Практика

«Смузи-лекции» для звуковых демиургов

О том, что такое саунд-дизайн, как правдоподобно сымитировать звук выстрела и не пострадать при записи автомобильного заноса, узнали слушатели Открытого лектория Института звукового дизайна

  • 31 мая 2016
  • 2234
Евгений Белов

Институт звукового дизайна, открывшийся в Москве осенью прошлого года, провел Открытый лекторий, на котором с особенностями профессии саунд-дизайнера смогли познакомиться даже те, кто только начинает постигать азы работы со звуком. Организаторы мероприятия неоднократно подчеркивали, что ориентировано оно на самую широкую аудиторию: «Никакого хардкора о саунд-дизайне, только легкий материал, только смузи-лекции».

Композитор и саунд-дизайнер Василий Филатов / Фото: Виктор ВытольскийКомпозитор и саунд-дизайнер Василий Филатов / Фото: Виктор Вытольский

Цикл лекций открыл директор института — композитор и саунд-дизайнер Василий Филатов, который презентовал учебное заведение и развенчал некоторые мифы о своей профессии:

— Саунд-дизайнер — аудиодемиург, технолог, он создает звуковые миры с помощью технологий, он знает, как соединить десятки и сотни проводов для того, чтобы получить тот звук, который он придумал. Саунд-дизайнер — экспериментатор, он прожигает фортепиано, для того чтобы создать интересное озвучание и получить тот звук, который вы никогда в жизни не слышали. Многие считают, что саунд-дизайн — очень специфичная область, и чтобы стать звукорежиссером, нужно проучиться 5-10 лет. Мы хотим показать, что это не так. Конечно, нужны годы практики, но чтобы открыть для себя мир звука, нужно сделать один шаг, — обнадежил он начинающих «творцов звука».

Композитор и саунд-дизайнер Василий Филатов / Фото: Виктор ВытольскийКомпозитор и саунд-дизайнер Василий Филатов / Фото: Виктор Вытольский

Актриса Зоя Бербер (сериал «Реальные пацаны», «Фарца») поделилась с участниками лектория профессиональными секретами и рассказала о том, как актер взаимодействует со звукорежиссером на съемочной площадке:

Актриса Зоя Бербер / Фото: Виктор ВытольскийАктриса Зоя Бербер / Фото: Виктор Вытольский

— Я считаю, что профессия актера заключается в том, чтобы стать инструментом для режиссера, звукорежиссера и всей команды, которая создает кино. При записи звука нельзя рассчитывать только на работу звукорежиссера, актер тоже должен быть подготовленным, должен знать, что нужно говорить «тихо, но громко», или шепотом, но с определенной окраской и настроением. Для того чтобы звук записался качественно, нужно следовать правилу: «Сначала говоришь, потом делаешь». Сказала что-то, потом открыла дверь, опять сказала, потом пошла. Нужно распределить свои действия и сочетать их с голосом, и если в какой-то момент ты начинаешь, например, ругаться — то это не должно быть для звукорежиссера сюрпризом.

Актриса Зоя Бербер / Фото: Виктор ВытольскийАктриса Зоя Бербер / Фото: Виктор Вытольский

Множество полезных советов и примеров из практики работы со звуком прозвучало на мастер-классе саунд-дизайнера, звукорежиссера и композитора Александра Вартанова. Его выступление можно смело назвать одним из центральных для всего мероприятия, потому мы остановимся на нем подробнее.

По словам Александра, звук в кино делится на несколько слоев. За рубежом над ними работают разные люди, а в отечественной киноиндустрии это обычно один человек. Все голоса в кино подразделяются на DR (Direct recording) — то, что записывается на площадке, и ADR (Automatic dialogue replacement) — то, что дублируется в студии. Здесь возможности саунд-дизайнера ограничены, но все-таки достаточно широки. Например, можно изменить голоса героев, как это сделано в фильме «Валл-И». Но гораздо больше пространства для творчества предоставляют Foley — синхронные шумы.

— Когда на заре звукового кино стали записывать реальные голоса, один человек по имени Джек Фоли решил добавить к ним синхронные шумы, потому что чего-то не хватало. С синхронными шумами также может работать саунд-дизайнер. Например, чтобы сымитировать открывание двери с каким-то нереальным звуком или чтобы показать страну великанов, в которой шумы должны быть «огромными». Есть еще AMB (Ambiance) — это атмосферные звуки. Очень многие звукорежиссеры думают, что Ambiance — это пение птиц, насекомых и так далее. Но задача атмосферных шумов — сделать то, что мы не видим в кадре.

Саунд-дизайнер, звукорежиссер и композитор Александр Вартанов / Фото: Виктор ВытольскийСаунд-дизайнер, звукорежиссер и композитор Александр Вартанов / Фото: Виктор Вытольский

При помощи атмосферных шумов можно снизить бюджет фильма. Например, во время разговора за кадром происходит авария. Снять ее тяжело, но сделать ее звуком вообще не составляет никакого труда. Мы снимаем человека, который жмурится, в это время удар и черное поле. На черном поле я могу вам «Титаник» разбить, причем недорого. Последняя категория — FX (Special effects) — взрывы, выстрелы, аварии и так далее. В работе с ней происходит масса всего необычного и интересного. Например, однажды мы записывали аварию, скидывая ящик инструментов со второго этажа, — рассказал докладчик.

На примере тизера будущего фильма «Защитники» Александр продемонстрировал работу так называемого гранулярного синтеза, которого можно добиться разными путями, в том числе — при помощи специального iPad-приложения:

— В эту программку загружается файл, там он растягивается, создаются какие-то интересные эффекты, которые я наложил на свой голос и сделал из этого подзвучку для перемещений нашего персонажа. Передо мной стояла довольно сложная задача, потому что герой находится то в реальном времени, то в нереальном — замедленном. Здесь очень много маленьких временных промежутков, что для саунд-дизайна довольно сложная задача. К сожалению, очень многие режиссеры не понимают природу создания звука, и получается такая чехарда, которую нужно как-то оформить. Здесь задействовано порядка 60-ти различных слоев, что-то записывалось отдельно, что-то бралось из библиотек.


Тизер фильма «Защитники» (режиссер Сарик Андреасян)

Далее Александр показал фрагмент из фильма «Скольжение», в котором он делал звуковое сопровождение очень сложной с точки зрения саунд-дизайна сцены:

— Это еще большее сумасшествие, так как в монтаже нет ни одной склейки, которая длилась бы больше 1,5 секунд. Идет перестрелка, все взрывается, причем режиссер просил, чтобы оружие было натуральное. Многие думают, что оружие в фильмах реально так звучит, но если мы запишем настоящий выстрел, то это будет обычный неинтересный хлопок. Вы не отличите, например, Сайгу от автомата Калашникова, да и все пистолеты стреляют одинаково. То, что мы слышим в кино — это большая приукрашенная иллюзия, и именно саунд-дизайнеры приучили зрителя к этому. Помните в «Матрице» героиня говорит Смиту: «Попробуй, увернись» и стреляет? Этот выстрел из пистолета состоит из кучи эффектов: отдельно звуки бойка и курка, сам выстрел сделан из восьми разных оружий (танк, пушка, шмель и так далее), причем пистолета среди них нет.

На Открытом лектории Института звукового дизайна / Фото: Виктор ВытольскийНа Открытом лектории Института звукового дизайна / Фото: Виктор Вытольский

У меня ушло на эту работу две недели, и я чуть не сошел с ума, поскольку нужно было слушать все на достаточно высокой громкости. Через два-три часа работы я чувствовал себя как на войне, причем все это «разводилось» на многоканальный звук в формате 5.1. Я пытался посчитать количество выстрелов, у меня получилось что-то в районе 8 тысяч. Пришлось ехать на полигон и записывать оружие, потому что звуки из библиотек режиссера не устроили. Но на полигоне такого ада не было — там все писали отдельно. Другая проблема была с криками людей, ведь если они будут одновременно кричать, то деталей мы не различим. Пришлось разделять фразы: часть говорит один, часть — другой, часть — третий.

Фрагмент из фильма «Скольжение» (режиссер Антон Розенберг)

Продолжилась череда примеров реальных работ со звуком историей записи знаменитой сцены из «Дневного дозора», в которой героиня Жанны Фриске едет на машине по гостинице «Космос»:

— Когда снимали «Дневной дозор», автомобилем управлял профессиональный каскадер. Мне же нужно было самостоятельно записать звук, я попросил привезти машину. На ней была летняя резина, а записывали мы в начале февраля — когда уже выпал снег. Сначала мы поставили ее на стойки и решили просто попереключать скорость, погазовать. Но нагрузки на ось не было, машина не давала нужный звук. Тогда мы повесили стереомикрофон в кабине, разместили две пушки под капот, а в багажник повесили еще одну пушку — побольше, направив ее на глушитель.

Саунд-дизайнер, звукорежиссер и композитор Александр ВартановСаунд-дизайнер, звукорежиссер и композитор Александр Вартанов / Фото: Виктор Вытольский

Звук писали на RME-карточку и ноутбук. Мой друг, который очень боится быстро ездить, сидел в наушниках на переднем сидении и контролировал запись. Мы поехали на Ходынское поле, нашли длинный дом с сухой дорогой. Я был за рулем, поскольку очень хорошо вожу машину. Едем мы вдоль дома, я переключаюсь с перегазовкой на 4 и 5 скорость, разгоняюсь почти до 160 км/ч. Проезжаем мимо арки, с которой на дорогу надуло лед, и я в зеркало машины вижу, как задняя часть машины «догоняет» капот.

Пока нас крутило, у меня в голове промелькнуло все — как не разбить машину, а и если разбить, то в какую сторону лучше направить, потому что с одной были иномарки ценой не меньше 30 тысяч долларов, а с другой — бетонные блоки. Машина пластиковая — один удар и от нее ничего не останется. Делаю три резких движения — выравниваю автомобиль. Друг сидит зеленый, но молчит, потому что знает — записывается звук. В конце дороги стояла полиция, когда мы остановились — они просто уехали, даже не подошли. Вот этот реальный занос в итоге вошел в кадр. Так что работа саунд-дизайнера не только интересная, но и опасная.


Сцена из фильма «Дневной дозор» (режиссер Тимур Бекмамбетов)

В том же «Дневном дозоре», есть финальная сцена, где шарики разрушают часть Москвы. По словам саунд-продюсера, на эту сцену потрачено две с половиной недели работы, а в результате на экране получилось 6 минут. На одни только шарики было «примиксовано» 256 дорожек в аудиоредакторе. Но не всегда «большие» звуки получаются путем многочисленных наложений и длительной работы:

— Очень многие звуки, которые кажутся нам «большими», на самом деле просто близко записаны. Однажды я дал студентам Института звукового дизайна задание — записать звук крысы, бегущей в вентиляционной трубе. Им нужно было сымитировать кораблекрушение, которое происходило за этой трубой. Ребята сделали все за шесть часов, и получилось довольно хорошо.

Композитор и саунд-дизайнер Василий Филатов и саунд-дизайнер, звукорежиссер и композитор Александр Вартанов / Фото: Виктор ВытольскийКомпозитор и саунд-дизайнер Василий Филатов и саунд-дизайнер, звукорежиссер и композитор Александр Вартанов / Фото: Виктор Вытольский

Как-то мне самому нужно было записать комаров для того же «Дневного дозора». Я взял бумажный стаканчик из «Макдональдса», просунул через пластиковую крышку для трубочки микрофон и поставил на стеклянную чашечку, в которой летал комар. В итоге получился звук какого-то монстра, пришлось «отрезать» низы. Потом добавил к нему скрипку — протяжку смычка на верхней ноте. Получился такой отвратительный звук, что если поставить его на будильник — просыпаются все и всегда. И пусть он был не слишком достоверен, главная задача саунд-дизайнера — убедить зрителя, что происходящее на экране звучит именно так, а не как иначе, — поделился секретом Александр.


Сцена из фильма «Дневной дозор» (режиссер Тимур Бекмамбетов)

От готовых примеров участники лектория перешли к вопросам, которых за время доклада накопилось немало. К примеру, многих из собравшихся заинтересовали приемы работы с видео, в котором вообще нет ни одного звука. По словам Александра для того, чтобы сориентироваться в том, где и как в процессе работы будут размещены звуковые эффекты, для начала надо «озвучить» все своим голосом:

— На первом этапе, когда у тебя нет ни одного звука, и ты видишь только картинку, нужно просто своим голосом спародировать все движения, которые происходят в кадре. Потом подбирать под это звуки. Я записываю подобные озвучки, правда, никому их не показываю. У меня есть свой код как у стенографисток, например, «Ххххх» — это один звук, а «Пыдыщь» — это какой-то другой. То есть я уже знаю, какими звуками оперирую, поэтому могу расшифровать этот код.

На Открытом лектории Института звукового дизайна / Фото: Виктор ВытольскийНа Открытом лектории Института звукового дизайна / Фото: Виктор Вытольский

Ну и, пожалуй, самый взволновавший аудиторию вопрос касался оборудования и ПО, с которым работают профессиональные саунд-дизайнеры. В ответ Александр Вартанов поделился списком своей аппаратуры:

— Сейчас очень много относительно недорогих микрофонов, которые записывают качественный звук. «Дневной дозор» я записывал на стереомикрофон Rode, который сейчас стоит в районе 20 тысяч рублей, и на маленький карманный минидиск-рекодер. Среди моих фаворитов — NEUMANN, AKG и Неватон (они стали делать очень хорошие микрофоны). Работаю я в Cubase и Nuendo. Перепробовал множество компьютеров, которые сам собирал, остановился на HP Z800 (48 Гб оперативной памяти, 24 Тб хранилище, видеокарта FX Quadro 4000). Акустика очень важна, и поскольку в кинотеатрах и на студиях перезаписи стоят JBL — лучше, чем JBL LSR6328p я не нашел. Звук мы сводим на пульте Gemini AMS-NEVE DFC.

Музыкальный продюсер и диджей Анатолий АйсМузыкальный продюсер и диджей Анатолий Айс / Фото: Виктор Вытольский

На этом мастер-класс закончился — настала пора переходить от теории к практике. «Бразды правления» перешли к музыкальному продюсеру и диджею Анатолию Айсу (Функции Фанка, Мегаполис ФМ), участвовавшему в написании музыки к сериалу «House of Lies». Слушатели лектория смогли на собственном опыте прочувствовать, каково это — участвовать в создании саунд-дизайна и музыкального саундтрека для трейлера. Большинству участников этот опыт пришелся по душе — так что, возможно, список российских саунд-дизайнеров в скором времени основательно пополнится.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также