Репортаж

Российское кино и компьютерная графика: проблемы, задачи и достижения

В рамках секции Digital Summit форума Kinopoisk Film Market ведущие отечественные CGI-специалисты рассказали о своей работе над фантастическими и не очень фильмами, которые выйдут в российский прокат в 2017 году

  • 2 ноября 2016
  • 1331
Родион Чемонин

Модератором разговора выступил один из ведущих специалистов по постпродакшну, глава студии Pixel Bears и основатель школы Online VFX Дмитрий Широков.  

Первым на мероприятии представили фильм «Проект Gemini». О нем рассказал режиссер Вячеслав Лисневский.

Вячеслав ЛисневскийВячеслав Лисневский​

Вячеслав Лисневский: «Проект Gemini» — это  наша творческая фантазия, которую нам дали воплотить продюсеры кинокомпании Kinodanz. Мы со сценаристами полностью придумали весь мир: здесь у нас есть и сложный по строению пришелец, и новая планета, и космический корабль со своей уникальной физикой, и костюмы. Главная сложность — небольшой опыт съемки космических фильмов в России. Специалисты есть, но их можно пересчитать по пальцам. 

Данила ЛаврентьевДанила Лаврентьев​

Данила Лаврентьев (продюсер VFX-студии Kinodanz): Мы только-только начали производство графики для «Проекта Gemini». Фантастика — это сложный жанр для нас, потому что нам приходится делать концептуальные эффекты, то есть вещи, которых нет в природе. Зато это хороший опыт — уловить видение режиссера и с помощью графики передать его зрителю. На постпродакшн мы запланировали еще где-то около полугода.

Дмитрий Широков: Что, по вашим ощущениям, удается и что не удается, из того, что вы планировали снять?

Дмитрий ШироковДмитрий Широков

Вячеслав Лисневский: К счастью, с нашими ребятами из VFX-команды я работаю не в первый раз. Они достаточно точно отрабатывают детали. В этом фильме много голограмм, виртуальных экранов: это хоть и недалекое будущее, но все же будущее, полное деталей. Концепт-художник разработал все интерьеры космического корабля. 

Пришельца мы планировали сделать полностью при помощи CG, но в итоге остановились на схеме 50/50. У актера будет специальный костюм, который мы будем дорабатывать с помощью VFX: через него будет проходить электричество и прочие эффекты. 

В целом все подходят к графике максимально серьезно, у нас были превизы, так что никаких неожиданностей нет. Ребята всегда показывают, что они придумывают и выглядит все это очень реалистично — именно тот результат, которого я ожидал. 

Секция Digital Summit на форуме Kinopoisk Film MarketСекция Digital Summit на форуме Kinopoisk Film Market

Очень сложно было показать в Москве что-то другое — настоящий город будущего с избыточным трафиком. Тут многое зависит от концепт-арта, а дальше — от реализации. Но то, что я уже видел, — это международный уровень. 

После VFX-продюсер студии СТВ Павел Семерджян представил проект «Салют-7».

Павел Семерджян Павел Семерджян ​

Павел Семерджян: Наша картина также является космической драмой, которая основана на реальных событиях. В отличие от коллег, мы не можем похвастаться научными разработками и мы не придумываем новые миры. Мы рассказываем о подвиге двух космонавтов — Владимира Джанибекова и Виктора Савиных, которые предотвратили серьёзную катастрофу, когда станция, многотонная железяка под названием «Салют-7», потеряла связь с ЦУПом. У нее были все шансы сбиться с орбиты и упасть на Землю. 

Это проект руководителя СТВ Сергея Сельянова и продюсера Бакура Бакурадзе. У нас был очень долгий подготовительный период. Мы искали ту драматургическую форму, которая позволила бы реализовать замысел режиссера Клима Шипенко. Сложность была и с космической частью (это больше половины хронометража): около 20 минут пришлось на открытый космос, то есть full CG, и около 45 минут — на интерьер космической станции, где космонавты должны работать с предметами в состоянии невесомости. 



Затем Дмитрий Широков поинтересовался у Дмитрия Киселева, режиссера фильма «Время первых», также посвященного космической тематике, насколько трудно работать с большим количеством кадров с хромакеем

Дмитрий Киселев: В случае «Времени первых» хромакея как раз было очень мало. Мы использовали систему «Вьюга», позволяющую снимать в черном павильоне. Это сильно облегчило процесс, потому что мы все знаем, как тяжело работать актерам с зеленым или синим экраном, когда нужно постоянно включать воображение. А что делать? Мы должны принимать реалии и привыкать к ним. 



Александр Горохов (VFX-продюсер фильма «Время первых»): Мы проводили много консультаций во время подготовки к фильму. Участники космической программы «Восход-2», к сожалению, уже находятся в преклонном возрасте. Всё-таки 1965 год — это очень давно, как будто уже и «не про нас». 

Самое ужасное, что миссии «Восхода-2» и «Салюта-7» были засекречены. Причем настолько, что мои родители, почти всю жизнь проработавшие в Российском космическом агентстве, не могли ничего говорить об этом. Когда отец вышел на пенсию, я спросил у него: «А был ли такой случай?» Он ответил: «Ну, как…» И больше ничего не сказал. Представляете, какой был уровень секретности? Так что сейчас, затрагивая эти темы, мы заново открываем нашу страну. 

(слева направо) Вячеслав Лисневский, Данила Лаврентьев, Арман Яхин, Александр Горохов, Дмитрий Киселев, Павел СемерджянСлева направо: Вячеслав Лисневский, Данила Лаврентьев, Арман Яхин, Александр Горохов, Дмитрий Киселев, Павел Семерджян

Надо сделать паузу и рассказать, что накануне вечером в обстановке строжайшей секретности на КFM состоялась закрытая презентация фильма Федора Бондарчука «Притяжение», куда пригласили только дистрибуторов и селлеров. Однако сработало «сарафанное радио» и перед входом в зал столпилось огромное количество желающих увидеть долгожданный блокбастер. Специально обученным людям пришлось чуть ли не силой выдворять из очереди  представителей СМИ. По слухам, таково было особенное распоряжение Бондарчука — ни за что не пропускать именно прессу. Поэтому на дискуссии всем особенно было интересно послушать Армана Яхина, директора студии Main Road|Post, работавшей над созданием инопланетного вторжения на московский район Чертаново

Арман Яхин: Разработка пришельцев у нас, по большому счету, закончилась относительно недавно. Началась она еще во время съемок: мы перебрали огромную кучу концептов и предложений, чтобы создать такого инопланетянина, которого никто никогда в кино не видел. Из-за этого в ранних тизерах и последних трейлерах его внешний вид немного отличается. Это была нелегкая задача, ведь анимациии такого уровня у нас почти нет, и нет аниматоров с опытом создания космических персонажей. Это же не сериал и не мультфильм — здесь требуется совсем другой подход. Поэтому нам нужно было научиться этому искусству на ходу — к работе над «Притяжением» привлекли и одного американского аниматора. Всего на этом проекте над CG работало человек 150. 



Дмитрий Широков: А как часто CG-артистам приходиться идти на компромиссы?

Вячеслав Лисневский: Конечно, мы очень часто идем на компромиссы. Изначально «Проект Gemini» предполагал более масштабные съемки. Это касалось и графики, и количества массовки, но постепенно их становилось всё меньше и меньше. Нас выручала наша же фантазия: мы придумывали, как сделать ту или иную сцену дешевле, чтобы этого не было заметно. Например, мы уменьшили количество персонажей, но история и сюжет от этого стали еще интереснее. Мы постарались убрать всю «зеленку». Естественно, детали без нее не снимешь, но декорации были настоящими, включая мониторы, которые мы специально тестировали на мерцание, и дополнительные источники света. Это нам даже помогло увеличить качество шотов. 

За период съемок я лично три раза переделывал концепцию под бюджет. Но главное, что в результате этих изменений не пострадали ни визуальная, ни сюжетная составляющие. «Проект Gemini» по-прежнему остался интересным, зрительским фильмом. 

Секция Digital Summit на форуме Kinopoisk Film MarketСекция Digital Summit на форуме Kinopoisk Film Market

Арман Яхин: Лично для меня на проекте «Притяжение» произошла одна важная вещь. Обычно у нас действует горизонтальная иерархия: в ней есть, грубо говоря, исполнители, руководители, супервайзеры и так далее по цепочке. Но в этом фильме в некоторых сценах супервайзеров вообще не было. Что это значит? Это значит, что ребята работали с такой самоотдачей, был такой уровень вовлеченности, что над ними не было никакого начальства. Мы выключили это звено из цепочки.  

Данила Лаврентьев: Мне запомнился момент, когда на площадку доставили анаморфотную оптику. С ней настолько красивые кадры получаются, что дух захватывает. В них правильная, почти идеальная композиция, но с ней так тяжело работать! Мы где-то месяц обсуждали, как поступить с «анаморфоткой», чтобы не убить качество изображения.

Секция Digital Summit на форуме Kinopoisk Film MarketСекция Digital Summit на форуме Kinopoisk Film Market

Вячеслав Лисневский: Да. Это наша боль (смеется). Тот самый компромисс, о котором мы говорили: ради качества мы пошли на такие трудности. Но зато я снял картину, о которой мечтал всю жизнь. Благодаря нашим продюсерам я смог реализовать свою мечту. Я уверен, что множество режиссеров хотели бы снять такой фильм.

Арман Яхин: У меня родилась такая аналогия. Когда дети растут, они падают, за ними бегут родители, поднимают, прижимают к себе. В нашем кинематографе такие же отношения между зрителем и производителем. Зритель здесь играет роль родителя, который нянчится с нами, подбадривая рублем. Или наоборот, пинает ребенка, кричит, но он упрямо встает и идет дальше. Мы растем и делаем всё более уверенные шаги. Кажется, мы вообще крепкие ребята.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также