонида Кушнира, Жана Даниэля, Уты Кильтер и Александры Свенской. Невозможно представить кинематограф Муратовой без открытых ею Зинаиды Шарко, Нины Руслановой, Натальи Лебле и Ренаты Литвиновой, каждая из которых — особое, уникальное проявление женской природы. При этом любых актеров Муратова подбирала по простому принципу: «Артист должен подходить к роли. Если актер неорганичен, то он вообще выпадает из фильма. Органика — это первое».
 

Животные


Кадр из фильма «Астенический синдром» (1989) / Фото: Одесская киностудия
Кадр из фильма «Астенический синдром» (1989) / Фото: Одесская киностудия

Отвлечемся от людей и обратимся к братьям нашим меньшим. В кадре Муратовой часто присутствуют животные: собаки, кошки, лошади. Режиссер объясняла их обязательное появление собственным впечатлением от живодерни: «…на „Короткие встречи“: нам нужна была собака. Кто-то посоветовал пойти в живодерню. Я пришла в этот утильцех, и то, что я увидела… Я три дня думала, что вообще ничего больше не буду снимать. Потом, когда пришла в себя, решила: если я сниму это, мне станет легче. Сняла. Не помогло, осколок во мне так и сидит».

Помещая животных в кадр, Муратова как бы напоминает зрителю о тех, кто не по своей воле включен в систему человеческих взаимоотношений и часто становится их жертвой. С этим мотивом связаны и самые, пожалуй, страшные кадры во всей фильмографии Муратовой — знаменитая документальная сцена живодерни в «Астеническом синдроме».
 

Невнятное произношение и искаженная пластика


Вообще Муратова уделяла исключительное внимание работе с речью актера. Неподготовленный зритель порой даже может возмутиться, что речь героев не удается разобрать. Однако Муратова таким образом, с одной стороны, следовала специфическому одесскому прононсу, да и вообще особенности многих людей в обиходе говорить неразборчиво. С другой стороны, важнее конкретных слов часто бывает интонация, настроение, которое идет от игры актера.

Отвечая в одном из интервью на вопрос о специфике речи своих героев, Муратова говорила так: «А может, я просто выбираю людей, которые говорят очень интересно, своеобразно. Это люди, обладающие острой характерностью, у них не только речь, но и весь облик особенный, необычный. Вот когда я говорю, я это делаю ведь не так, да? Говорю просто, логично, по-дикторски. Такая речь мне неинтересна. В кино я стремлюсь к тому, что мне нравится, и, наверное, в результате то, что у меня получается, у многих вызывает ощущение специфичности. Но я не улавливаю эту специфичность настолько, чтобы ее проанализировать. Знаю только, что так разговаривают люди, которые мне интересны».

И тут мы сталкиваемся с еще одним необычным характерным муратовским приемом. Ее актеры могут намеренно переигрывать вплоть до кривляния, выступать с явно искаженной мимикой и пластикой. Такими обостренными средствами режиссер достигает особой выразительности художественных образов.
 
Сцена из фильма «Астенический синдром» (1989)

Ну, и раз мы заговорили о речи, заметим, что Муратова — это еще и ниспровергатель табу. «Астенический синдром» вызывал (и продолжает вызывать) шок по многим причинам, но одна из них заключается в том, что в этой картине впервые с советского экрана звучал мат. Вновь не слишком-то разборчиво, но тем не менее звучал.
 

Повторы


Пожалуй, самый характерный из приемов Муратовой — различные виды повторов, рефренов и тавтологий. Это может проявляться на разных уровнях, касаться жестов, мимики и фраз или ситуаций и сцен. Например, герои могут периодически «зависать» на повторении одной и той же реплики.

Кадр из фильма «Мелодия для шарманки» (2009) / Фото: кинокомпания «СОТА Синема Групп»
Кадр из фильма «Мелодия для шарманки» (2009) / Фото: кинокомпания «СОТА Синема Групп»

Муратова объясняла такие решения просто: «Мы талдычим все без конца». То есть человеку вообще свойственно повторять и повторять одни и те же вещи. То ли от проблем с коммуникабельностью, то ли от собственных неврозов. В любом случае, Муратова в интервью часто высказывала удивление тем, что зрителя так удивляют речевые повторы в ее картинах — ведь в жизни так и происходит, прием вполне реалистичен.

А вот другой вид повторов — ситуации — чуть более условный. Например, в «Мелодии для шарманки» в одной из сцен встречаются близнецы-братья и их же близнецы-сестры.

Еще более сюрреалистичный вид повтора — когда дублируется одна и та же сцена. Например, в фильме «Познавая белый свет» героиня Нины Руслановой в одной сцене дважды подряд выходит из грузовика — режиссер оставила два дубля. Такой подход сближает кинематограф Муратовой с поэзией. Во всяком случае, сама автор видела в дублях сцен не что иное, как рифмы. Киновед Михаил Ямпольский же отмечает важность подобных повторов для ритма картин.

Кадр из фильма «Вечное возвращение» (2012) / Фото: кинокомпания «СОТА Синема Групп»
Кадр из фильма «Вечное возвращение» (2012) / Фото: кинокомпания «СОТА Синема Групп»

Пожалуй, наиболее глобальное проявление «повторяемости» в творчестве Муратовой — это ее последняя лента «Вечное возвращение». Повторы тут — каркас всего фильма: почти два часа экранного времени мы наблюдаем одну и ту же ситуацию, несколько раз разыгранную разными артистами. При этом от постоянных повторений в итоге теряется сюжетный смысл. Зато особую глубину приобретают детали, нюансы и мелкие отличия. Да и, кстати, название «Вечное возвращение» вполне тянет на лаконичную характеристику всего творческого пути Муратовой.
 

Абсурдизм и отвлечения


Действие в фильмах Муратовой не всегда поддается обычной, бытовой логике — оно абсурдно, связано с самым причудливым вымыслом. Не зря о кинематографе режиссера часто говорят, что он «предсказуем в своей непредсказуемости».

Скажем, по сюжету «Чувствительного милиционера» страж порядка находит младенца в капусте. Но что удивляет даже больше, так это то, что действие периодически стремится выйти еще и за рамки традиционной драматургической логики.

Кадр из фильма «Увлеченья» (1994) / Фото: Никола-Фильм
Кадр из фильма «Увлеченья» (1994) / Фото: Никола-Фильм

Режиссер может спокойно отвлекаться от основного повествования на что-то, казалось бы, совершенно постороннее. Скажем, герои могут внезапно переходить к пространным монологам, рассуждениям и исповедям, совершенно, на первый взгляд, не подходящим к данному месту и ситуации. Также в качестве примера можно привести «неуместный» эпизод с лошадьми из фильма «Увлеченья». Или же действие может безвозвратно прерваться в кульминационный момент, как это происходит с первой новеллой «Астенического синдрома».

Такими способами режиссер создает определенное настроение, выявляет детали и раскрывает внутреннюю, глубинную взаимосвязь вещей и явлений.
 

Метакино


Кадр из фильма «Астенический синдром» (1989) / Фото: Одесская киностудия
Кадр из фильма «Астенический синдром» (1989) / Фото: Одесская киностудия

И еще один способ непредсказуемого «отвлечения». Режиссер способна внезапно заявить зрителю с экрана: «Да, это всего лишь фильм». Например, первая часть «Астенического синдрома» неожиданно прерывается, а мы оказываемся на кинопоказе этого самого фильма из первой части, с которого массово убегает зритель. Перед нами кино в кино, а заодно еще и впечатляющая самоирония.

Вариации такого обнаженного приема можно встретить и в других лентах Муратовой, но особенно примечательно «Вечное возвращение» с сюжетной рамкой: режиссер картины умер, от фильма остались только кинопробы, которые пройдоха-продюсер пытается «впарить» инвестору под видом шедевра большого искусства.
 

Обложка: режиссер Кира Муратова / Alessia Paradisi/PA Photos

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Как это снято: «Бриллиантовая рука»

Вспоминаем, как снималась эксцентричная, добрая и невероятно смешная комедия Леонида Гайдая, которая стала одним из самых популярных фильмов за всю историю советского кинопроката

9 декабря 7452
Мнение

Что не так с «Аббатством Даунтон»: не тот темпоритм, не то королевское семейство, не тот дубляж

Можно ли смотреть киноверсию телешоу, если вы не являетесь адептом сериала, на основе которого поставлен фильм? Что лучше: сохранить непривычный для кино неспешный ритм оригинала или сократить сюжет, который в идеале шел бы целый сезон? Разбираемся на основе фильма «Аббатство Даунтон». Осторожно, спойлеры!

29 ноября 4918
Мнение

Что не так с фильмом «Аванпост»: не те референсы, не тот хронометраж, не то промо, не те инопланетяне

На примере фильма «Аванпост» рассматриваем тяжелый случай, когда невнятно продуманные цели и неправильно поставленные задачи могут убить даже такой востребованный жанр, как современная постапоклиптическая фантастика

2 декабря 4044
Обзоры

Главные сериалы этой зимы

Впереди нас ждут длинные морозные вечера, прерываемые длинными каникулами, поэтому мы подобрали вам краткую программу из сериалов, которые заставят согреться. На всякий случай, запишите: «Ведьмак» — 20 декабря, «Новый папа» — 14 января, финал «Родины» — 9 февраля

3 декабря 2953
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее