Главная / Практика / Каннский фестиваль: от заявки на конкурс до вечерних нарядов

Каннский фестиваль: от заявки на конкурс до вечерних нарядов

Для начала немного истории. Как вы, наверное, знаете, выпускница Высших курсов Маша Гуськова сняла фильм «Возвращение Эркина», и в 2015 году ее пригласили на Каннский кинофестиваль для участия в программе короткометражных студенческих работ Cinéfondation.

Кадр из фильма «Возвращение Эркина»
Кадр из фильма «Возвращение Эркина»

В итоге фильм оказался в тройке победителей одного из самых важных фестивалей мира. tvkinoradio.ru, пользуясь служебным положением, расспросил Машу о конкурсе в самых мелких деталях: от того, как попасть в конкурс (оказалось, что очень просто), до того, как себя вести на красной ковровой дорожке (оказалось, что сложнее, чем кажется).

 

Как попасть в конкурс «Синефондасьон»

 

— Ты рассказывала, что после того, как сняла «Возвращение Эркина», решила, что раз в прокат не пойдет, то нужно отдать его на фестивали…

— Ну что значит «в прокат не пойдет»… В России нет проката короткометражного кино, а сразу выкладывать фильм в интернет нецелесообразно. Единственное, что мы можем делать, – посылать его на фестивали.

— Как работают взносы, Withoutabox и прочие почтовые и платежные системы в Канне?

— На Каннском фестивале в программе «Синефондасьон» никаких взносов нет. Заходишь на сайт, там же заполняешь заявку, оставляешь информацию о фильме, о съемочной группе и прочее. Как только заявка заполнена, нажимаешь кнопку «submit», и твоему фильму присваивается номер. Этот номер ты потом указываешь на диске, который посылаешь отборщикам.

— В каком формате принимаются работы?

— Мы отправляли один DVD и один Blue-Ray. В субботу мы отправили диски, а уже через неделю нам позвонили представители отборочной комиссии. Они задали несколько вопросов: был ли фильм показан где-нибудь ранее и был ли он снят в рамках обучения в киношколе. Я ответила, что «Возвращение Эркина»  – мой дипломный проект, снятый на ВКСР, и что он еще нигде не был показан, даже на курсах.


На съемках фильма «Возвращение Эркина»

Нас поздравили, сказали, что мы сняли хорошее кино. Попросили до пресс-конференции никому не говорить, что «Эркин» в конкурсе. После пресс-конференции вся информация была вывешена на официальном сайте Каннского фестиваля и ушла в паблик. 

— И как ты продержалась этот месяц, когда ты не могла рассказать о своих успехах?

— Это было невыносимо (смеется)! Тебя переполняет радость, ты видишь друзей и знакомых, хочешь поделиться всем этим с ними, но не можешь. Я рассказала о Каннах съемочной группе, чтобы ребята успели понять, смогут ли поехать на фестиваль. Я месяц терпела и ждала пресс-конференции, но когда, наконец-то, объявили, что фильм в конкурсе, эмоции уже остыли. Мы уже занимались организацией поездки и подготовкой к показу.

— А что за пресс-конференция была в «Интерфаксе»?

— Это была пресс-конференция «Роскино», где объявили программу  «Русского павильона» на фестивале и представили режиссеров, чьи фильмы были отобраны в конкурс. 

 

Цена вопроса

— Как-то Файт Хайдушка, продюсер последних фильмов Ханеке, рассказывал, что участие в Каннском фестивале – это очень дорогое удовольствие. Это так?

— Фестиваль дает режиссеру €100 на еду и оплачивает 4 дня проживания в отеле. Либо возмещает €200, если режиссер живет не в отеле. Поскольку мне хотелось попасть на все дни фестиваля (а как же!), я искала квартиру с посуточной арендой. 

На период фестиваля цены на аренду жилья увеличиваются в 2-3 раза. Мне удалось найти квартиру за €2000 на четырех человек. Авиабилеты мы купили самые дешевые. После российской пресс-конференции «Роскино» предложило возместить расходы за проживание и перелет, а также оплатить печать полиграфии. Это нам очень помогло, за что большое спасибо «Роскино» и лично Кате Мцитуридзе.

В целом мы потратили около €4000 на двоих за весь фестиваль, включая расходы на фильм (DCP, дизайн постера и дисков, печать полиграфии и прочее) и покупку костюма и платья. 

 

Красная дорожка, просмотры, зрители

— И вот вы прилетели в Канн…

— Мы прилетели вечером 12 мая, открытие фестиваля было 13 мая. 

— Расскажи про красную дорожку, как это работает? Это же самая известная дорожка в мире.

— У Дворца фестивалей есть основной вход на красную дорожку, через него идут знаменитости, которых объявляют и фотографируют. Вдоль этого отрезка стоят фотографы и операторы. А сбоку есть другой вход, через который идут все остальные зрители. У участников «Синефондасьон» красная дорожка была в день открытия нашей программы. В остальные дни мы заходили сбоку.

— Как смотрят кино в Канне не его авторы, а простые смертные?

— Если сеанс начинается, например, в 20:00, то нужно прийти во Дворец до 19:20 (если опаздываешь – то тебя уже не впускают). Всегда стоит длинная очередь, и если ты вдруг задерживаешься на дорожке, чтобы, допустим, сделать селфи, тебя вежливо просят пройти дальше и не задерживать очередь. После этого ты проходишь в зрительный зал и оставшиеся 40 минут смотришь трансляцию с красной дорожки. 


Сэлфи в Каннах

Красная дорожка срежиссирована и расписана по минутам, время нахождения на ней четко регламентируется. Последними по ней идут съемочная группа и актеры фильма, который будет показан. Их фотографируют, снимают с разных камер, одной из камер «заводят» в зал. Все это транслируется на экран. Зрители находятся в предвкушении хорошего кино. Группа заходит в зал, все встают, аплодируют, садятся, начинается показ.

— То есть это вообще не ММКФ.

— (смеется) А еще, оказывается, есть специальные люди, которые поправляют звездам платья, раскладывают шлейфы, чтобы все это нужным образом выглядело на фотографиях.

Открытие фестиваля проходило полностью на французском языке, я могла понять не все. Вначале показали отрывки из фильмов основного конкурса, потом было представлено жюри. Затем показали ролик, смонтированный из фильмов братьев Коэнов, которые в этом году возглавляли жюри. Мы радостно реагировали на каждый отрывок, потому что любим Коэнов. Потом вышли и сами братья, тоже очень радостные. А потом все смотрели фильм открытия фестиваля и тусили в барах и кафе.

— Как распределяются места в зрительном зале?

— Все звезды – в партере. Остальные зрители – на балконе. На очень ранний или очень поздний сеанс могут быть билеты в партер. Филипп с Мариной (сопродюсер и пресс-агент фильма.  – Прим. tvkinoradio.ru) ходили на поздние сеансы и сидели внизу, буквально через ряд от режиссера и актеров.


Канны. Общее фото

Но это касается конкурсных показов, а, например, в «Особом взгляде» и обстановка проще, и места в зале по-другому распределены. Там звезды и съемочная группа сидят в центральной секции, а остальные зрители – в боковых. 

— А простые люди могут прийти на показ?

— Могут, если очень хотят и готовы стоять в специальной очереди, из которой можно в последние минуты попасть в зал на свободные места. На премьерные показы таких мест обычно не остается, на повторы и другие программы можно попасть, если занимать очередь за несколько часов до сеанса. Но в зал не пускают, если опоздал. Выйти можешь, но обратно уже не зайдешь. 

 

Наши люди в Cinéfondation

— Расскажи подробности программы Cinéfondation.

— 19 мая была конференция, организованная «Роскино» в «Русском павильоне» с российскими участниками «Синефондасьон». Показы Cinéfondation – это четыре сеанса по полтора-два часа, которые идут два дня. 20 мая была программа с нашим фильмом. 21 мая показали программу с фильмом Макса («14 шагов» Максима Шавкина. – Прим. tvkinoradio.ru).

— А вы проходили уже по «настоящей» красной дорожке?

— Да, в первый день открытия нашей программы, но не по отдельности, а все вместе, нас объявили списком. 


На Каннском фестивале

Показы проходили на пятом этаже Дворца фестивалей в зале «Бунюэль». Перед первым показом на сцену вышли члены жюри, Жоэль Шапрон (ведущий специалист UNIFRANCE по кинематографу Центральной и Восточной Европы. – Прим. tvkinoradio.ru) объявил, что программа Cinéfondation открыта, начался первый сеанс. Перед каждой работой на сцену приглашали режиссера, который кратко представлял свой фильм.

— Ты была последней в своей части программы. Насколько это важно: быть первым или последним в такой программе? В серединке?

— Программы блоков были составлены таким образом, что зритель не успевал уставать, было ощущение яркости и разнообразия. В каждом блоке – по пять-шесть фильмов с общими хронометражем 90-100 минут. Но поскольку в нашем блоке мой фильм был последним, я, конечно, нервничала и не могла смотреть работы тех, кто был до меня. 

— А субтитры?

— Субтитры были на английском и на французском. 

— Копия была на DCP?

— Да, на DCP. Мы ее подготовили здесь и отправили «ФедЭксом» во Францию.

— Как восприняла «Возвращение Эркина» фестивальная публика?

— Очень тепло. Ты же знаешь, что происходит с режиссером, когда фильм показывают в зале на большом экране: ты сидишь в ступоре, видишь свои косяки и боишься потерять зрителя. Так как наш фильм был последним, зрители могли встать и уйти сразу на титрах. Но после фильма люди аплодировали, подходили, поздравляли и благодарили. Это было очень приятно.

— Как происходила церемония вручения наград?

— Программа «Синефондасьон» была сильной и интересной, поэтому я не включала себя в потенциальный список победителей. И когда объявили, что «Эркин» занял третье место, оказалось, что я совсем к этому не готова. Эмоций было много. В первую очередь невероятно сильное чувство благодарности всем, кто меня поддерживал и верил в проект.

— Сейчас все возвращаются с каникул, кто-то все лето снимал, готовятся к сдаче дипломов. И наверняка многие из них нацелились на Канн. Ты могла бы составить краткий перечень того, что надо делать, готовясь к этому фестивалю, а чего не надо? Прямо по пунктам.

— По пунктам? В принципе, важно постоянно поддерживать связь с фестивальным куратором. И как можно быстрее найти жилье рядом с Дворцом фестивалей, чтобы потом не тратить много времени на дорогу.


На съемках фильма «Возвращение Эркина»

Важно сделать подробный пресс-релиз на русском и английском языках, запустить сайт фильма в двух языковых версиях и страницы в соцсетях, смонтировать трейлер и закачать его в интернет. Обязательно напечатать диски, визитки, флаеры и постеры. 

И совсем круто подготовиться к обсуждению с продюсерами своего следующего проекта, потому что на фестивале к режиссеру всегда может подойти продюсер и предложить сотрудничество.

 

Мелочи и бытовые трудности Каннского фестиваля

— Как ты решала, кого взять с собой на фестиваль?

— По регламенту «Синефондасьон» на один короткометражный фильм дается 5 аккредитаций. По второй аккредитации ехал продюсер и оператор фильма Денис Гуськов.


В Каннах

Наши актер и звукорежиссер не смогли поехать из-за финансовых трудностей. В итоге, по остальным аккредитациям поехали продюсер Ринат Муслимов, сопродюсер Филипп Берестнев и пресс-агент Марина Берестнева.

— Прости, но меня интересуют бытовые мелочи Каннского фестиваля. Как нужно одеваться? Что с собой брать?

— (смеется) Ну если ты женщина, то у тебя должно быть вечернее платье и туфли. У мужчины – смокинг. Или черный костюм.

— Да ладно! Это обязательно?

— Обязательно на вечерние конкурсные показы и на гала-премьеры. Костюм обязательно черный. Белая рубашка, черная бабочка. Галстук не подходит, только бабочка. И черные туфли с острым носом. Дресс-код написан на билетах.

На остальные программы дресс-кода вроде бы нет. Но на одну из программ Дениса не пустили, потому что он был в шортах. Хорошо, что мы жили рядом – он успел сбегать переодеться.

 

О вкусах не спорят

— Мне всегда интересовало, как пишут про Канн: «Зал устроил стоячую десятиминутную овацию». Это журналистский штамп? Фигура речи?

— Нет. Совсем нет. Я сама аплодировала фильму «Эн» Наоми Кавасе пятнадцать минут, стоя. Хотелось их всех обнять и поздравить. Зрители хлопали, пока группа не вышла из зала. 

— Как ты думаешь, если бы в этом году Таисия Игуменцова представила свою «Дорогу на…», а не три года назад, она смогла бы получить первый приз?

— Понятия не имею. Вкусы у всех разные. Мне этот фильм не понравился. А во Франции о нем говорят с восторгом.

— Ну, я не совсем об этом. Ты знаешь победителей этого года, знаешь вкус жюри, коньюктуру этого года. Вот с этой позиции, ты можешь сказать, достался бы приз Игуменцевой в 2015 году?

— Я не знаю. Все фильмы, которые были чего-то удостоены, очень разные. Твой вопрос – это вопрос к жюри. Я считаю, что «Виктор XX» – фильм, который разделил с нами третье место, – сильнее фильма, занявшего первое место («Поделиться», Пиппа Бьянко, США. – Прим. tvkinoradio.ru).  Оценки всегда субъективны.

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x