Практика

«Взрывная блондинка»: как создать иллюзию однокадровой съемки в экшн-сцене

Постановщик трюков, работавший над одним из самых впечатляющих эпизодов фильма — о том, как его удалось воплотить и почему Шарлиз Терон — одна из лучших экшн-звезд Голливуда

  • 9 августа
  • 4989

В течение чуть ли не самых захватывающих семи кинематографических минут за последние несколько лет Лоррейн Бротон, агент МИ-6 под прикрытием, заходит в многоквартирный дом, чтобы найти снайпера, который мешает перебросить важного свидетеля по прозвищу Бинокль через границу между Восточным и Западным Берлином. В течение одного непрерывного кадра — по крайней мере, такое впечатление он производит — она вступает в бой с тренированными киллерами, используя как рукопашные приемы, так и огнестрельное оружие.

Сэм Харгрейв, режиссер второй съемочной группы и постановщик трюков «Взрывной блондинки», занимался хореографией и съемкой эпизода в качестве оператора. Он рассказал, как его команда смогла осуществить подобную задачу.
 

Почему один кадр?


Шарлиз Терон и Дэвид Литч на съемках фильма «Взрывная блондинка» / Фото: Jonathan PrimeШарлиз Терон и Дэвид Литч на съемках фильма «Взрывная блондинка»

Режиссер Дэвид Литч — сам по себе легендарный постановщик трюков и режиссер второй группы, работавший над «Борном», «Матрицей» и «Росомахой» — прославился, сняв в творческом дуэте с Чадом Стахелски боевик «Джон Уик» . Когда он позвал Харгрейва на свой первый сольный проект «Взрывная блондинка», для того это была большая честь. Тем не менее Харгрейва кое-что беспокоило.

Сэм Харгрейв, режиссер второй съемочной группы и постановщик трюков «Взрывной блондинки»Сэм Харгрейв, режиссер второй съемочной группы и постановщик трюков «Взрывной блондинки»​

«Дэвид сказал, что всегда хотел снять экшн-сцену одним непрерывным кадром, — рассказывает он. — Мне показалось, что это ужасная идея и просто повальное увлечение, ведь только недавно вышли „Бёрдмэн“ и „Выживший“. В центре экшн-сцены всегда должен быть персонаж, а не хитроумные трюки».

Харгрейв высказал свои опасения, но Литч попросил его выслушать: «Он сказал: „Нет, мы находимся в самом центре происходящего вместе с Лоррейн и можем почувствовать, что значит быть участником экшн-сцены, но не от первого лица, как в видеоиграх. Зритель поймет, насколько сильно изматывают подобные схватки“».

Харгрейву понравилась концепция, вот только он был уверен, что ни одна голливудская звезда не сможет выдержать настолько продолжительную драку.
 

Шарлиз


Кадр из фильма «Взрывная блондинка»Кадр из фильма «Взрывная блондинка»

За свою карьеру Харгрейву приходилось работать в боевиках со многими звездами. Как и Литч, он презирает экшн-сцены, снятые с близкого расстояния на ручную камеру с неясной хореографией, скрывающие физические ограничения актеров, но как будто бы придающие происходящему энергичности.

«Обычно вместо этого — и я думал, что так и будет в случае с Шарлиз — мы располагаем камеру так, чтобы актер мог сделать четыре или пять движений, потом идет склейка, чтобы он передохнул, а затем мы передвигаем камеру для съемки еще нескольких движений», — рассказывает Харгрейв.

Но посмотрев видео с тренировкой Терон, они с Литчем поняли, что имеют дело с необычной голливудской звездой.
 
Шарлиз Терон тренируется перед съемками фильма «Взрывная блондинка»

«Я бы сказал, что она входит в 1% лучших экшн-актеров, — говорит Харгрейв. — Она не уступает Хью Джекману в способности поддерживать хореографию и может воспроизвести до 20 движений без каких-либо проблем, хотя от нее ожидаешь не больше пяти. И она невероятно дисциплинирована».

По словам Харгрейва, многие актеры активно тренируются, но выполняют только самое необходимое, поскольку драки — это всего лишь часть их работы. Терон, напротив, не выпускала своих тренеров из спортзала и выкладывалась, стараясь выучить все движения, которые для нее подготовили.

«Как только мы это увидели, то начали прикидывать, какие возможности нам открываются в работе над тем самым кадром. Мечта Дэвида становилась вполне осуществимой», — сказал Харгрейв.
 

В сцене больше одного кадра


Кадр из фильма «Взрывная блондинка»Кадр из фильма «Взрывная блондинка»

Харгрейв убежден, что Терон смогла бы выполнить эту сцену, даже если бы ее действительно снимали одним кадром. Собственно, во время репетиций она это неоднократно делала, но на съемочные реалии повлияла художественная постановка, а не возможности актеров.

«Мы немного поигрались с идеей одного кадра, но это было невозможно, ведь мы хотели, чтобы у каждого действия были свои последствия, — рассказал Харгрейв. — Когда людей ранят, появляются определенные следы — кровь, порезы — или же выстрел оставляет пулевое отверстие в шкафу или стене. Были вполне себе серьезные причины, поставившие крест на этой идее».

В поисках мест, где можно было вставить замаскированные склейки, Харгрейв работал с командой специалистов по визуальным эффектам, оператором Джонатаном Селой и самим Литчем.

«Мы называем их „швы“, небольшие склейки, незаметные переходы, которые мы скрывали при помощи кое-каких цифровых эффектов. Так мы создавали ощущение, что сцену снимали одним кадром, — объяснил Харгрейв. — Они же позволили художественному отделу показать урон, который получают актеры и сама локация. Длинные дубли длились по полторы минуты, затем мы прятали склейку. Это позволяло нам выполнять до 25-30 движений за раз. Таким образом можно было дать экшну возможность быть таким, каким хочу его видеть я и, думаю, сами зрители, особенно если главный персонаж — женщина. Да, камера ей помогает, но она присутствует в контексте более общих планов, благодаря которым зритель может сконцентрироваться на драке и по достоинству ее оценить».
 

Лестница и безопасность

 

Харгрейву нравится осознавать, что через пару месяцев эту сцену будут анализировать на YouTube, пытаясь найти, где же спрятаны склейки. В рамках этого интервью он описал всего лишь одну из них, связанную с лестницей.

Локация, которую использовали в сцене, реальна. В ее основе — лестница и холл, а также перила, которые нависают над пролетами, что автоматически создает ощущение опасности, ведь мы ожидаем, что во время жестокой схватки кого-то сбросят вниз.

«Мы хотели с одной стороны использовать эту лестницу, но в то же время пойти против ожиданий, — делится своими идеями Харгрейв. — Вместо того, чтобы бросать кого-то через перила, мы сняли один из моих любимых моментов, когда Грег, парень, в которого выстрелили, падает от изнеможения и потери крови и катится вниз по ступенькам».

Тем не менее падение спиной на лестничный пролет — опасный трюк, для которого нужны опытные исполнители.
 
Падение с лестницы с 2:13

Но способы сделать его гораздо безопаснее существуют. Отдельные места на лестнице покрыли слоем пены толщиной в дюйм, которую затем покрасили художники. Немногочисленные дефекты потом исправляли на постпродакшне при помощи визуальных эффектов. Поэтому можно было снимать несколько дублей относительно безопасно, а затем, используя  аудиоэффекты, сделать падение убедительнее.

Хотя постановщика трюков и впечатлили физические возможности Терон, было бы нелогично заставлять ее выполнять трюк самостоятельно.

«Моник Гандертон, наш дублер и помощник постановщика трюков по совместительству, заменяла Шарлиз во время множества прекрасных трюков, о которых вы, наверное, никогда и не узнаете (а это признак отличного дублера, который по-настоящему играет персонажа, а не просто повторяет нужные движения). Именно она выполняла первую часть падения с лестницы, а затем мы туда наложили Шарлиз — внимание, я выдаю один из „швов“ — вторая половина кувырка, где ей не пришлось переворачиваться вниз головой и рисковать шеей или лодыжками, — рассказывает Харгрейв. — Там есть переход: мы соединили тела Моник и Шарлиз на постпродакшне, и именно Шарлиз ударяется о стену в конце».

Оператор должен был подниматься и спускаться по лестнице с лихим энтузиазмом, а также сам падать на пол. Именно поэтому в этой сцене Харгрейв сам взял в руки камеру.

«Бежать по лестнице спиной вперед, держа камеру, стараясь сфокусироваться на том, что происходит перед тобой, — очень сложно, а ведь еще нужно не повредить оборудование, — вспоминает Харгрейв. — В некоторых дублях я оступался и падал вниз».
 

Драматическая хореография

 
Съемки сцены боя на лестнице с 4 минуты

Харгрейв решил снять сцену самостоятельно еще и потому, что за две недели, которые потребовались, чтобы ее разработать, отрепетировать и поставить, он буквально прожил каждую экранную минуту.

«В сценарии просто говорилось, что героиня заходит в здание и дерется. Мы выбрали локацию, и нам понравилось ощущение клаустрофобии, которое она внушала. Оператор-постановщик Джонатан Села и Дэвид оценили графичность пространства — но лестница, к тому же, была и достаточно широка, чтобы там могли работать оператор и исполнители», — вспоминает Харгрейв.

Чтобы составить концепцию каждого удара и движения камеры, понадобилось четыре дня. По словам Харгрейва, одна из главных задач хорошего хореографа — понять, как драматические элементы будут взаимодействовать с пространством.

«Говоря о логистике, мы поняли, что на локации нет лифта, а потом прошли ее целиком. Главной героине пришлось бы долго подниматься, прежде чем она оказалась бы в центре действия. Снимая сцену одним кадром, нужно все рассчитать таким образом, чтобы нагнетать напряжение. В конце концов отделу художественной постановки пришлось построить лифт, который позволил бы ей добраться быстрее», — говорит Харгрейв.

Ему с командой каскадеров приходилось работать на локации от восьми до десяти часов в день, снимая все на цифровую камеру, чтобы затем смонтировать и показать Литчу. Ночью или же тогда, когда вторая съемочная группа не снимала, Харгрейв встречался с Терон, чтобы обсудить хореографию. В конечном итоге ему выделили целый день на репетицию с ней, а затем еще четыре — на съемку.

«В целом, от концепции и репетиций до разработки и съемки, все заняло 10-12 дней, — заканчивает Харгрейв. — И нам понадобилась каждая секунда. Подобные штуки срабатывают только тогда, когда у вас есть сплоченная команда, действующая в унисон».

Источник: indiewire.com

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также