Репортаж

Снимается кино: «Проект Gemini»

На съемочной площадке «Проекта Gemini»: создание мира будущего, хитрости костюмов конца XXI века, гигантские декорации, спасение человечества и сохранение тайн сюжета

  • 30 сентября 2016
  • 1243
Родион Чемонин

Темнота — друг фантастов


Съемки «Проекта Gemini» — космической фантастики кинокомпании Kinodanz — окружены атмосферой таинственности: от натуры, где снимались фантастические пейзажи, до павильона в одном из московских заводов, в которой находятся декорации интерьеров космических модулей.

Вячеслав Лисневский и Дмитрий Жигалов / Фото: Юлия ШиманскаяВячеслав Лисневский и Дмитрий Жигалов / Фото: Юлия Шиманская

Внутри павильона, которым служит один из огромных цехов, не по-киношному темно, приходится идти чуть ли не на ощупь. Взяв за ориентир слабый свет, затерявшийся где-то в глубине павильона, и только-только начав различать предметы, мы буквально сталкиваемся с одним из соавторов сценария фильма Дмитрием Жигаловым. Он станет для нас своего рода Вергилием, который проведет нас по закоулкам съемочной площадки, познакомит с членами съемочной группы и расскажет про отдельные предметы интерьера.

«Проект Gemini» — четвертый фильм компании Kinodanz, который снимается по оригинальной идее продюсеров компании Виктора Денисюка и Евгения Мелентьева. Сценарий написали в соавторстве Дмитрий Жигалов и Вячеслав Лисневский. Для Вячеслава фильм — еще и полнометражный дебют в качестве режиссера (до этого он работал оператором-постановщиком таких фильмов, как «Чемпионы: Быстрее, выше, сильнее» и предыдущих картин кинокомпании: «Танцы насмерть» и «За гранью»).
 

Откуда взялись «близнецы»?


Мы входим на съемочную площадку, и первое, на что обращаем внимание — это две монструозные декорации, снаружи похожие на два одинаковых огромных резервуара. Дмитрий начинает вводить нас в курс дела:

— Сейчас на Земле живет около 7 миллиардов человек, и мы предположили, что к концу XXI века планете грозит перенаселение. Мы намеренно не называем конкретный год. Разумеется, на Земле возникают проблемы с экологией, с питьевой водой и другими необходимыми для жизни вещами. Ученые разрабатывают проект Gemini, который призван перебросить землян на другую планету. Кроме уже названных проблем, двигающих сюжет, мы сделали фантастическое допущение, что к концу века полеты в космос станут обычным делом. Конечно, не как в «Стар Треке», где космические корабли свободно бороздят отдаленные уголки Вселенной. У нас все более реалистично, — интригует Дмитрий.

Дмитрий Жигалов, один из соавторов сценария фильма «Проект Gemini»  / Фото: Юлия ШиманскаяДмитрий Жигалов, один из соавторов сценария фильма «Проект Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

Почему Gemini, то есть «близнецы»? Так называется устройство из двух модулей на основе искусственного биоинтеллекта, предназначенное для создания на пригодных для жизни планетах атмосферы и экосистемы по образцу земной. Модули были созданы в секретной правительственной лаборатории главным героем фильма — ученым по имени Стивен Росс (его играет Егор Корешков). Эта лаборатория — и есть одна из гигантских декораций в павильоне, вторая — космический корабль, в котором герои фильма отправятся на другую планету.

Мы осматриваем декорации изнутри. Одна из них выглядит более-менее аскетично, другая — настоящий хай-тек. Такая же двойственность работает и на линиях главных героев: основными действующими лицами в фильме являются две пары: журналисты Джейн и Вадим (Катя Шпица и Никита Волков) и ученые Стивен и Эми (Егор Корешков и Алена Константинова).

Вячеслав Лисневский, соавтор и режиссер фильма «Проект Gemini» / Фото: Юлия ШиманскаяВячеслав Лисневский, соавтор и режиссер фильма «Проект Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

В это время мимо к нам тихо подходит соавтор и режиссер Вячеслав Лисневский. Мы сразу его спрашиваем: «Не повлияла ли на вдохновение во время работы над фильмом новая голливудская фантастика?» — имея в виду «Интерстеллар» и «ВАЛЛ-И». «Что повлияло — это, скорее, наш с Димой общий кругозор, — отвечает Вячеслав. — Нам очень понравилась идея фильма, и у нас сразу выстроилась вот такая история. Я тут же понял, как это можно снять».

Сергей Дышук, оператор-постановщик / Фото: Юлия ШиманскаяСергей Дышук, оператор-постановщик / Фото: Юлия Шиманская

Лисневский добавляет, что он и оператор-постановщик Сергей Дышук сразу решили, что в фильме все должно быть больше, шире и краше. Для этой цели они, не сомневаясь ни на секунду, выбрали камеры Alexa Mini с анаморфотной оптикой. «С их помощью у нас, как мне кажется, получилось добиться особой глубины, кадр стал объемным, — делится режиссер. — Хотя на тестах рассматривался и RED, но Alexa  точнее передает цвета, атмосферу нашего фильма».

На съемках фильма фильма «Проект Gemini» / Фото: Юлия ШиманскаяНа съемках фильма фильма «Проект Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

«А в Kinodanz не обижаются на разговоры о том, что, дескать, в России наконец-то мы научились снимать фэнтези, антиутопии? А теперь вот — космическую фантастику?» — интересуемся мы. Вячеслав качает головой: «Нет, просто сейчас появилась возможность снимать прекрасное качественное кино. Едва ли не впервые в российском кино герои летят на неизведанную планету. Когда мы поняли, что это осуществимо — грех было не воспользоваться шансом. Я думаю, что в русском кино рано или поздно появятся хорошие жанровые фильмы. Во всяком случае, вектор задан, и мы движемся в этом направлении».
 

О дивный новый мир


Художник-постановщик Владислав Огай, закончивший Школу-студию при МХАТ по специальности «постановщик сценографии», рассказывает об особенностях съемок российской фантастики:

— Я очень удивился при встрече с режиссером Славой Лисневским, который рассказал мне о проекте: неужели все это реально воплотить? Мы начали работу с концепт-арта. Изначально —  «на берегу» мы должны были решить, как нам влезть в бюджет, чтобы при этом все выглядело качественно. Я решил, что это будет не «настоящее» будущее, а некое альтернативное. Поэтому мы сначала рисовали улицы, города и только потом перешли к созданию лабораторий, самолетов, ракет. С технической точки зрения нам было труднее придумывать космический корабль, необходимо было следовать единой концепции, потому что если что-то из созданного нами на экране мира вызовет ощущение недостоверности, то все — доверие зрителя потеряно, и остальное уже не имеет смысла. Я надеюсь, что нам удалось построить убедительный мир будущего — захватывающий и ни на что не похожий.

Владислав Огай, художник-постановщик Владислав Огай / Фото: Юлия ШиманскаяВладислав Огай, художник-постановщик фильма «Проект Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

В день нашего визита на площадку «Проекта Gemeni» снималась одна из ключевых поворотных сцен фильма. В этом эпизоде происходит сюжетный поворот, который станет настоящей неожиданностью для зрителя. Мы, конечно, выяснили у съемочной группы, что это за поворот, но дали слово, что никому об этом не расскажем.

О повороте (причем двойном) нас предупредил и Вячеслав Лисневский. Но мы намекнем: будет инопланетный разум, загадочные аномалии на Земле, рискованная миссия астронавтов на другой планете и прочие обычные для космической фантастики дела.

Во время репетиции сцены мы обращаем внимание на одиноко сидящего актера, который воспользовался кратким перерывом, чтоб перевести дух — артистам очень тяжело, так как приходится носить костюмы-скафандры. «Виктор Потапешкин. Дэвид Курц», — представляется молодой человек, пояснив, что Виктор — это его имя, Дэвид — имя его персонажа в фильме. «У моего героя очень интересная история. Он в шесть лет поставил себе задачу — защищать Землю. И он… Ой нет, я не буду вам это рассказывать, это будет уже спойлер, — вовремя спохватывается актер. — Нет, правда, это очень интересная роль. Вы только представьте себе: человек с шести лет устремленно идет к цели. Он всю жизнь посвятил этому. Он немногословен, потому что он военный дисциплинированный человек. У меня в сценарии постоянная ремарка: “Дэвид Куртц остается беспристрастен”. И в сегодняшней сцене он вдруг… Нет, не расскажу».

Виктор Потапешкин, актер / Фото: Юлия ШиманскаяВиктор Потапешкин, актер / Фото: Юлия Шиманская

— Как вам скафандр? — интересуемся мы.

— В нем очень жарко и очень потно. Но я хочу сказать большое спасибо костюмерному цеху и гримерам, которые следят за нами, постоянно вытирают пот и так далее…

Но тут раздается команда режиссера, и Виктор скрывается в космолете, а мы отправляемся «ловить» костюмеров, чтобы понять, за что они устроили актерам наказание в виде жарких скафандров.
На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

Художника по костюмам Анастасию Баталову искать приходится недолго, так как она все время присутствует на площадке. Она рассказала, что создавалось две линейки костюмов: одна повседневная, другая —  «космическая». Скафандры перешивались пять раз. Сначала был первый вариант, который пошел на брак: «Смотрелся плохо. И актер не мог нормально в нем двигаться». Потом попробовали другой материал, который оказался, наоборот, слишком легким и порвался в первый же день. После долгих проб решили остановиться на… коже для диванов.

Анастасия Баталова, художника по костюмам  / Фото: Юлия ШиманскаяАнастасия Баталова, художника по костюмам / Фото: Юлия Шиманская

«Эти костюмы, конечно же, нельзя носить, как повседневную одежду, но они понравились всем. По стилистике они напоминают костюмы из “Обливиона” с Томом Крузом. Только если Круз носил раздельный вариант: отдельно куртка, рубашка, штаны — то у нас все монолитно: это скафандр, который герои носят и на космическом корабле, и при высадке на поверхность другой планеты».

Дизайн костюмов менялся 4 раза, потому что сшить — это одно, а носить — совсем другое дело. «Очень хочется поблагодарить актеров, которым реально тяжело носить такие костюмы. Но они молодцы, выдерживают все», — тихо говорит Анастасия.
На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

«Мы подошли довольно легко к созданию новых миров, — продолжает раскрывать секреты Вячеслав Лисневский, — Я буквально сразу после прочтения синопсиса понял, как должна выглядеть другая планета в фильме. Она кажется мертвой — и это определяет пейзаж, который видят герои, впервые там оказавшись». Кстати, в «роли» поверхности другой планеты в фильме выступил Чарынский каньон в Казахстане.
На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

На съемках фильма «Проекта Gemini» / Фото: Юлия Шиманская

«Я не могу сказать, что долго ломал голову над тем или иным сценарным решением. Мы просто писали сценарий, и у нас сразу рождались идеи по поводу того, что как должно выглядеть. Это мой первый проект, где все быстро и относительно легко визуализировалось. Меня очень вдохновляла эта история. Я вообще всегда хотел снимать или триллеры, или фантастику — а в “Проекте Gemini” получилось это органично совместить».

Результаты работы съемочной группы мы сможем оценить в 2017 году, когда «Проект Gemini» выйдет на экраны.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также