Слова

«Желающий работать в кино должен приготовиться к преодолению препятствий»

Сценарист Александр Молчанов о первой в России онлайн-киношколе, перспективах образования в Сети и борьбе с прокрастинацией

  • 9 октября 2014
  • 1382
Павел Орлов

В январе 2015 года начнут работу мастерские первой российской онлайн-киношколы. О том, как будет организован образовательный процесс, кто и как будет преподавать, и что ждет студентов по окончании обучения, в интервью tvkinoradio.ru рассказал создатель школы сценарист и драматург Александр Молчанов.


 
- Как вы пришли к идее создания киношколы, причем в онлайн формате?

- Для меня это этап большого пути. Мое первое образование – педагогическое, я окончил Вологодский государственный педагогический университет. Хотел стать писателем, преподаванием заниматься не собирался, но когда на третьем курсе попал в школу, то понял, что мне это интересно. Потом, правда, я перешел в журналистику. В 30 лет решил, что буду сценаристом, а еще через два года понял, что надо получать системное образование. Смешно, что я думал, что на курсе во ВГИКе буду самым старшим. Ничего подобного – я оказался чуть ли не самым молодым (смеется). Затем в какой-то момент я устроил в ЖЖ бесплатный курс на 7 месяцев по сценарному мастерству. Его читало 1,5 тысячи человек, около 100 из которых выполняли задания.

По итогам курса я собрал книгу «Букварь сценариста» и окончательно убедился, что мне очень интересна именно кинопедагогика. Тогда я начал преподавать в разных киношколах, чтобы посмотреть, как устроено кинообразование в России – ВГИК, Мастерская Бориса Юхананова, Cinemotion, Московская школа кино. Плюс сделал свою сценарную мастерскую, бесплатную. Для меня эта была наработка опыта во взаимодействии с людьми, в составлении учебных программ, формулировании заданий и так далее. Да, и вдобавок я поучился в американском университете UCLA на заочном отделении, в онлайн режиме. Так я понял, что в XXI веке странно привязываться к определенному месту. В итоге, посмотрев, как, что, где устроено, я решил сделать свой проект.


 
- И все-таки столь масштабный проект как киношкола в режиме онлайн для России в новинку. Как думаете, дистанция, которая существует при общении в Сети, не будет мешать обучению?

- Контакт с преподавателем, конечно, важен. У человека должно быть ощущение и понимание, что он общается не с бездушной машиной. Поэтому я каждому обеспечиваю индивидуальный подход. Какую-то возможную дистанцию я думаю, мы преодолеем. Я вообще считаю, что общение онлайн вполне естественно. Тем более что механизмы взаимодействия в Сети постоянно развиваются и со временем станут еще более эффективными. Ну вот смотрите, в начале XX века в университетах были отделения электричества, единственные где работало электричество и где оно изучалось.

Спустя сто лет не просто нет ни одного университета без электричества, места в мире нет ни одного без электролампочки. Также через 10-20 лет большая часть вообще всего будет происходить онлайн. Уже сейчас видно, что границы проходят не столько между странами, сколько между Facebook и Twitter (смеется). Пользователь Facebook больше отличается от пользователя Twitter, чем, скажем, датчанин от шведа. Или вот стандартная ситуация – у меня куча друзей по всему миру, с которыми я никогда не виделся, но при этом я не знаю, как зовут мою соседку. Выходит, онлайн-формат не обязательно представляет в этом плане какую-либо проблему.
 

- В чем помимо онлайн-режима состоит особенность и привлекательность вашей школы по сравнению с другими?

- Скажем так, в нынешней ситуации, я на самом деле считаю, что все-таки лучше учиться очно, потому что пока технологии онлайн-образования не превзошли традиционные. Если человек имеет возможность потратить 2 года жизни на то, чтобы ходить в киношколу, пусть идет. Если у человека есть 5 лет, то лучше и вовсе поступить во ВГИК. Мы же предлагаем шанс для тех людей, которые или не имеют времени, или не живут в Москве, или не могут выйти из дома, например, женщина с двумя детьми.

В целом, мы обеспечиваем базовые вещи, которые человек хочет получить от кинообразования. Во-первых, престиж. Тот факт, что ты окончил киношколу, меняет отношение к тебе. Во-вторых, вместе с образованием важно обрасти связями. Кино – закрытая структура, в которую нужно найти дверь. Думаю, мы сможем с этим помочь. Если все пойдет как надо, мы сделаем отдел, который будет заниматься трудоустройством. Продюсеры, когда им будут необходимы люди, будут знать, к кому обратиться, чтобы он порекомендовал подходящего студента или выпускника. В-третьих, практика. Мне кажется, что не должно быть какого-то огромного количества лекций и постоянного просмотра фильмов.

Установка на то, что человек, работающий в киноиндустрии, должен прочитать две тысячи книг и посмотреть две тысячи фильмов – это прокрастинация. На самом деле человеку достаточно прочитать одну книгу и посмотреть один фильм, чтобы понять, как они устроены. Шекспир не видел ни одного фильма, однако написал 36 сценариев, которые каждый год экранизируются. Выходит, в традиционной системе образования что-то не то. Вот говорят: «Смотрите фильмы, читайте книги». Нет! Сидите и пишите. В моем трехмесячном курсе теории будет 12 страниц, по одной страничке на занятие. Все остальное – практика.

 

- А если подробней, в чем будет состоять практика? Какие знания, навыки человек благодаря ней приобретет?

- Понимаете, здесь сложно придумать что-то новое. Если говорить о сценаристах, то есть определенный стандарт, что должен человек научиться писать за время обучения. Наша годовая программа соответствует двухлетней программе дополнительного профессионального образования во ВГИКе или МШК. В этой программе отсечено все лишнее, оставлено только то, что действительно нужно. Например, первые три месяца – это короткий метр. С первого же занятия мы начинаем писать: сцена без звука, немой этюд; затем диалог, звуковой этюд; потом короткий метр; экранизация рассказа; наконец, киноновелла. Пять текстов за три месяца. Что происходит за это время? Прежде всего, снимается страх написания, у человека входит в привычку каждый день садиться и писать. Это очень важный навык, особенно если ты работаешь на длинную дистанцию, допустим, в одно лицо пишешь 16 серий, как роман. При этом надо еще уметь сохранять качество. Роман может потерпеть несколько скучных страниц, кино – не может терпеть ни одной скучной сцены.

Кроме того, когда человек только начинает, он неизбежно пишет плохо, не бывает так, что сразу рождается гениальный сценарий. Задача киношколы в этом смысле принять на себя вал плохих текстов. Можно взять дерево, выдолбить его внутри и сделать лодку. Так же в принципе любой может взять и написать сценарий, по которому толковый режиссер что-то такое снимет. Но чайный клипер вы без определенных знаний не построите. А, между прочим, современный среднестатистический голливудский фильм по сложности устроен и вовсе как космический корабль. На одном таланте и трудолюбии вы такое не создадите. Обучение – это строительство лодочек и лодок, которые будут тонуть. Но без этого опыта не построить настоящий корабль. По итогам года практики весь спектр необходимых навыков человек у нас получит. Он сможет писать короткий метр, экранизацию, сериал, полный метр.
 

- По-традиции наверняка найдутся люди с горящими глазами, которые исчезнут после пары недель занятий. Какой у вас принцип отсева желающих?  



- Очень простой механизм. Мы будем принимать всех. Если народа окажется много, то мы просто сделаем две мастерских. А люди, которые не будут выполнять задания, будут отсекаться просто – они не смогут идти дальше. С одной стороны, это дисциплинирует, с другой – позволит держать достаточно высокий уровень.
А по поводу людей с горящими глазами. Про нас на днях написала Алена Владимирская, естественно сразу откликнулось сорок человек, которым я подробно объяснил, что надо сделать, чтобы стать нашим студентом. В итоге из сорока заявку подал один. Меня это устраивает. Тем более что я понял одну вещь – не надо никому ничего объяснять, надо просто сразу давать задание. Если человек сделает и справится, значит, это наш человек. Желающий работать в кино должен приготовиться к преодолению препятствий, а не ждать, что за него все будут разжевывать. Мы будем ставить перед людьми эти препятствия, и будем делать их все более сложными и изощренными, но тем самым научим их преодолевать.
 

- Поскольку взаимодействие с учениками будет происходить онлайн, как будут формироваться графики занятий?

- Будет установлена система дедлайнов. Если студент живет в другом часовом поясе, конечно, странно будет ему выходить в эфир, скажем, в три часа ночи, чтобы встретиться с преподавателем. Поэтому отладим систему рассинхронизации. Будет выкладываться задание, назначаться дедлайн по московскому времени и каждый будет знать, сколько времени у него осталось на работу. Технически это будет выглядеть как форум, плюс несколько деталей.
 

- Расскажите о ваших мастерских. Кто будет преподавать и почему именно они?

- Сейчас у нас две мастерских: сценарная и режиссерская. С 1-го апреля будем запускать еще одну мастерскую, руководителя которой я объявлю позже. Ну и подумываем еще о двух мастерских, о них я тоже пока не могу говорить. Преподаватели у нас будут самые лучшие. Поясню. Если вы смотрели фильм «Человек, который изменил все», то помните, что речь там идет о герое, который установил следующую закономерность: самыми знаменитыми бейсболистами становятся не самые лучшие. В итоге из игроков, у которых была лучшая статистика, но которые при этом не ценились на рынке, он собрал суперкоманду. Так же делаю и я. Я собираю людей, которые, на мой взгляд, лучшие, но рынком недооценены. Арсений Гончуков, руководитель нашей режиссерской мастерской – это новый Герман. Через пять лет он будет главным российским режиссером. Он же прет как танк. Его «Сын»  – это кино, которое совершенно спокойно могло бы пойти на «Золотую пальмовую ветвь». Потенциал преподавателя я в нем вижу очень большой, а его ученики, я в этом уверен, будут определять будущее нашего кино. То же самое с другими преподавателями – они недооценены, но их потенциал очень высокий.
 

- В описании киношколы говорится о «контроле качества». Как он будет осуществляться?

- Смотрите, я считаю, что если берешь у людей за что-то деньги, то необходимо контролировать уровень качества. Первый год отслеживать все процессы буду я лично. В дальнейшем, если мы разрастемся, контролировать качество будет отдельный человек. Всю информацию, которую мы даем студентам, можно получить бесплатно. Надо лишь зайти в Интернет, заказать на Amazon 200 учебников, прочитать их – не проблема. Но мы уже сделали это за вас, мы знаем, что хорошее, что плохое в этих учебниках. Собственно в этом и есть уникальность нашего предложения и в этом заключается критерий качества – даем только то, что действительно нужно и убираем все лишнее.
 

- Напоследок вопрос о вашем «Букваре сценариста», 2-ое издание которого готовится в данный момент. Почему возникла необходимость переиздания и что нового будет в книге?



- Это «Эксмо» в начале лета предложили мне переиздание. Хорошее предложение, учитывая, что первоначально «Букварь» издавался ограниченным тиражом и распространялся чуть ли не по секретным точкам. Книга писалась 5 лет назад под определенные задачи. Литературы в то время никакой не было, кроме Червинского, Митты и, кажется, Макки. Меня все это совершенно не устраивало. Я считал своим долгом сделать учебник для самого-самого начального уровня, и сделал его. Сейчас прошло время, потребность в такой книге не стала меньше, но я какие-то вещи переосмыслил, что-то лучше изучил, сформировал свое мнение по поводу структуры и всех остальных вещей. В новом издании я эти свои новые взгляды изложил, в том числе добавил четыре главы, два приложения, заметки о сценарном мастерстве.


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Популярное
    Рубрики

    7 современных фильмов с необычным соотношением сторон: квадраты, вертикали и круги

    В последнее время многие режиссеры экспериментируют с необычными форматами изображения. Приводим примеры самых интересных опытов и разбираемся, что дают новые форматы

    • 8 июля
    • 9855
    Практика

    Приемы: Голландский угол

    Заваливаем горизонт правильно: для чего в кино нужен голландский угол и почему им стоит пользоваться в меру

    • 11 июля
    • 3593
    Практика

    Как Люк Бессон снял блокбастер за 180 млн долларов, который не может провалиться

    Люк Бессон пошел в обход традиционной голливудской системы и профинансировал свой новый фантастический блокбастер по модели независимого кино. Вот как у него это получилось

    • 10 июля
    • 3178
    Техника

    Исследуя границы: 4K, HDR, HFR и человеческое зрение

    Современные технологии делают ставку на большие разрешения, высокий динамический диапазон и частоту кадров. Но как на все это влияют ограничения нашего визуальное восприятия?

    • 9 июля
    • 3016
    Техника

    Как две компании меняют будущее визуальных эффектов

    Хромакей и ротоскоп в скором времени отправятся на свалку истории, но в чем подвох?

    • 18 июля
    • 1935
    Практика

    Как это снято: «Робокоп»

    Отмечаем тридцатилетие «Робокопа» Пола Верховена и разбираемся, как режиссеру, который не любит кинофантастику, удалось создать один из ярчайших образцов жанра. Сатира, натурализм, библейские темы и хитроумные спецэффекты – в фильме голландца и в нашем обзоре

    • 17 июля
    • 1752