Слова

Отключить голову и сосредоточиться на инстинктах

Звезда американского театра, актриса телесериалов и кино, декан Калифорнийского университета Светлана Ефремова — о дороге в Голливуд, способах играть по Майзнеру и необходимости постоянного обучения

  • 14 июня 2016
  • 3538
Родион Чемонин

С 13 по 17 июня в рамках летней актерской школы Summer Acting School уже во второй раз в Московской школе кино проходит практический интенсив по технике Майзнера — одного из самых известных американских преподавателей актерского мастерства.

Ведет курс Светлана Ефремова — актриса, декан драматического отделения California State University, где в разное время учились Том Хэнкс, Майкл Дуглас и другие известные актеры. За 15 лет карьеры она сыграла 43 роли в кино и на телевидении, в том числе – в фильмах крупных голливудских студий, была удостоена награды Гершеля Уильямса Йельского университета и приза за лучшую женскую роль на Пражском международном фестивале. Является членом Гильдии американских киноактеров (SAG), Американской федерации артистов телевидения и радио (AFTRA) и Актерского союза (Actors' Equity Association).

Светлана Ефремова  / Фото: Виктор Вытольский Светлана Ефремова ​ / Фото: Виктор Вытольский 

Мы встретились со Светланой до начала работы практикума, задали несколько вопросов о развитии ее карьеры и, конечно — поговорили о том, чему смогут научиться слушатели ее курса.
 

Из Новосибирска в Калифорнию


— Как получилось, что простая девочка из Новосибирска стала деканом драматического отделения California State Univercity?

(задорно смеется)…и актрисой Голливуда! Я окончила музыкальную школу по классу фортепиано и никогда не планировала стать артисткой. Но когда к нам в Новосибирск приехал с гастролями театр имени Ленсовета, я увидела Алису Бруновну Фрейндлих и просто сошла с ума, влюбилась. Я впервые поняла, что такое сила актера. В ней было такое умение перевоплощаться, владеть залом и воздействовать на зрителя! Я поняла, что только театр, только искусство может сделать вас лучше. У меня — пятнадцатилетней девушки, полностью изменилось мировоззрение. Когда потом я познакомилась со многими актрисами и в Москве, и в Питере — узнала, что Алиса Бруновна вдохновила не только меня, а очень многих. Она для российских актеров как Мэрил Стрип для американцев.

Я окончила школу и поехала в столицу. Но так как это был 1980 год — шла Олимпиада, и Москва была полностью закрыта — все ехали в Ленинград. Так я поступила в ЛГИТМиК. Меня захватила учеба в театральном институте — это были совершенно гениальные четыре года, потрясающее обучение. Потом я работала в театре-студии «Время», в Ленинградском ТЮЗе, а в итоге попала в проект «Салон-театр “Санкт-Петербург”». В те годы фонд Сороса спонсировал разные культурные проекты, и мы попали в эту программу — в 90-ом году наш театр пригласили в Нью-Йорк выступать на Бродвее с «Дядей Ваней».

Светлана Ефремова на практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

В Америке существует три вида «Бродвея»: это Broadway, off-Broadway и off-off-Broadway. Первый — это большие коммерческие постановки с огромным бюджетом, которые идут годами и ежедневно собирают гарантированную кассу — мюзиклы или драматические спектакли с большими звездами. Off-Broadway — это театры меньшего масштаба, которые играют, в основном, оригинальные авторские пьесы.

— Как в фильме «Бёрдмэн»?

— Да! Это типичный формат off-Broadway! Кстати, я как раз только что закончила сниматься в фильме, продюсером которого стал продюсер «Бердмэна». Но эта система разделения «Бродвеев» не значит, что кто-то хуже, а кто-то лучше. Off-Broadway — это просто менее коммерческие постановки, чем Broadway. А off-off-Broadway — это экспериментальный, политический, социальный театр, в котором поднимаются важные для общества вопросы: проблемы ЛГБТ-сообществ, расовая дискриминация и так далее.

Светлана Ефремова на практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский  

Итак, мы приехали в Нью-Йорк в формате off-Broadway и сделали постановку с Irondale Ensemble Project. Этот совместный проект заключался в том, что мы играли «Дядю Ваню», но по-разному. Наша труппа ставила пьесу в классическом варианте, они — как шоу в стиле радиотеатра 50-х годов. Эта совместная постановка оказалась очень интересной и имела большой успех. Шесть недель мы играли «Дядю Ваню» на Бродвее, а потом должны были быть гастроли в Канаде. Но между Нью-Йорком и Канадой у нас были свободными две недели. Не возвращаться же?

И тогда менеджер тура организовал мастер-классы, которые мы давали в разных университетах, в том числе в Огайо. Я говорила по-английски довольно плохо, но это не стало серьезной проблемой. Прошло время, мы вернулись в свой театр, и я получила письмо из университета в Огайо: «Нам так понравились ваши мастер-классы, не хотели бы вы у нас преподавать систему Станиславского?». Я рискнула, приехала в июле в Огайо, а через две недели в СССР случился августовский путч. Я смотрела по CNN, как рушится Советский Союз, и это была очень сюрреалистичная картина: видеть со стороны то, как исчезает мир, в котором росла с детства.

Светлана Ефремова на практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

Получив контракт на три года в Огайо, я стала профессором, преподавала актерское мастерство, сама поставила три спектакля (хоть я и не режиссер, а актриса), сыграла в одном мюзикле. И в нем меня заметил режиссер и пригласил в летний театр. Это такая форма театра, в которой труппа собирается по контракту только на один летний сезон. И после этого опыта мне мои коллеги стали говорить, что я должна продолжать работать в профессии.

Но у меня был небольшой комплекс по поводу моего акцента. Мне сказали, что это можно поправить, если я поступлю в аспирантуру. И дали мне список из пяти лучших аспирантур США. Я поехала поступать, меня взяли все пять университетов на должность магистра высших искусств. Включая Йельскую школу драмы — это самый престижный институт Америки, который выпустил таких актеров, как Мэрил Стрип, Пол Джиаматти, Лив Шрайбер и многих других. Так я стала первой за всю историю Йельского университета иностранной преподавательницей на актерском факультете.

Светлана Ефремова на практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

Йель открыл мне дорогу как в театр, так и в кино. Я работала во многих региональных муниципальных театрах разных штатов, включая Коннектикут, Калифорнию, Нью-Йорк и другие. Потом я заключила контракт с известным актерским агентством, и началась моя карьера в кино. Сейчас у меня 43 роли в кино и на телевидении.

— На imdb.com пишут, что у вас 38 фильмов…

— Я только что снялась в двух новых и три еще не включено. Вот такой «маленький» ответ на ваш «маленький» вопрос, как девочка из Новосибирска стала голливудской актрисой.

Светлана Ефремова на практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

— Но вы так и не рассказали, как стали деканом.

— В Америке нет такой системы, как репертуарный театр. Там над каждым спектаклем работают актеры по контракту. Между этими контрактами ты сидишь без работы. А ведь мне понравилось преподавать. Я стала искать позиции учителей, и поскольку у меня был статус магистра высоких искусств Йельского университета, то меня быстро приняли в Калифорнийский университет, а через три года я стала деканом актерского факультета.

Я не хвастаюсь, это так и есть. Меня муж все время критикует: «Почему ты все время стесняешься? В Америке надо хвастаться!» Если ты будешь скромным, ты никогда не найдешь в Америке работу. Но для меня, выросшей в Советском Союзе, это комплекс на всю жизнь.
 

Техника Майзнера


— На каком этапе такой бурной биографии вы познакомились с системой Майзнера?

— В Йеле. На одном из классов обучали многим техникам, и среди из них был Майзнер. Я сначала, честно, не поняла. Но постепенно…

Светлана Ефремова на практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

— Как произошел ваш переход от классической русской системы Станиславского к технике Майзнера?

— Нет-нет, вы меня неправильно поняли. Никакого перехода не было. У каждого человека в своей профессии существует свой набор инструментов. Ты открываешь этот ящичек, и у тебя есть несколько отверток, выбор одной из них зависит от задачи. Майзнер — это одна из отверток. Актер должен владеть многими техниками. Да, Станиславский — это система, все другие вытекают оттуда. И Майзнер в том числе. Весь Голливуд сейчас работает по Майзнеру, потому что, по моему мнению, это очень хорошо для кино. Я играю по этой технике только перед камерой. Все мои партнеры по фильмам работают по Майзнеру. Джефф Бриджес и Джефф Голдблюм — они вообще только «майзнеры», причем до такой степени, что у Голдблюма есть своя майзнеровская школа.

Светлана Ефремова на практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

— Я, когда готовился к интервью, много читал про майзнеровскую систему. И все равно не очень хорошо понял, чем она отличается от метода Станиславского.

— Главное отличие в том, что это не система, а техника и основана она на пробуждении инстинкта в актере. Она позволяет отключить рациональную голову и сосредоточиться на инстинктивной реакции на партнера. Это не придумывание роли дома, сидя на диване, не создание характера. Первая ступень — это умение слушать, пробуждать инстинкт. Нельзя сидеть и придумывать инстинкт. Нельзя ничего выдумывать из головы. Надо идти только от себя. Внутренняя правда всегда будет органична. Майзнер хорош для начального развития актера.

На практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

— У нас часто в кино — настолько часто, что вошло чуть ли не в анекдоты — актеры изводят режиссеров вопросом: «В чем зерно моей роли?»

— Нет. По Майзнеру это не главное. Зерно роли подскажет твоя личная природа, твой инстинкт. Роль — это как карта. Вот ты едешь из Сан-Диего в Сан-Франциско, и, если ты «едешь» по Станиславскому, ты продумываешь, где остановиться, чтобы заправиться, где поесть, какой будет ресторан и так далее. По Майзнеру ты только знаешь путь: Сан-Диего — Сан-Франциско, все. А дальше (смеется): как пойдет. Закончился бензин — заехал на заправку. Захочется поесть — пошел в ресторан. Ничего не планируешь. Карту за тебя написал драматург.

— Но режиссер тебя направляет?

— Конечно. И это задача режиссера. Как актер, ты должен приходить к режиссеру с готовностью к любой концепции. Ты приходишь на площадку пластилином. Ты — «сейчас» и «в данный момент». Концепция — это дело режиссера. Но это по Майзнеру. Я не говорю, что только так и надо работать. Нет-нет, это всего лишь одна из множества техник, один из инструментов.

На практическом интенсиве по технике Майзнера в МШК / Фото: Виктор Вытольский На занятиях Светланы Ефремовой по актерскому мастерству / Фото: Виктор Вытольский 

— Можно ли сказать, что техника Майзнера помогает в кинопроизводстве потому что позволяет актеру быстрее «включаться»?

— В этом смысле, да. Вы знаете, что она упрощает? Она уничтожает «накачивание». Вот ты сидишь, готовишься к выходу на площадку и «накачиваешь» себя. С помощью Майзнера ты за секунду входишь в роль.
 

Учиться, учиться и еще раз учиться


— Как будет строиться ваше преподавание школы Майзнера в МШК?

— Собираются группы студентов по 12-14 человек. Начинаю с упражнений. Очень много времени уходит на то, что по Майзнеру запрещено, а именно: на объяснения. Вы знаете, что первый год нельзя задавать вопросы педагогу вообще? Нельзя ни к чему подходить логически. Ты делаешь, делаешь, делаешь. Но поскольку у нас очень короткий формат: всего две недели — я обязана объяснять. Иначе не успеть. Почему это называется интенсивным обучением? Потому что очень сжатые сроки. Но результат все равно налицо. Это видно по отрывкам, которые они сдают в конце.

— Отрывки сценические или снятые?

— Сценические. Я привожу им американскую драматургию, которая практически неизвестна здесь. Островского по Майзнеру не сыграешь.

Светлана ЕфремоваСветлана Ефремова

— Я не понаслышке знаю, что Олег Павлович Табаков раз в несколько лет регулярно летает в Америку, где учит системе Станиславского и Михаила Чехова. К нему на курсы ходят такие звезды, как Роберт Де Ниро, Мэрил Стрип и другие. Это немного озадачивает: зачем Де Ниро тренинги?

— Я работала со всеми звездами, каких вы только можете себе представить. Когда у них перерыв в работе, знаете, что они делают? Ты встречаешь их и спрашиваешь: «Чем занимаешься?» Они отвечают: «Курсы». Они все время обучаются. Я сейчас сама хожу на курсы новой техники Анны Богарт Viewpoints. Это сейчас теория номер один в Америке. Там все в движении. Там ничего не планируется. Там нет мизансцен. Это новое открытие, это так интересно! Я сама поклонница Станиславского, но нельзя превращать систему в догму, когда столько всего придумывается, столько всего вокруг тебя происходит.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Как заполнить туманом локацию под открытым небом

Несколько относительно простых способов сделать кадры атмосфернее, не покупая дым-машину

  • 9 июня
  • 3536
Практика

5 советов ассистентов оператора

Члены съемочной группы, которых обычно обходит стороной внимание журналистов, советуют режиссерам, как работать с подчиненными, чтобы следующий проект добился успеха

  • 9 июня
  • 2569
Практика

Сведение звука для кино и видео: 5 простых советов

Как сделать четкую и разборчивую аудиодорожку для своего будущего проекта

  • 11 июня
  • 2391
Практика

Как авторы сериала «Касл-Рок» получили благословение Стивена Кинга и утвердили актрису через Twitter

Увидев, как Стивен Кинг кричит на героев сериала «Касл-Рок», продюсеры Сэм Шоу и Дастин Томасон поняли, что сделали хорошую адаптацию

  • 10 июня
  • 2368
Обзоры

Camera! Action!: что происходит в российском кино

Домогаров играет в японской военной драме, Петров и Машков устроили экшн в фильме «Герой», а победитель короткометражного «Кинотавра» готовит дебют

  • 13 июня
  • 2029
Практика

40 правил независимого кино Роберта Родригеса

Роберт Родригес, enfant terrible Голливуда и «человек-киностудия», в день своего 50-летия делится смелыми советами о первых шагах в кинопроизводстве. Осторожно, после прочтения можно и впрямь подорваться и пойти снимать свой фильм

  • 20 июня
  • 1574
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее