Практика

​Как это снято: «Техасская резня бензопилой»

40 лет назад в этот день вышел один из самых страшных фильмов ужасов в истории – «Техасская резня бензопилой». О том, каким кошмаром обернулся для авторов картины процесс ее создания – в материале tvkinoradio.ru

  • 2 октября 2014
  • 8817
Павел Орлов

Слэшер




«Техасская резня бензопилой» стоит в одном ряду с такими картинами, как «Ночь живых мертвецов» или «Последний дом слева», независимыми малобюджетными хоррорами, снятыми кучками энтузиастов, но, тем не менее, произведшими революцию на киноэкране. В то же время вместе с «Черным Рождеством» и «Хэллоуином» «Резню» рассматривают как одну из ключевых и основополагающих картин поджанра слэшер. Для этой разновидности фильмов ужасов характерно наличие маньяка, поочередное выпиливание им жертв и натуралистично показанное насилие. Для своего времени свежесть картины заключалась в том, что в ней не было ничего сверхъестественного, как в большинстве фильмов ужасов ранее. Источником зла выступали не инопланетяне, не монстры и не мистические существа, а… сами люди – современные каннибалы из американской глубинки. Более того, в основе сюжета фильма лежал не миф или легенда, а реальная история висконсинского маньяка Эда Гейна.
 

Съемочный период




Съемки фильма его авторы впоследствии характеризовали не иначе как «сплошное безумие». Группа во главе с режиссером Тоубом Хупером трудилась на протяжении 32 дней без выходных со сменами по 12-16 часов. А одна из смен, съемка сцены «ужина», длилась и вовсе 26-40 часов (на этот счет воспоминания создателей картины разнятся, но в любом случае впечатляют). Снимался фильм в хронологическом порядке, что, разумеется, только усложняло процесс работы. А усугублялась ситуация крайне ограниченным бюджетом, нехваткой пленки, реквизита, грима и других материалов. К примеру,  в распоряжении команды была всего лишь одна бензопила. Для безопасности цепь с нее снималась, но если в кадре нужно было что-то распилить – ставилась обратно, что, разумеется, отнимало время. Сказывалась на работе и аномальная погода. На протяжении всего месяца съемок летом 1973 года в Остине, штат Техас, стояла жара – днем температура достигала +40°, а ночью – не опускалась ниже +25°. Впрочем, команду, почти целиком состоявшую из молодежи и дебютантов такие условия, конечно, смутить не могли.
 

Локации и интерьеры




Как уже говорилось, съемки фильма проходили в окрестностях Остина. Пустынное техасское захолустье с одиноко стоящими домами, фермами, скотобойнями и изредка встречающимися фриками традиционно ассоциируется в национальной культуре с чем-то неизведанным, загадочным и опасным. Дом семьи маньяков был выбран для съемок как типичный для этой местности. Любопытно, что жильцов экстремальное содержание фильма совершенно не смутило – пока съемочная группа работала, они спокойно продолжали заниматься привычными делами в невостребованных комнатах. К слову, сегодня зловещий дом превратился в уютный семейный ресторан.



«Обустраивая» интерьер жилища каннибалов, художник постановщик Роберт Бернс самостоятельно создал несколько десятков различных изделий из настоящих костей и латексного материала, имитирующего человеческую кожу – абажуры, стулья, кресла, а также знаменитый диван. Большинство костей собиралось Бернсом по окрестным скотобойням и ветеринарным клиникам. Правда, в Индии пришлось заказывать человеческий скелет, настоящий (!), – изготовить пластиковую копию выходило слишком затратно. Также Бернсом были вручную сделаны муляжи трупов. Его же авторству принадлежит и чучело броненосца, появляющееся в начале – увлечение таксидермией подсказало знаменитый кадр.   
 

Грим и костюмы




Один из самых запоминающихся героев фильма – 124-летий дедушка, гротескный образ которого создан благодаря пластическому гриму. На его нанесение у художника Дороти Перл уходило более 5 часов. Персонажа играл 33-летний Джон Дуган, который впоследствии говорил, что съемки в картине дались ему тяжелее, чем участие в войне во Вьетнаме. Дело в том, что на протяжении почти всей сцены «ужина», снимавшейся более суток, ему необходимо было оставаться в неподвижном положении, в парадном костюме и галстуке, загримированным, на 40° жаре. 



С костюмами у съемочной группы была особенная напряженка. Поскольку денег на дубли не было, актерам приходилось изо дня в день одевать одну и ту же одежду, причем стирать ее было нельзя из-за опасений, что костюмы поменяют цвет. Особенно тяжко пришлось исполнителю роли «Кожаного лица» Гуннару Хансену – человек большой и тучный, он носил одни и те же рубашку, пиджак и брюки на протяжении трех недель.



Знаменитая маска «Кожаного лица» была сделана Робертом Бернсом из самостоятельно приготовленного материала на основе жидкого латекса и утеплителя из стекловолокна. Материал обладал необходимой мягкостью и полупрозрачным желто-коричневым оттенком. Также участие в создании образа «Кожаного лица» принял зубной врач Хансена, изготовивший специальные зубные протезы.
 

Операторская работа




Как и полагается малобюджетному независимому проекту, фильм снимался на 16-мм пленку двумя ручными камерами Bolex и Eclair NPR. Зернистое изображение придает истории элемент документальности. Подвижная камера усиливает эффект присутствия, помогая втянуть зрителя в действие. А периодически используемая ракурсная съемка способствует созданию напряженной атмосферы.



По словам оператора фильма Дэниэла Перла ключевой проблемой при съемках стал свет. Единственными осветительными приборами, которые группа могла себе позволить, были вольфрамовые лампы. Правда, на съемки ночных сцен удалось заполучить три линзовых прожектора. При этом для коррекции цвета осветительных приборов Перл использовал голубые гелевые фильтры.



Также надо отметить, что фильм хоть и является хоррором, местами довольно живописно снят. Хупер и Перл, например, нашли возможность разбавить напряженное действие несколькими длинными кадрами с пейзажами, где-то красиво пустили дым и т.д. Финальные кадры с танцующим в лучах рассветного солнца маньяком, вооруженным бензопилой, и вовсе заслуживают галереи.
 

Монтаж




Монтаж фильма занял больше года, причем работа зачастую проходила непосредственно дома у Тоуба Хупера. Для постепенного нагнетания напряжения Хупер вместе с режиссером монтажа Ларри Кэрроллом выбрали следующее решение – чередование эпизодов с относительно длинными, порой статичными кадрами, и эпизодов, решенных в технике рваного или т.н. клипового монтажа. Подобная закономерность прослеживается уже в начале фильма – длинные кадры с отъездом от «тотема» и мертвым броненосцем сменяются экспозицией, знакомящей с главными героями, неожиданно выполненной рваным монтажом. Также примечательна клиповая сцена ужина, в которой друг за другом на экране сменяет каскад жутких образов – крупные планы и детали рож маньяков и искаженное от ужаса лицо жертвы. Кстати, использованные здесь кадры глаз главной героини доснимались, когда уже шел монтаж. При этом использовались линзы от микроскопа.
 

Звук




Жуткая звуковая партитура фильма создавалась, кажется, из всех возможных шумов. Экспериментируя, авторы отказались от традиционного формата саундтрека и использования обычных музыкальных инструментов. Вместо этого они прибегли к сломанным и экзотическим инструментам и шумовым фонотекам, в том числе записям звуков со скотобоен. Также в качестве музыки было использовано, казалось бы, совершенно неподходящее в фильме ужасов кантри. Рождаемый таким образом звуко-зрительный контрапункт позволил подчеркнуть безумие происходящего на экране.
 

Черный юмор




Вспоминая о фильме, Тоуб Хупер обычно сокрушается, что мало кто оценил созданный им специфический комедийный пласт ленты. «Резня» действительно изобилует черным юмором, выражающемся, к примеру, в поведении колясочника Фрэнклина, в эксцентричной пластике старшего брата «Кожаного лица», в образе дедушки, а также в иронии по поводу института семьи. В конце концов, по-своему смешно и то, что маньяки-каннибалы вовсе не охотятся на своих жертв, напротив, каждый раз жертвы сами идут к ним в руки.
 

Натурализм




Как уже отмечалось, в свое время фильм шокировал аудиторию, расширив границы дозволенного на экране в плане натуралистичного отражения насилия. Зрителей повергал в шок один из финальных кадров – крупный план бензопилы рассекающей ногу «Кожаного лица». Для создания эффекта было сделано следующее – к ноге актера была прикреплена металлическая пластина, покрытая беконом и емкостью с искусственной кровью. Другая впечатляющая сцена – героиню Тери МакМинн насаживают на мясной крюк. В действительности актрису подвешивали на нейлоновый шнур, который, правда, с силой упирался в ноги, из-за чего находиться в таком положении больше пары минут было невозможно. К слову, эта сцена отлично подтверждает тот факт, что крови в фильме не так много как кажется. Тоуб Хупер, долго размышлявший над решением этого кадра, в итоге отказался от, вроде бы, ожидаемого фонтана крови. Надо отдать должное чувству вкуса режиссера, поскольку сцена от этого выиграла в художественном плане, но не стала менее ужасающей.



Вместе с тем, на съемочной площадке хватило реального кровопролития. Травмы различной степени тяжести успели получить оператор, художник по гриму и некоторые актеры. Но больше всего в этом плане досталось исполнившей главную роль Мэрилин Бернс – в одной из сцен прыжка из окна она вывихнула ногу; во время эпизода погони через лес до крови исцарапала лицо и тело об ветки; актер Джим Сидоу для достоверности был вынужден в полную силу на протяжении десятка дублей лупить девушку метлой; наконец, в сцене ужина, где Бернс режут палец, ей действительно режут палец.



Довольно много в фильме и несыгранных вещей. Например, ужас, который герои испытывают при первой встрече с «Кожаным лицом» вполне подлинный – Тоуб Хупер специально сделал так, чтобы актеры впервые видели Хансена в образе только в совместной с ним сцене. Истерический смех Бернс в финале фильма тоже достоверен – трудная сцена, в которой на актрису выливали два литра искусственной крови, снималась в последний съемочный день, но уже во второй раз, поскольку материал, отснятый в предыдущую смену, оказался бракованным.


Усилия авторов картины, как известно, не пропали даром. Кино, снятое за смешные $83,5 тыс., окупилось в прокате 370 раз, собрав почти $31 млн. На сегодняшний день лента занимает 11 место в списке самых прибыльных кинокартин, а также частенько возглавляет топы самых страшных фильмов в истории. 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Популярное
    Практика

    Приемы: Голландский угол

    Заваливаем горизонт правильно: для чего в кино нужен голландский угол и почему им стоит пользоваться в меру

    • 11 июля
    • 3770
    Практика

    Как Люк Бессон снял блокбастер за 180 млн долларов, который не может провалиться

    Люк Бессон пошел в обход традиционной голливудской системы и профинансировал свой новый фантастический блокбастер по модели независимого кино. Вот как у него это получилось

    • 10 июля
    • 3291
    Техника

    Исследуя границы: 4K, HDR, HFR и человеческое зрение

    Современные технологии делают ставку на большие разрешения, высокий динамический диапазон и частоту кадров. Но как на все это влияют ограничения нашего визуальное восприятия?

    • 9 июля
    • 3101
    Техника

    Как две компании меняют будущее визуальных эффектов

    Хромакей и ротоскоп в скором времени отправятся на свалку истории, но в чем подвох?

    • 18 июля
    • 2231
    Практика

    5 незаменимых человек на съемках микробюджетного проекта

    Насколько большой должна быть команда и какие члены команды самые незаменимые на съемочной площадке — это, пожалуй, самые частые вопросы, которые задают люди, занимающиеся финансированием фильмов с предельно низким бюджетом

    • 21 июля
    • 2028
    Практика

    Как это снято: «Робокоп»

    Отмечаем тридцатилетие «Робокопа» Пола Верховена и разбираемся, как режиссеру, который не любит кинофантастику, удалось создать один из ярчайших образцов жанра. Сатира, натурализм, библейские темы и хитроумные спецэффекты – в фильме голландца и в нашем обзоре

    • 17 июля
    • 1870