Слова

«Мы больше всего ценим часовую драму»

Главный редактор компании «Среда» Ольга Шенторович рассказала нам о сценарном конкурсе, кризисе идей и о том, почему сериалы, вроде «Настоящего детектива» и «Однажды ночью», сейчас особенно актуальны

  • 19 октября 2016
  • 6865
Родион Чемонин

— Сейчас везде только и говорят, что об отсутствии хороших идей и сценариев. Как следствие, то тут, то там постоянно появляются разные сценарные конкурсы. Один из них запустила и «Среда». Чем ваша инициатива отличается от ей подобных?

— Я, наверное, не ошибусь, если скажу, что авторы, которые будут присылать нам свои работы, знают компанию «Среда», наши требования и то, что мы больше всего ценим часовую драму. 

— Что вы имеете в виду под «часовой драмой»?

— Это американский термин, который подразумевает сложную драматическую конструкцию и непростого героя в непростых обстоятельствах. Такие истории выходят раз в неделю, в них есть необычный и интересный «крючок», а зритель ждет развития событий целых семь дней до выхода следующей серии. Чаще всего это детектив на 8 или 16 серий — больше обычно не пишут. Сериал «Настоящий детектив» — типичный образец часовой драмы. А еще есть «Любовники», «Однажды ночью» и «Лучше звоните Солу».

Кадр из сериала «Настоящий детектив»Кадр из сериала «Настоящий детектив»

Мы, конечно же, принимаем и комедии, и мелодрамы, и сложные мультижанровые истории. Наша позиция известна среди наших коллег — мы выпускаем сериалы высокого качества, поэтому хотелось бы, чтобы на питчинг приходили соответствующие работы. В этом я и вижу отличие нашего конкурса от других — наши требования должны сойтись с внутренними требованиями авторов к самим себе и с тем, что бы они хотели изменить в этой индустрии. Я надеюсь, такая «стыковка» и произойдет за эти полтора месяца. 

— Меня удивило, что в качестве требования к участию в конкурсе у вас указана только сценарная заявка на одну страницу. Как же поэпизодник, пилот и другие требования?

— Конечно, не надо воспринимать эту информацию буквально. Это one page synopsis, как его называют американцы. Имеется в виду форма заявки, которая может занимать и одну, и две страницы. Она дает нам возможность четко понять жанр и идею истории, главных героев, а также развитие сюжета в сезоне. Такая форма сэкономит нам силы.

Ольга Шенторович на воркшопеОльга Шенторович на воркшопе

Также, если у вас есть более подробное представление об истории, можно прислать так называемый «первый сценарный пакет», в котором как раз и находятся заявка, пилот, посерийный синопсис и описания персонажей. 

— Ожидаете ли вы вертикальные или горизонтальные проекты?

— Конструкция совершенно не имеет значения. Нам важны интересные истории. Мы не сдерживаем авторов в стремлении рассказать захватывающий сюжет. Даже если у вас процедурал с интересными историями и героями, мы, конечно же, будем рады его прочитать и взять в работу.

— «Среда» часто занимается разработкой зарубежных форматов для отечественного зрителя. Можно ли присылать заявку в виде локализованного формата?

— Думаю, это будет не очень корректно. К нам часто попадают насмотренные и начитанные авторы, и Александр Евгеньевич (продюсер Александр Цекало. — прим. tvkinoradio) мгновенно может дать экспертную оценку, если та или иная идея уже была кем-то экранизирована. Уже случались достаточно неприятные истории, когда нам приносили сюжеты, которые уже были кем-то поставлены. Компания так не работает, и такие идеи нам малоинтересны. Не зря же мы регулярно, каждую весну летаем в Лос-Анджелес на скрининги, чтобы одними из первых посмотреть пилоты сериалов, которые выйдут только осенью. Нам неинтересна ограниченность, нам нужна оригинальность. 

Александр ЦекалоАлександр Цекало

Собственно, поэтому мы и затеяли этот наш полуторамесячный питчинг. В какой-то момент, из-за отсутствия свежих идей и авторов, у нас поменялись задачи. Теперь мы ищем именно оригинальные сюжеты. Взять, хотя бы, «Обратную сторону Луны», которая начиналась как адаптация «Life on Mars»: у этого сюжета в итоге не осталось ничего общего с оригинальным форматом, кроме фабульного входа, то есть того самого квантового скачка главного героя. Мы полностью изменили и характер протагониста, и обстоятельства, и его драму.

— Но ведь в США сейчас выходит много сериалов, основанных на оригинальных художественных фильмах или литературных первоисточниках.

— Да, я заметила, что в этом году в Лос-Анджелесе большинство проектов были или ремейками старых сериалов, как, например, новый «Стартрек», или развернутыми версиями популярных фильмов, таких как «Мир Дикого Запада».

«Стартрек»


— Почему так происходит?

— Мне кажется, что кризис идей — это глобальная проблема. Я не могу рассуждать об американских сериалах, потому что я не работала и не работаю в их индустрии. Но здесь, в России, еще не брались за ремейки, экранизации или «переэкранизации». По крайней мере, пока таких задач в нашей компании нет. Мне кажется, что сейчас в стране появилось много молодых талантливых сценаристов, которые приносят потрясающие идеи. Мы можем доработать их уже внутри студии силами наших продюсеров и редакторов. Таких идей появляется больше, чем экранизаций. 

— Первая серия «Однажды ночью» снималась четыре года назад. Остальные серии — спустя три года. Знаете ли вы о подобных прецедентах в российском производстве? 

— История с «Однажды ночью», как известно, особенная. Весь проект был затеян под определенного актера, который скоропостижно умер (Джеймс Гандольфини — прим. tvkinoradio), а сценарий положили на полку. Спустя какое-то время, как гласит легенда, было все же решено запустить проект в производство: как память, как трибьют, как дань уважения. У нас таких прецедентов я не помню и не знаю, кроме знаменитых полнометражных картин — как, например, «Прощание с Матерой» Ларисы Ефимовны Шепитько.  

Кадр из фильма «Прощание с Матерой»Кадр из фильма «Прощание с Матерой»​

— И вообще, к вопросу о качестве — сейчас выработка 24 минуты в смену становится неактуальной. Сейчас могут снимать и до 10 минут в смену. Это хорошо или плохо? 

— Я думаю, это нормально, потому что такие условия диктует сегодняшняя ситуация. Мы не можем игнорировать кризис и другие события. «Времена не выбирают, в них живут и умирают», — в моем советском детстве это была не пафосная фраза, а обычные условия для жизни и профессии. Все это понимали, принимали и применяли. Надо уметь жить здесь и сейчас, а не требовать какого-то особенного отношения к себе или отличных условий для работы. Многие мои знакомые режиссеры работают в таких условиях и делают свое дело хорошо.

— Есть случаи, когда сериал целиком снимает заслуженный режиссер, но он проваливается. У нас, допустим, так получилось с Павлом Лунгиным и «Родиной». В чем, по-вашему, причина подобных прецедентов? 

— Я стараюсь не обсуждать работу коллег в силу разных причин. И дело не только в этике. Я хорошо помню, что создание сериала — коллективный труд множества людей.  Это сложная цепь событий и решений. И не всегда все зависит от продюсера, режиссера, сценариста, художника или оператора. Могу лишь сказать, это был смелый замах — экранизировать «Родину». И смелость эта дорогого стоит.




— Не я один заметил, что тайм-слот после 21:00 изменился. К примеру, на «Первом» появились сериалы, более уместные для «России 1». Почему вы думаете, что хорошие драмы найдут свой отклик у зрителя?

— Это как раз те изменения, которые можно назвать «программной глобализацией», когда идеи могут подходить для всех каналов. Кто знает, может лет через пять будет одна кнопка для всех (смеется). Но это вряд ли. Понять, как всё устроено, — одна из моих задач как редактора. Когда Александр Евгеньевич позвал меня работать в «Среду», он поставил мне задачу — менять концепцию компании для всех каналов с помощью драмы. 

— Я не устаю задаваться вопросом: почему именно в разгар кризиса стали появляться сногсшибательные, качественные и интересные российские сериалы?

— Всё просто — меняется зритель. Мы сделали несколько сериалов, отличающихся от других: некоторые уже вышли, некоторые скоро покажут. Мы сейчас снимаем проект «Гоголь» — это драма-комикс, хоть и с юмором. Но вы же знаете: ни один, даже самый серьезный проект не может существовать без доли юмора. А «Гоголь» — это ни разу не комедия. Это еще одно подтверждение тому, что всё меняется. 

Логотип компании «Среда»Логотип компании «Среда»

— Сможет ли человек, чья работа вам понравилась по результатам нынешнего питчинга, устроиться к вам сценаристом?

— Нет, мы так не работаем. У других компаний существует группы сценаристов. У нас совершенно другой подход. Мы идем от идеи. Команда из редакторов делает предложения, а Александр Евгеньевич вносит свою бесценную лепту в идею и характер персонажа. А дальше начинают работать авторы, принимая во внимание все эти поправки.

— Не понаслышке знаю, что у российских сценаристов есть несколько страхов, которые не дают им полноценно работать.

— Конечно. Как и у каждого человека.

— Это воровство, мизерная стоимость работы и то, что его фамилия окажется в титрах на не самом благонадежном канале. 

— Давайте с конца. Если вы четко знаете жанр, аудиторию, для которой вы пишете, и, соответственно, канал, то бояться не надо. Очевидно, что идею, которая предназначена для «Первого канала», наша компания не будет разрабатывать для канала «Россия 1». И наоборот. Существует разница в сочетании жанров для каждого канала, и ее никто не отменял.

Ольга Шенторович на воркшопе Ольга Шенторович на воркшопе

Второе. Случившийся финансовый кризис ударил по всем отраслям, включая кино и сериалы. Меньше стали получать режиссеры, меньше стали получать осветители, и так далее. Соответственно, меньше стали получать и сценаристы. Мне кажется, в хорошей компании, где работают порядочные и приличные люди, оплата будет достойной. Обращают внимание на опыт, на талант. Не говорить о деньгах — это неестественно. Сценарист должен уметь говорить о деньгах. Но надо быть адекватным ситуации.

И, наконец, о том, что идеи могут украсть. Идеи в нашем государстве не охраняются. Автор в этом смысле, к сожалению, не защищен. Поэтому мы с Александром Евгеньевичем всегда рекомендуем авторам сразу писать пилот. Как только вы его написали, вы можете идти с ним в РАО и регистрировать. Это стоит недорого, и после вы можете не бояться за свою идею.

— Еще один страх. Никто не гарантирует, что ваш блестящий сценарий будет снимать Вадим Перельман,  а не какой-нибудь студент.

— Да, такая сложность есть. Допустим, существует идея, которую можно доверить, к примеру, Перельману или Стемпковскому. А есть идеи для молодых и начинающих. Но продюсеру важна не только идея, но и человек, который ее может воплотить и точно донести до зрителя смысл написанного. Тут уже продюсер и канал решают и выбирают сами. Гарантом здесь выступает его порядочность и репутация компании.


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также