Практика

«Леди Бёрд»: как показать воспоминание при помощи цвета

Режиссер Грета Гервиг, оператор Сэм Леви и колорист Алекс Бикел сравнивают кадры из фильма «Леди Бёрд» до и после постпродакшна и рассказывают, какие решения они принимали в процессе

  • 17 декабря 2017
  • 4751
Зрители и критики высоко оценили фильм Греты Гервиг «Леди Бёрд», отметив точную актерскую игру, операторскую работу и светлую грусть, которой пропитана история. Однако может появиться ошибочное впечатление, как будто картина менее кинематографична, как будто самому ремеслу на ее съемках уделяли не так много внимания, чем, скажем, на крупном проекте с масштабными экшн-сценами.
 
Трейлер фильма «Леди Бёрд» (2017)

Режиссер и сценарист Грета Гервиг с оператором Сэмом Леви начала разрабатывать внешний вид «Леди Бёрд» еще за год до съемок (вместе они работали над «Милой Фрэнсис» и «Планом Мэгги»). Вместе они пытались сделать из несколько абстрактной визуальной концепции Гервиг что-то реальное. Леви обратился к своему знакомому колористу Алексу Биклу, чтобы тот помог ему разработать уникальный технический процесс, который помог бы режиссерскому видению дойти до больших экранов.

Гервиг, Леви и Бикл поделились кадрами из фильма до и после обработки.
 

Как выглядит воспоминание


На съемках фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 
На съемках фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 

Гервиг: Я хотела, чтобы фильм выглядел как воспоминание. Я постоянно повторяла — не знаю, понятно ли это вообще — что хочу, чтобы фильм был вот тут (Гервиг вытягивает руку так, чтобы она была как можно дальше от ее лица).

Леви: Да, Грета сделала именно этот жест. Я прекрасно понял, что это значит: она — зритель, рука — это экран, и, хотя они и связаны, но находятся на небольшом расстоянии друг от друга. Зритель не внутри и не далеко, не должно быть ручной камеры, не надо притворяться, что мы с героями в одном помещении.

На съемках фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 
На съемках фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 

Гервиг: Я хотела, чтобы зритель чувствовал просцениум, границы кадра, как будто это какой-то волшебный лайтбокс. Мы дружим с Сэмом и оба живем в Нью-Йорке, поэтому у нас было достаточно времени, чтобы это продумать. Я попросила заняться всем этим за год до производства, так, чтобы у нас был готов монтажный лист, чтобы мы успели поговорить, сходить в кино, изучить фото и живопись, обсудить философию съемок. В общем, найти общий язык.

Леви: Мы не хотели пользоваться методами, которые уже широко распространены в кинематографе. Не хотелось применять уже готовый эффект пленочного зерна или что-то еще, к чему люди обычно обращаются, когда им нужно создать ощущение воспоминания. Грета все время подталкивала меня к поиску своих собственных решений. Мы не стремились к тому, чтобы фильм не был похож на другие, мы просто пытались найти свои собственные методы.

Гервиг: Он должен был выглядеть как воспоминание, но не рефлексия.

Работа фотографа Лиз Сарфати ROSE #56 AUSTIN, TX 2003, серия «The New Life» / Фото: Lise Sarfati, Yossi Milo Gallery, New York, and Twin Palms Publishers, Santa Fe
Работа фотографа Лиз Сарфати ROSE #56 AUSTIN, TX 2003, серия «The New Life» / Фото: Lise Sarfati, Yossi Milo Gallery, New York, and Twin Palms Publishers, Santa Fe

Леви: Мы, например, пристально изучили работы французского фотографа Лиз Сарфати. Она много снимала молодых женщин где-то в 2000-х годах. В них нет ничего извращенного, сразу понятно, что снимала женщина. Героини выглядят очень просто, так же, как и наши молодые актеры вели себя с Гретой. Смотря на фото Сарфати, мы пришли к идее «простоты и сочности». Именно так должна была выглядеть «Леди Бёрд», в ней не должно было быть ничего визуально-кричащего.
 

«Похоже на 2003 год»


Леви: Я взял несколько фото Сарфати и несколько снимков самой Греты в школьные годы и начал делать их цветные копии, чтобы повесить на стену. У нас в офисе был дорогой цветной ксерокс, и я хотел, чтобы все эти фото были у нас перед глазами для вдохновения. Я надеялся увидеть некоторые закономерности, которые позволят нам добиться нужной эстетики. И тут же оказалось, что на копиях появились дефекты. Они как будто «состарились» на десяток лет. Однажды Грета сказала: «Знаешь, чем они хороши? Они как будто из 2000-х».

На съемках фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 
На съемках фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 

Гервиг: Мне показалось, что фото стали похожи на изображения из 2003 года... Я тогда ходила в Kinko, делала копии различных вещей, украшала свою комнату, а мои друзья делали альбомы. Все мы ходили в Kinko.

Леви: Со временем мы начали видеть связь между идеей воспоминания и такими «дефектными» изображениями. Алекс Бикел (колорист) стал нашим Kinko. Пока Грета занималась кастингом, я начал проводить тестовые съемки и работать с Алексом, чтобы понять, как мы можем достичь такого эффекта.
 

Добавление зерна


Бикел: Вы не представляете, как много людей спрашивают: «Мы хотим снимать в цифре, как сделать так, чтобы фильм не казался цифровым?». С этого начинает работу почти любой колорист в 2017. Все в том или ином виде добавляют пленочное зерно. Сэм и Грета, напротив, хорошо визуализировали то, что они хотят — сама идея с ксероксом и органической текстурой изображения. Все это было очень естественно, так что мы разработали совсем другой технический процесс.
Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24 

Леви: Мы снимали на ARRI ALEXA Mini и старые объективы Panavision и, протестировав несколько разрешений, мы остановились на 2K — ARRI Raw 3.6K казался слишком насыщенным и четким. У ALEXA есть свое собственное зерно, некий цифровой шум. Он есть у любого сенсора. Алекс спросил: «Как выделить это „цифровое зерно?“». Так мы не добавили бы ничего искусственного, а просто приняли бы технологию съемки такой, какая она есть, добавив ощущение ручной работы. Это чем-то похоже на фотокопию.

Бикел: Так что текстура в фильме  – это, на самом деле, цифровой шум Alexa. Это нижний шумовой порог — ты отключаешь камеру и записываешь. В результате получаешь черный сигнал, в котором все равно остается шум.

Этот шум у ALEXA очень интересный и не похож на цифровой. Он выглядит органичнее, чем на других камерах. Мы взяли его, выделили и интегрировали в изображение — это хорошо видно в средних тонах.
Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Леви: Мы использовали технику, во многом похожую на ту, что была у новостных камер, на которых я учился. Там можно было повысить гейн до 12-16 дБ. Мне всегда нравилось его увеличивать, экспериментируя с шумовым порогом. Это как зерно, некая текстура, которая влияла на цвета, как ксерокс.

Гервиг: Изображение похоже на нарисованное, как будто более насыщенное, но лишенное какого-то слоя. Мне оно показалось похожим на воспоминание, пропитанным духом времени.
 

Печать на цветной бумаге


Бикел: Летом, когда мы работали над цветом, я задумался — какими же цветами печатает ксерокс? Чаще всего он уменьшает широтную характеристику. Мы подумали — если фильм распечатать на бумаге, как он будет выглядеть?

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24
Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Леви: Алекс был уверен — чтобы понять, чего хочет Грета, я бы мог распечатать фильм на бумаге и отсканировал каждый кадр, если бы это вообще было возможно. Но вместо этого он придумал совершенно замечательный процесс.

Бикел: Во время DI практически для каждой сцены мы делали два листа бумаги — один для ярких участков, другой — для теней. И включили все это в процесс цветокоррекции. Было весело. Когда героиня проводит время с крутыми ребятами, вроде героя Тимоти Чаламета, мы использовали циановую бумагу на ярких участках и лавандовую — в тенях. Мир Леди Бёрд был более личный, теплый и человечный.
Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / Фото: А24

Леви: Это очень круто, поскольку на негативе было больше деталей, а этот метод на DI позволил сделать так, чтобы эта потеря цветности была похожа на цветное ксерокопирование.

Гервиг: Мы с Сэмом и Алексом проводили много времени вместе. Оба они — художники, и мне так нравится, что кино — это коллективное искусство. Да, у тебя есть свое видение, но и остальные тоже могут привнести что-то свое: Алекс — в цвет, Сэм — в освещение и кадрирование.

Источник: indiewire.com
 

Обложка: кадр из фильма «Леди Бёрд» (2017) / А24

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Слова

«Мосфильм. Золотая коллекция»: киноклассика и современные блокбастеры на одной кнопке

Почему «Мосфильм» решил создать свой киноканал совместно с холдингом ВГТРК и АО «ЦТВ», чем удивит, как монетизирован и планируется ли выход на международный рынок, рассказал Роберт Гндолян, генеральный директор медиахолдинга «Цифровое Телевидение»

6 октября 691
Техника

Телевизионные технологии в спорте: как обеспечить справедливое судейство без влияния на игровой процесс

Видеоповторы, видеосудейство, увеличение каналов записи, синхронизация потока, SuperMo-камеры: как современные broadcast-технологии помогают спортивным судьям, рассказывает Игорь Витиорец, технический директор slomo.tv

1 октября 495
Обзоры

7 нестандартных фильмов о социальном протесте в России: от «Прощания» до «Завода»

Пролетарии, рассуждающие о Брехте, дальнобойщики, штурмующие Москву, и фон триеровские мотивы Юрия Быкова: в честь успеха «Дорогих товарищей!» в Венеции выбрали самые нестандартные и яркие картины о социальном протесте в России

28 сентября 2285
Слова

Филипп Юрьев: «Наше кино запало венецианскому жюри в самое сердце»

Режиссер российского фильма «Китобой», получившего приз на Венецианском кинофестивале, рассказал, как снимать кино на краю света, легко ли договориться с местными жителями и почему Джонни Кэш и серф-рок — лучший саундтрек к картине про Чукотку

24 сентября 2226
Мнение

Индустрия на удаленке: выставки под вопросом, спорт на экране

Естественный протекционизм, смена источников монетизации, VR и иммерсивный звук — эксперт в сфере телекоммуникаций Андрей Гайнулин рассказывает, как медиаиндустрия выживает во время пандемии и борется за своего зрителя

23 сентября 1117
Репортаж

Чем нас порадовала 72-я церемония вручения премии «Эмми»

Давно комедия не собирала такого «урожая» теленаград, как сегодня. Редко когда вручение оказывалось таким коротким. И никогда в зале не было так пусто. Рассказываем, чем еще нас удивила «Эмми 2020»

21 сентября 1416
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее