Слова

«Нашей целью было снять веселый фильм и отдать должное оригиналу»

Соавтор новых «Охотников за привидениями» — сценарист Кэти Дипполд рассказывает о работе над картиной, вырезанных шутках, попытках придать истории достоверности и комментариях публики

  • 2 августа 2016
  • 1134

На прошлой неделе стартовал российский прокат «перезапуска» легендарных «Охотников за приведениями». Реакция зрителей и критиков на фильм оказалась — скажем так — неоднозначной, тем не менее, новая лента возглавила прокат России и СНГ на минувших выходных. По предварительным данным, с 28 по 31 июля картина заработала порядка 167,1 млн рублей. Мы уже публиковали эксклюзивное интервью с режиссером фильма Полом Фигом, сегодня же про свои впечатления от работы над «Охотниками» расскажет сценарист и актриса Кэти Дипполд.

Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»

Пол Фиг и Кэти Дипполд впервые встретились около семи лет назад. Они познакомились, когда Дипполд была одним из сценаристов проекта «Парки и зоны отдыха», а Фиг снимал эпизод «Зоопарк залогодержателей», в котором одна из героинь — Лесли устраивает свадьбу для двух местных пингвинов. Несколько лет спустя, когда Дипполд надеялась уговорить Фига снять написанный ею пробный сценарий под названием «Жара», они встретились за обедом. Именно та встреча стала толчком для их совместной работы, которая длится по сей день.

Разговор со сценаристом невозможен без спойлеров. И, несомненно, они есть в тексте ниже. 

— Почему вы остановили свой выбор именно на этих героях?

— Это напоминало эффект домино, потому что все началось с мысли: «Что же изменилось сейчас по сравнению с тем, что было тогда?» Мне пришло в голову, что ученые перестали верить в паранормальные явления. Кафедры парапсихологии практически полностью исчезли из университетов. Так о чем же это нам говорит? Каково это, быть в наше время ученым, верящим в привидения? Будет ли это поводом для издевок?

Кэти Дипполд, сценаристКэти Дипполд, сценарист

И тогда я подумала: «Хорошо. Что если есть ученый (Эрин Гилберт), который когда-то верил в паранормальное, но скрывает это, потому что пытается зарекомендовать себя в престижном университете?» Это привело меня к следующей мысли: «А что произойдет, если она написала книгу вместе с коллегой, а эта коллега...» Это как своеобразный барьер, история о дружбе, за которой последовал раскол. Она упертая, всклокоченная и со странностями, ее совершенно не волнует мнение окружающих, скажем, о том, что она работает в запущенном подвале университета.

Тогда я решила, что она наверняка работает с кем-то. Что это может быть за человек? Мы решили, что это должен быть кто-то еще более экстравагантный и неординарный (Джиллиан Хольцман). Тот, кого совершенно не заботит, что ему или ей приходится работать в подвале, кто думает, что это замечательно, и является своеобразной противоположностью Эрин, которая пытается делать все правильно и загоняет себя в рамки. Этот же человек, напротив, получает удовольствие от своей чудаковатости и может по-настоящему увидеть кого-то вроде персонажа Кристен, подтолкнуть ее — в общем, это человек действия.

— Какие элементы оригинальных «Охотников за привидениями» повлияли на вас больше всего?

— В первую очередь, мы пытались сохранить дух оригинальных фильмов и их динамику. Мне кажется, это подразумевало, скажем, четырех прагматичных, трезвомыслящих персонажей. При этом они смешные, им постоянно приходится справляться с невероятными ситуациями — пугающими, но в то же время курьезными. И в этом есть нечто особенно веселое и жизнерадостное.

Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»Кадр из фильма «Охотники за привидениями»

Итак, мы хотели новую историю, новых героев, но при этом желали сохранить ту самую атмосферу. Я много об этом говорю, но еще мне кажется, что фильм получился настолько смешным во многом благодаря тому, что семья Дэна Эйкройда (продюсера фильма и исполнителя одной из ролей) сильно увлекалась паранормальными явлениями. Они писали об этом книги. Его волнение и энтузиазм были практически осязаемы.

Что касается деталей, мы просто обсуждали, какие еще моменты стоит вернуть, а какие нет. Я могу представить себе, что некоторым покажется, что отсылок к оригиналу в фильме слишком много, поэтому кто-то из зрителей не будет до конца понимать контекста. Подобная точка зрения была бы мне абсолютно понятна. Но будучи еще и обычными фанатами, мы на самом деле очень хотели снова увидеть все это на большом экране.

— Как появилась идея вспомнить в фильме Харольда Рэмиса. Насколько подробным был ваш с Полом разговор о том, как достойно воздать ему дань?

— Я знала, что мы постараемся что-нибудь придумать. Не знала только, что именно. Помню, как мы бродили и осматривали Колумбию, постоянно встречая на своем пути разные бюсты и статуи. Сперва мы искали натуру в Нью-Йорке, пока, наконец, не решили, что съемки мы будем проводить в Бостоне. И там, от одного вида всех этих бюстов и статуй, попадавшихся на каждом шагу, нас будто бы осенило.

Пол Фейг, режиссер (справа) и Кэти Дипполд, сценарист (вторая справа) Пол Фиг, режиссер (слева) и Кэти Дипполд, сценарист (вторая справа) 

Словно все, наконец, сошлось. Подобные случаи неизменно приносят всем вокруг огромное удовлетворение. Несколько раз на площадку приходила и семья Харольда. Оказалось, что это очень приятные люди, и они демонстрировали искренние одобрение и поддержку. У него удивительная, участливая и обходительная семья, так что у нас остались только положительные эмоции.

— Как вы создавали эпизодическую роль для Билла Мюррея, еще не зная не только, будет ли ему интересен этот проект, но и вообще появится ли он хотя бы разок на площадке?

— Мы просто взяли и написали сцену: нам казалось, что она могла бы быть забавной, даже если бы он и не появился. Конечно, мы с самого начала надеялись, что он за это возьмется, но наверняка нам стало известно чуть ли не в самый последний момент. Это было похоже на одну из многих сложившихся легенд о нем. Мы послали ему сценарий и потом очень долго ждали.

Это ожидание довело меня до того, что я не смогла даже полноценно насладиться днем, когда он пришел на площадку — настолько я боялась, что случится нечто такое, что все испортит: скажем, ему придется уйти в силу каких-то непредвиденных обстоятельств или расплавится пленка. И ведь мы давно уже отказались от использования пленки, но все равно меня не покидала мысль: «Что же будет с пленкой?» Крепко ухватившись за свой стул, я обливалась потом. Но Билл Мюррей был очень любезен, а члены съемочной команды находились в приподнятом настроении. Это был просто отличный день.

Билл МюррейБилл Мюррей

— Есть ли в фильме вырезанные сцены или шутки, которых вам не хватает?

— Было вырезано столько материала! Даже первая рабочая копия фильма шла четыре с половиной часа — и это с отредактированным сценарием. Мы перебрали огромное количество различных версий, эпизодов и сцен. Никогда раньше не приходилось мне создавать такое количество оригинального материала, завязанного на идее, уже существовавшей раньше.

— Можете ли вы воспроизвести какие-нибудь из шуток Хольцман, не попавших в финальную версию фильма?

— Огромное количество материала в ранних версиях было вырезано просто из-за нехватки времени. Например, ситуации, когда главные героини гонятся за привидениями, и Хольцман кричит остальным: «Пригнись, пригнись!» Тогда кто-нибудь из ее соратников следует этому указанию, а Хольцман бежит дальше, как ни в чем не бывало, просто чтобы вывести остальных из себя. У нас не хватало времени для включения в фильм подобных моментов, но лично я думаю, что здесь можно увидеть человека, которому нравится действовать вне установленных рамок, который реагирует на внешнее воздействие отлично от других людей и, вдобавок, имеет привычку действовать окружающим на нервы.

Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»

— Какая сцена подверглась наиболее жесткой редактуре?

— Значительно были переработаны шоустопперы: по моим ощущениям, одной из двух сцен, претерпевших наибольшее количество изменений, стала сцена рок-концерта. Кажется, у нас было несколько различных вариантов этого момента, поскольку мы не были до конца уверены, как именно все это должно было выглядеть. Вся эта история со злодеем тоже прошла через несколько трансформаций.

— Насколько сильно Айвен Райтман был вовлечен в процесс написания сценария?

— Айвен продюсировал фильм, так что он регулярно высказывал свое мнение в ходе процесса. Он читал сценарные наброски и комментировал их. При этом он дал Полу возможность самостоятельно снимать фильм, поскольку лучше иметь режиссера, который хочет снимать свою картину.

Айвен РайтманАйвен Райтман

Всегда было здорово получать от него ответную реакцию, просто потому что он в этом спец. Он сделал это. Именно он был режиссером оригинальных «Охотников за привидениями». Дэн Эйкройд тоже читал наброски, давал комментарии и ответную реакцию и, к тому же, подбрасывал собственные идеи: например, что-нибудь про оборудование или что сделать, чтобы придать чему-нибудь звучание, напоминающее «Охотников за привидениями».

— Много ли вы собрали материалов при подготовке к написанию сценария? Взять, например, диалог между физиками: вы с Полом приложили много усилий, чтобы сделать его максимально точным?

— Мы переработали огромное количество информации. Я получила огромное удовольствие от этого... Мне всегда нравится самое начало работы над каким-нибудь проектом, когда мы еще только мечтаем — это попросту весело. Так что я попросилась поехать в Нью-Йорк, где собиралась добраться до Колумбийского университета, и там немного пописать. И уже будучи на месте, я договорилась о том, чтобы меня познакомили с парочкой ученых-физиков, которые помогут мне разобраться хотя бы в основах того, о чем мы говорим, так как школу я закончила уже давно, да и тогда не уделяла занятиям особого внимания.

Итак, я встретилась с двумя физиками: и того, и другого звали Барт. Так что, мы будем звать их Бартами. Я немного пообщалась с ними о самых базовых вещах. Мы говорили о том, возможно ли придать этому какой-нибудь смысл. Они заявили, что нет, это невозможно, потому что этого не существует в реальной жизни. На самом деле я до сих пор ношу с собой список вопросов, которые я для них подготовила. В какой-то момент мне, пожалуй, стоит его достать, тем более что некоторые из них были довольно-таки нелепыми.

Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»

Я еще помню, что они проявили изрядное остроумие. Кажется, я пыталась довести до ума одну мысль, чтобы хотя бы одна из наших идей работала с научной точки зрения, чтобы это хотя бы звучало правдоподобно. Помнится, разговор тогда каким-то образом повернулся совершенно в другую сторону, и вот они уже объясняют мне значение слова «Макгаффин» и рассказывают, как надо писать. Я тогда еще подумала: «Да, вот это поворот!»

— Они научно обосновали концепцию Макгаффина…

— (Смеется) Именно! Мы очень славно пообщались и весело провели день. Потом, у нас была отличная команда реквизиторов. Полу было очень важно, чтобы все выглядело натурально. Это практически настоящая наука — хотя, может, и нет. Но лично я воспринимаю это именно так. Понятия не имею. Поживем — увидим.

Еще с нами работал парень из MIT — Джеймс, и каждый раз, как у нас появлялся новый материал, мы отправляли его Джеймсу, чтобы он его проверил и в случае необходимости помог поправить язык, сделать его более достоверным. Это был замечательный человек, наш спасательный круг. Я даже не представляю себе, как звучало для него все то, что мы ему присылали на вычитку, наверняка ему это казалось сущей нелепицей. Хотя я понятия не имею, так ли это было на самом деле.

Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»

Это было очень непростой задачей, так как хотелось, чтобы сценарий был еще и увлекательным. Оригинальная картина была в первую очередь выдумкой — от начала и до конца, при этом она полностью захватывала зрителя. И с одной стороны приходится с трудом осваивать все эти детали, но в то же время необходимо постоянно помнить, что сюжет должен подкупать зрителя. Это было чертовски трудно.

— Вы с Полом Фигом чаще писали вместе или обменивались материалами по электронной почте?

— Мы очень много переписываемся. Во многом мы с ним очень похожи друг на друга. Мы любим разговаривать и устраивать мозговые штурмы, после чего мы расходимся, каждый размышляя о своем, потом садимся писать и вскоре уже пересылаем друг другу плоды наших трудов. Первое время вокруг происходило просто какое-то безумие, это было как после хакерской атаки на Sony. В то же время нас заваливали сообщениями в Твиттере.

Пол Фиг и Пол Фиг, режиссер и Кэти Дипполд, сценарист

Мы настолько боялись, что какая-то информация может просочиться, что Пол, как правило, сохранял свои материалы на флешку, а его ассистент привозил ее ко мне домой. Тогда я загружала данные с флешки на свой компьютер. Так мы и передавали ее туда и обратно. Было еще множество самых разных правил, скажем, не подключаться по сети WiFi в общественных местах. Мы так всего боялись.

Но в какой-то момент мы просто расслабились. Так однажды Пол просто решил: «Черт с ним. Я просто отправлю сценарий по email».

— Вы упомянули свой опыт с Твиттером. Удается ли вам не принимать близко к сердцу некоторые из наименее адекватных реакций на фильм?

— Я знала, что это будет очень тяжело. Я знала, что обрекаю себя на крайне болезненный период после выхода фильма. Мне кажется, что оригинал является совершенно особенным, и мне кажется, что столько всего совпало, чтобы создать эту неповторимую картину. И я просто не могла отказаться. Мне и в голову не могло прийти, что люди разозлятся так сильно и так сразу.

Кэти Дипполд, сценаристКэти Дипполд, сценарист

Однако я хорошо понимаю, что многие люди всего лишь хотели получить сиквел. Я это понимаю, потому что, будучи фанатом, я бы тоже хотела увидеть сиквел. Впрочем, не знаю... Я полагаю, что с другой стороны, я не знаю, какому количеству людей я бы могла доверить завершение истории тех самых персонажей. Мне кажется, что оставляя тех героев в покое, мы проявляем к ним уважение. Я не хочу, чтобы какой-то новый писатель начал рассказывать мне, что случилось с Венкманом. Это слишком важно для меня. И мне кажется, что каждый имеет собственное представление о том, чем они теперь занимаются. Я не хочу, чтобы кто-то мне стал объяснять, что стало с Эгоном.

Так что я не знаю. Я действительно полагала, что это будет чуточку проще. Но мне понятно и разочарование, вызванное тем, что это не сиквел. Это все равно непросто принять, потому что это и правда особый фильм, и я осознаю это. Наверняка, было множество причин, в силу которых было так много препятствий на пути к созданию этой картины.

Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»Кадр из фильма  «Охотники за привидениями»

И наконец, есть все эти люди, просто ненавидящие женщин (смеется). Мне кажется, это меньшая группа, не нужно сваливать всех в одну кучу. И вот существует такая группа. Я часто об этом заговариваю, так что простите, если я начинаю напоминать заезженную пластинку, но лучший твит я получила от парня, который искренне за нас переживал. Там было написано нечто подобное: «Послушайте. Я не сексист. Уверяю вас, я просто обеспокоен. Я не думаю, что женщинам по зубам такая комедия или экшн». В ответ я просто поблагодарила его за заботу. Мне это показалось очень смешным.

Было обидно. В конце концов, нашей целью было снять веселый фильм и отдать должное оригиналу. Если вам нравятся «Охотники за привидениями», то, возможно, вы получите удовольствие от многочисленных отсылок к оригинальной картине и насладитесь новым сюжетом

Источник: slashfilm.com

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также