Слова

«Человек — швейцарский нож»: плохие идеи, которым дали шанс

Дуэт кинематографистов — создателей одной из самых неоднозначных картин этого года обсуждает свой уникальный подход к визуальным эффектам, заигрывание с ожиданиями аудитории и цену разрушения шаблонов

  • 12 июля 2016
  • 5209

Дэниэл Кван и Дэниэл Шайнерт — во многих смыслах уникальные кинематографисты. Но, возможно, самым оригинальным является их псевдоним. В индустрии, где самореклама доминирует над всем остальным, они отбросили свою индивидуальность и превратились в одно: «ДЭНИЭЛОВ» (DANIELS).
 
Даже написание данного самоназвания «капсом» имеет свой смысл, отражая гиперинтенсивный, агрессивный, быстро развивающийся стиль, приведший их к мировому признанию с музыкальным клипом Lil' Jon под названием «Turn Down For What» в 2013 году. Сейчас это видео посмотрели на YouTube больше 500 миллионов человек. Благодаря ему многим не удается избавиться от мысли о танцующем парне с неукротимой эрекцией, стоит им лишь мельком «поймать» басовый ритм этой композиции.
 
Lil' Jon — «Turn Down For What»
Метеоризм и эрекция кажутся повторяющейся темой режиссерского дуэта. Такой подход может показаться незрелым, но сильно ощущение, что именно он позволяет ДЭНИЕЛАМ так мастерски обращаться с материалом. Ничто не проиллюстрирует это лучше, чем их фильм «Человек — швейцарский нож», который вызвал серьезный ажиотаж на недавнем ММКФ, а 30 июня стартовал в российском прокате.
 
Реакция зрителей на фильм оказалась, мягко говоря, очень неоднозначной. Страдающий метеоризмом труп вызвал брезгливость у большинства зрителей, кто-то даже покинул зал. Но те, кто оказался готов терпеть «небольшие шалости» режиссеров, были вознаграждены чем-то проницательным, неожиданно глубоким и очень смешным.
 
Что касается работы ДЭНИЭЛОВ, достаточно сказать: чего бы вы ни ожидали, к этому фильму вы не будете готовы никогда.
 
Кадр из фильма «Человек — швейцарский нож»
​​
— Если мы правильно помним, вы начинали как авторы комедийных скетчей для Emerson College?
 
Дэниэл Шайнерт: Я был в комедийной скетч-группе, а Дэниэл — нет, он слишком нервничал во время прослушивания.
 
Дэниэл Кван: Я не совсем комедиант. Я провел большую часть жизни в компьютерных лабораториях. Компьютерщик до мозга костей.

— Это как-то повлияло на формирование вашего «тяжелого» стиля визуальных эффектов?

Дэниэл Кван: Да, я был разработчиком анимации в After Effects, а Шайнерт был комедиантом-импровизатором. Мы пришли из разных концов мира кино, но я думаю можно увидеть, как эти штуки комбинируются теперь в нашей работе. Это действительно странная смесь.

Режиссеры Дэниэл Кван и Дэниэл Шайнерт​

— Совершенно верно! Ваши визуальные гэги находятся за любыми рамками. Нет никого, кто делал бы что-то подобное вам, парни, особенно в полнометражной художественной форме. Не могли бы вы немного рассказать о вашей писательской работе?​

Дэниэл Шайнерт: Мы что-то вроде продюсеров-писателей-режиссеров. Мы всегда задумываемся о том, как мы собираемся выполнить все то, что написали.
 
Дэниэл Кван: Или о ресурсах, которые будут нам доступны.
 
Дэниэл Шайнерт: Самое смешное в том, что очень часто идеи, что нам нравятся — это как раз те, которые мы не очень представляем, как будем снимать. Мы что-то придумываем и говорим: «Это звучит потрясающе. Готов поспорить, что это круто выглядит, но что-то я не знаю, как мы собираемся это сделать». Тогда нам приходится заниматься исследованиями и спорить о том, как можно отправить человека через океан на реактивной тяге пердящего трупа.

Трейлер фильма «Человек-Швейцарский нож»

Дэниэл Кван: Все начинается с идеи, которая кажется невероятной, но все еще с философским и эстетическим «мясом» на ней. Эта идея «атакует» сценарий с двух сторон. Пока мы думаем над выполнимостью, мы еще и продумываем смысл, стоящий за ней. Кому-то нравится разгадывать свои сны, это чем-то похоже. Нам приходится отвечать самим себе на кучу вопросов. Какие символы, которые так нас впечатляют, есть в этом кадре? Почему мы считаем эту идею лучшей из имеющихся?
 
Все начинается с идеи, которая кажется невероятной, но все еще с философским и эстетическим «мясом» на ней.

В «Интересном мяче» (Interesting Ball) у нас была простая идея шалости, которая вышла боком, из-за чего одного парня засосало в задницу другого. Реально глупо. Но по какой-то причине мы решили, что это будет круто здесь и сейчас. Мы использовали это, и на самом деле получили отличную метафору дружбы в действительно смешной картинке.
 
Примерно то же самое мы сделали и в «Человеке — швейцарском ноже». Старый пердящий труп дает много пищи для размышления. В этом фильме много «слоев»: происходящее действительно смотрится достаточно отталкивающе, но в то же время еще и действительно весело.

Дэниэл Шайнерт: Сложно придумать пару слов, имеющих больший культурный вес и багаж, чем «пердеж» и «труп». Это большие слова.
 
— Раскрывая эту идею, как вы проверяли, что центральный гэг не теряет остроты?
 
Дэниэл Шайнерт: Я думаю мы постоянно — и самовлюбленно — стараемся поддерживать свою заинтересованность и вовлеченность в проект, над которым работаем. Затем, время от времени, мы напоминаем себе о необходимости все дважды перепроверить, «соотнести» свое видение с внешним миром. Как правило, если нам скучно, другим людям тоже будет скучно. А если нам что-то интересно —другим будет не меньше.

На съемках фильма «Холодный фронт»Кадр из фильма «Интересный мяч»

Дэниэл Кван: Нам нравятся все эти вызовы. Сюжетно, я так думаю, это одна из самых амбициозные вещей, что мы когда-либо старались сделать, потому что пришлось преодолеть весь тот позор, окружающий настоящую историю о том, кем являются наши герои. Чтобы сделать это, нам пришлось вложить в это столько любви и надежды, сколько мы вообще были способны, плюс было непросто уложить все это в 90 минут экранного времени. Даже с учетом того, что 90 минут — это намного длиннее того, что мы привыкли делать ранее.
 
Дэниэл Шайнерт: Одно из прекрасных открытий, что мы совершили за время работы над «Человеком — швейцарским ножом» — это то, что делая фильм о пердящем трупе, нам придется постараться сделать так, чтобы людям он понравился. Мы должны были использовать самую захватывающую, забавную, прямолинейную музыку, которую только могли получить. Мы должны были добавить действий, создать сумасшедшие виды и понять, что мы не добавили ненужного в наши кадры. Все это важно. Мы настолько упорны, потому что мы участвуем в битве за пердящего трупа! Мы должны были заранее дать отпор ненавистникам, которые обязательно появятся.
Мы должны были заранее дать отпор ненавистникам, которые обязательно появятся.

Дэниэл Кван: Нам нравится думать о фильмах как о сиротах. Они — плохие идеи, которые никто не хочет воплощать. Мы просто пытаемся дать им шанс, научить их тому, что поможет им выжить в нашем мире. Мы пытаемся сделать их настолько красивыми, насколько сможем, настолько любимыми, насколько сможем. А потом просто отправляем их в мир, надеясь, что хулиганы не будут слишком жестоки, а они удивятся, насколько же они на самом деле любимы.

Режиссеры Дэниэл Кван и Дэниэл Шайнерт​

— Расскажите о заигрывании с ожиданиями зрителей?

Дэниэл Шайнерт: Я думаю, это как раз то, за что в фильме мы испытываем самую большую гордость. Предпосылка сумасшедшая и звучит жутко странно, но неважно, сколько раз они про нее слышали, стоит им прийти и увидеть самим — они испытывают удивление.
 
Дэниэл Кван: Я говорю о том, что весь фильм построен на игре с предубеждением. Все построено на человеческих предубеждениях о вещах и том, как люди рефлекторно отказываются от вещей. О том, как стыд может нас разобщать.
 
Реакции зрителей были действительно забавным отражением того, о чем говорит сам фильм. Некоторые люди предпочтут просто сидеть и смотреть, что они увидят. Погрузитесь, поймите, что вы можете ошибаться в своем суждении о вещах. Я думаю, доказательство того, что кто-то может ошибаться — это действительно большой подарок, потому что это пошатнет уверенность и убедит вас быть чуть более осведомленным и открытым своему окружению. Если мы можем преподнести людям такой дар — хотя бы на пару дней после просмотра фильма — то это действительно здорово.

На съемках фильма «Холодный фронт»Кадр из фильма «Человек-Швейцарский нож»

— Ваши короткометражки построены на компьютерных эффектах, а в фильме много практических. Есть ли у вас предпочтения или вы используете разные инструменты по ситуации?

Дэниэл Шайнерт: О да, но в наших короткометражках также полно практических эффектов. Они выполняются аналогично, может быть в фильме они просто выполнены лучше. Мы любим применять практические эффекты всякий раз, когда это помогает нам сделать историю более аутентичной, помогает актерам естественнее реагировать на мир вокруг них. Мы обожаем выполненные на компьютере эффекты, если они помогают нам сохранить время и деньги, сконцентрироваться на чем-то еще.
 
Странная истина о наших эффектах кроется в том, что мы изобретаем их в постпродакшне.
 
Дэниэл Кван: Все техники, что мы используем, известны еще с восьмидесятых. Отличие только в том, что мы можем сделать вещи четче и ярче. Мы можем сделать их дешевле, быстрее и с первого раза. Как в «Turn Down For What», когда лицо плавится: коп поднимает телефон и его лицо плавится, потому что бит безумно зажигателен.

Это было как раз то, на что у нас точно нет денег, но что мы точно собираемся сделать в любом случае. У нас был только один проход, и он не был совершенным, но используя After Effects, мы смогли его вычистить и превратить во что-то действительно смешное и висцеральное одновременно.
 
Именно это мы сделали во всем фильме «Человек — швейцарский нож». Все снималось в стиле «быстро и грубо»: на площадке мы добивались правильной энергии и текстуры, а позже тащили все это в компьютер для чистки. Это стало более эффективной стратегией.

Кадр из фильма «Человек-Швейцарский нож»

NFS: У вас есть «почерк» — агрессивный и безжалостный темп монтажа. Вы работаете с одними и теми же людьми в постпродакшне?
 
Дэниэл Кван: Чаще всего, в наших проектах только мы и есть, ну и иногда мы нанимаем пару ребят — помочь нам тут и там. Некоторые сотрудничают с нами по несколько раз, что действительно здорово. В «Человеке — швейцарском ноже» у нас была новая для нас возможность работать с большой компанией. Мы выбрали ребят из Method. Они сделали для нас половину визуальных эффектов, а мы сделали другую.
 
Дэниэл Шайнерт: Они сделали самые сложные, а мы — самые простые или те, в которых было необходимо наше участие, потому что они были слишком концептуальны.
 
Мы бы никогда не сделали бы таких фильмов, работая поодиночке.

— Как вы объясняете идеи своих сумасшедших высококонцептуальных видеоэффектов друг другу и окружающим?
 
Дэниэл Шайнерт: Это довольно тяжело.
 
Дэниэл Кван: Странная истина о наших эффектах состоит в том, что мы изобретаем их в постпродакшне, что в мире VFX считается просто недопустимым: там все должно быть детализировано и пронумеровано. Вы должны точно знать, сколько сцен вам предстоит снять, еще только принимаясь за работу, что совершенно невозможно в нашем стиле. Мы любим открытия.
 
Мы снимаем кучу всего, что планировали получить, а позже открываем сами себя для нового и необычного. В фильме есть пара сцен, где мы просто взяли части разных моментов, которые имели смысл, и собрали их в один материал, который мы бы никогда не получили, если бы все планировали заранее. Такой вид творчества сильно «завязан» на нас, потому что вы никогда не сможете это объяснить кому-то еще.

Pockets / «Карманы» (режиссеры Дэниэл Кван и Дэниэл Шайнерт​)

— В чем, по вашему мнению, преимущество совместной работы двух режиссеров? Как вы «срабатываетесь» друг с другом?
 
Дэниэл Шайнерт: Наша работа — результат взаимодействия. Мы всегда говорили, что никогда не сделали бы таких фильмов, работая поодиночке. Во время съемки крайне важно, что мы оба здесь, потому что именно так мы создаем что-то амбициозное и сумасшедшее!
 
Наши фильмы построены на тональном сопоставлении. В каждой сцене мы и ангел, и черт. Что-то вроде: «Ок, пока он думает о драме, я побеспокоюсь о комедии» или «Пойду, поработаю с актерами, пока он планирует визуальные эффекты».
 
Вы стремитесь изменить консенсус, вместо того, чтобы прийти к нему.

Дэниэл Кван: Я думаю, это что-то вроде эстафеты, где мы по очереди испытываем страсть к чему-то, потому что в течение дня нужно принять много решений. Спустя некоторое время, вы упускаете из вида то, что вы делаете, и здорово, что в этот момент есть кто-то, способный взять на себя ответственность за отдельные моменты или какие-то подразделения. У каждого из нас свои интересы и разные подходы к кино…
 
Дэниэл Шайнерт: … но очень похожие вкусы
 
Дэниэл Кван: Но очень похожие вкусы. Это отлично работает.

My Best Friend’s Wedding​ / «Свадьба лучшего друга» (режиссеры Дэниэл Кван и Дэниэл Шайнерт​)

— Если бы вы могли дать совет начинающим кинематографистам, как бы он звучал?
 
Дэниэл Шайнерт: Кое-что, что появилось в моем сознании в последнее время: знание о том, что мы получили массу удовольствия, пока наша карьера росла в последние шесть лет. Мы нашли сообщество режиссеров музыкального видео с таким же устройством головы, а также художников-постановщиков, монтажеров в Лос-Анджелесе и по всему США. Мы все поддерживаем друг друга в создании странных вещей. Эти наши друзья, наконец, посмотрят наш фильм на этой неделе, и для меня это значит намного больше, чем любые другие обзоры и отзывы.
 
Я думаю, мой совет будет касаться того, чему не уделяется должное внимание в киношколах: если у вас просто есть общество, которое интересуется вашей работой, вы будете очень счастливы, понимаете? Это скромная и прекрасная цель, которую многие люди могли бы достичь.
 
Дэниэл Кван: Мы встретили множество других молодых режиссеров и стали капитанами групп поддержки друг другу. Стали отчитываться друг перед другом. Мы не собирались позволить друг другу просто предать себя, продать свой голос, что так просто в наши дни. Это было действительно весело — видеть как каждый из нас развивается, обзаводится собственным уникальным голосом.

Кадр из фильма «Человек-Швейцарский нож»

Дэниэл Шайнерт: Никаких новых друзей!
 
Дэниэл Кван: Никаких новых друзей! Когда многие люди только начинают свое дело, они стараются сделать вещи, которые понравятся широкой аудитории. На самом деле, попытайтесь найти вещь, которую вы действительно полюбите, и доказать им, что это круто. Превратите ваши штуки в то, что любит широкая аудитория.
 
Сейчас, когда мы смотрим на реакцию всего мира на наш фильм, довольно смешно видеть определенных людей, которые крутятся вокруг него, но еще к нему не готовы. Некоторые из них на самом деле ненавидят наш фильм после первого просмотра, но после второго они смогли бы оценить его и понять. Это действительно забавляет нас.
 
Дэниэл Шайнерт: Вы стремитесь изменить консенсус, вместо того, чтобы прийти к нему.
 
— Нам не терпится посмотреть, что вы сделаете следующим.
 
Дэниэл Шайнерт: Нам самим не терпится!

 
Источник: nofilmschool


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также