Экстремистским был признан только вырванный из контекста фрагмент картины