Алексей Диденко считает, что это не цензура, а защита русского языка