Практика

CGI-графика изнутри: полет из подсознания — в трубу

Директор постпродакшн компании «Киноданц» Алексей Гришин о создании миров персонажей фильма «За гранью», full-CGI сцене в «Танцах насмерть», анимации трехмерной камеры и проволоке вместо актера

  • 18 июля 2016
  • 3293
Родион Чемонин

«За гранью» подсознания

 
При работе над фильмом «За гранью» перед нами были поставлены серьезные задачи, которые напрямую влияли на сюжет. По сюжету, главный герой — талантливый авантюрист Майкл (Милош Бикович) — собирает команду со сверхъестественными навыками, чтобы обыграть казино. Доступ к своим экстрасенсорным способностям герои получают через собственные «комнаты подсознания», откуда есть выход в общее пространство подсознания, где скрыты все знания и тайны человечества.
 
Милош Бикович (Майкл) на съемках фильма «За гранью»Милош Бикович (Майкл) на съемках фильма «За гранью»
 
Соответственно, мы должны были с помощью компьютерной графики показать подсознание персонажей, в которое они попадают и через которое меняют события, происходящие в реальности. Мы с творческой группой, режиссером и продюсером придумали визуализацию, разработав для каждого героя отдельную «комнату», вид и обстановка которой говорят о персонаже больше, чем слова.
 
«Комната» Вероники (исходный кадр)«Комната» Вероники (исходный кадр)
 
Например, «комната» Кевина — аутиста, обладающего способностью гипнотизировать людей, внушая им определенные убеждения на короткое время. По нашей задумке, она напоминает палату больницы. Когда этот персонаж вмешивается в чьи-то мысли, он перемещается в свою подсознательную «палату», где перед ним изо льда формируется замороженная фигура человека, на которого он хочет повлиять. Это похоже на трансформацию жидкокристаллического робота Т-1000 в фильме «Терминатор-2».
 
Вручную такую сложную анимацию не нарисовать. Мы сделали так: сначала «отмоделили» самого актера, играющего человека, на которого воздействует Кевин. Затем с помощью программ для симуляции сымитировали его заморозку, рассыпание на куски льда — и таяние этих кусков. А на монтаже просто сделали инверсию кадра. Получилось наоборот: из воды формируются куски льда, которые собираются в застывшую ледяную статую человека. На съемках для помощи оператору и актеру (Юрий Чурсин) использовался силуэт из проволоки, обозначавший положение ледяной фигуры.
 
Юрий Чурсин (Кевин) на съемках фильма «За гранью»Юрий Чурсин (Кевин) на съемках фильма «За гранью»
 
В команду также входит Вероника (Любовь Аксенова) — девушка, унаследовавшая дар телепатии (умения слышать и передавать мысли на расстоянии). Ее комнату подсознания мы визуализировали как уютный уголок природы на горном ручье, отделенный со всех сторон естественными преградами, в который вписан интерьер и предметы из воспоминаний героини.
 
Любовь Аксенова на съемках «комнаты Вероники»Любовь Аксенова на съемках «комнаты Вероники»
 
За хромакеем мы будем «достраивать» деревья и листву, чтобы получить эффект комнаты. Но в кадре это должно смотреться не как реальное место действия — а именно как пространство подсознания героини, которое зрителю будет интересно рассматривать. Его образ и наполнение были придуманы совместно с режиссером и оператором-постановщиком, потому что подобное трудно представить в реальной жизни. После добавления компьютерной графики в эти кадры для них будет выполнена отдельная цветокоррекция.
 
Референсов для самой идеи «комнат» подсознания героев у нас не было. Мы старались сделать нечто абсолютно оригинальное. В этом смысле «За гранью» — фильм с уникальным сюжетом: ничего подобного в других картинах еще не было. Творческая группа провела много времени, разрабатывая визуальные образы и обсуждая, как характер каждого персонажа будет сочетаться с его «комнатой» подсознания.
 
Директор постпродакшн компании «Киноданц» Алексей Гришин / Фото: Виктор ВытольскийДиректор постпродакшн компании «Киноданц» Алексей Гришин / Фото: Виктор Вытольский
 

Зеркало для героя

 
Если остановиться более подробно на отдельном персонаже, то особенно интересной является уже упомянутая «комната» Вероники — девушки-телепата. По сюжету, ей очень нелегко жить, потому что она буквально слышит мысли других людей у себя в голове. Единственный способ заглушить эту способность в реальной жизни — ходить в наушниках, слушая громкую музыку.
 
Как преображается подсознательное пространство героини после того, как она надевает наушники — и как визуально показать это изменение? Мы придумали два состояния ее «комнаты». По расположению, одна часть — лес. Напротив стоит зеркало. Как только Ника включает музыку, в своей «комнате» подсознания она проходит сквозь зеркало — в точно такое же пространство, только зеркально отраженное и в котором — ночь. Это была самая сложная задача. Для этого пришлось очень точно отслеживать, что и как должно отражаться в зеркале в момент прохода, как происходит сам переход в зеркальное отражение и так далее. Кроме того, зеркало отражало еще и съемочную группу!
 
Любовь Аксенова на съемках «комнаты Вероники»Любовь Аксенова (Вероника) на съемках сцены «изменения сознания»
 
Мы специально выбрали определенные точки съемки, чтобы потом вычистить из кадра людей, которых там быть не должно. У нас была двойная задача: поставить вместо хромакея деревья — и добавить их же в отражение зеркала. Это, разумеется, породило кучу проблем: один параллакс, второй параллакс; то, как героиня в одном кадре переходит из одной части комнаты через зеркало — в другую.
 
По сюжету фильма, из «комнат», воплощающих подсознание героев, есть выход в общее пространство подсознания. И герои могут выходить в это общее пространство. Однако это сопряжено с большим риском: выйти-то непросто, а вернуться — еще намного труднее. Покинув собственную «комнату», герои забывают себя — и могут застрять в общем подсознании навсегда. В реальности при этом человек попадает в кому, из которой может и не очнуться.
 

Директор постпродакшн компании «Киноданц» Алексей Гришин / Фото: Виктор Вытольский
 

Войти в Тбилиси — выйти в Геленджике

 
По сюжету, одному из наших героев придется выйти в «общее подсознание», чтобы спасти свою любимую девушку. Мы придумали визуализацию этого пространства: представили его как старинный восточноевропейский город. Но задача была — не только снять город, но и показать его мистическим, необычным, потусторонним. Поэтому в кадры с городом будут добавлены другое небо, несколько лун, на улицах мы «рассыпем» трехмерный пепел.

На съемках фильма «За гранью» в ТбилисиНа съемках фильма «За гранью» в Тбилиси
 
Герой откроет в себе способность менять облик этого города в подсознании и, скажем, выйти из него на песчаный пляж. Для нас это означает, что нужно показать, как дома красиво складываются и рассыпаются в песок. Мы сняли этот город в Тбилиси, а пляж — в Геленджике. На графике мы уберем из кадра разные вывески и сделаем полную 3D-модель города, чтобы показать трансформацию домов и улиц, их превращение в мистический ночной пляж.
 
На съемках фильма «За гранью» в ТбилисиНа съемках фильма «За гранью» в Тбилиси
 
В идеале должен получиться шот, в котором мы увидим в одном кадре, как город рассыпается, и перед нами появляется песчаный пляж. Это интересная творческая и командная задача по поиску красивых визуальных решений.
 

Из реальной локации — в full-CGI

 
В предыдущем проекте — «Танцы насмерть», у нас была сцена, в которой съемочная часть переходила в полностью трехмерную. И при этом, по замыслу, должно создаваться ощущение, что это все снято одним кадром.
 
Герой убегает от преследующих его полицейских по крыше здания. На этой крыше есть огромная труба, из которой происходит выброс пепла и горящих частиц в атмосферу. Мы должны были показать, как герой перебегает по узкой доске над жерлом трубы, затем «влететь» камерой в трубу — и «вылететь» обратно, уже с облаком дыма и огня.

Директор постпродакшн компании «Киноданц» Алексей Гришин / Фото: Виктор Вытольский
 
Так как это была настоящая крыша, мы не могли поставить кран — поэтому снимали с помощью коптера, на который подвесили Red Epic. Естественно, никакой трубы на объекте не было: мы положили кусок хромакея, вырезанный в форме круга, а сверху — рейку. Актер (Иван Жвакин) пробегал по этой рейке, отыгрывая, что под ним — огромное жерло трубы. Затем коптер опускался — и в тот момент, когда кадр полностью заполняет хромакей, мы изменили изображение на трехмерное.
 
И вот тут начинается самое интересное, потому что придумать полный 3D-шот — это неограниченный простор для фантазии. Мы уже абсолютно не привязаны к камере и можем сделать все, что угодно.
 
Съемки шота с выходом из реальной локации в full-CGI (сцена из фильма «Танцы насмерть»)
 
Разумеется, у нас работал специалист по анимации камеры, потому что камера камере — рознь, но мы должны были плавно перейти от Red к анимации (вообще, я считаю, что анимация камеры — это отдельный талант). В полностью трехмерном изображении мы влетаем в огромную трубу, мимо вентиляционных лопастей и разных мелких деталей, без которых шот становится неинтересным — видим огненный взрыв, а затем отлетаем обратно и уже монтажно переходим на общий план.
 
Я считаю, что получилось именно то, что мы хотели. Не всегда творческие задачи удается реализовать на все 100%, но это — именно такой случай.


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также