Практика

Как это снято: «Прирожденные убийцы»

20 лет назад в прокат вышел фильм Оливера Стоуна «Прирожденные убийцы», сюрреалистический экшн, до сих пор поражающий художественной экспрессивностью и обилием технических находок. О картине – в материале tvkinoradio.ru

  • 26 августа 2014
  • 19204
Павел Орлов

Структура




 
Фильм отчетливо делится на три части, – две получасовые и одна часовая, – каждая из которых подает действие под своим углом. В первой мы знакомимся с Микки и Мэллори, влюбленными маньяками в исполнении Вуди Харрельсона и Джульетт Льюис, которые колесят по просторам США, расправляясь с первыми встречными. Происходящее показывается преимущественно с их точки зрения, как бы искажаясь под призмой очевидного помешательства. Во второй части возникает герой Роберта Дауни-младшего, циничный ведущий телешоу о серийных убийцах. С его появлением в изображении начинает преобладать формат телерепортажа. Последняя часть, действие которой происходит в тюрьме, во многом показана с точки зрения начальника учреждения, персонажа Томми Ли Джонса, недалекого провинциала, воображающего себя модным щеголем. Благодаря усилиям главных героев, его упорядоченный, т.н. нормальный мир в одночасье оборачивается кровавой баней.
 

Локации




 
Действие первой половины фильма происходит на фоне пустынных ландшафтов Нью-Мексико и Аризоны, отчужденность которых в разное время притягивала, скажем, Хичкока для съемок «Психо», Боба Райфелсона – для «Пяти легких пьес», братьев Коэн – для «Старикам тут не место», а также создателей сериала «Во все тяжкие». Вторая половина фильма развивается в тюрьме. Для реалистичности авторы картины пошли на смелый шаг – не стали строить декорации, а провели целый месяц съемок в настоящей тюрьме строгого режима Стейтвилл в штате Иллинойс. Причем в качестве массовки поначалу привлекли самих заключенных, вооружив их муляжами холодного и огнестрельного оружия. Поскольку большая часть преступников в этой тюрьме осуждены как минимум на два пожизненных срока и терять им нечего, не удивительно, что ситуация стала развиваться в русле сюжета фильма – на третью неделю съемок началось реальное восстание. Оставшееся время группе пришлось задействовать специально приглашенную массовку. Вуди Харрельсон позже комментировал процесс работы в тюрьме так: «Не всегда было понятно, где кончается вымысел и начинается действительность».
 

Форматы изображения




 
Обычно, снимая фильм, авторы ограничиваются каким-то одним форматом изображения. «Прирожденные убийцы» – случай особый. Картина снимались в 18 разных форматах: 35-мм, 16-мм, 8-мм пленка, несколько разновидностей видео, анимация и т.д. По задумке Стоуна постоянная резкая смена форматов изображения призвана отразить хаос, царящий в современном мире. При этом каждый из форматов как бы фиксирует ту или иную грань бытия, благодаря чему в целом формируется более-менее достоверная картина сошедшей с ума реальности. «Мы хотели выйти за границы обыденного, – пояснял Стоун, – и приблизиться к чему-то экстраординарному». Вместе с тем, хаотичный изобразительный ряд оправдан и драматургией. По словам режиссера, если на экране герои идут против закона, то вслед за ними и авторы фильма должны нарушать общепринятые правила.



Особая функция отведена чередованию цветного и черно-белого изображения. Таким образом Стоун разграничивает видение событий: цветным показывается как бы объективный взгляд на происходящее, черно-белым – субъективное обостренное восприятие действительности главными героями. Особенно отчетливо этот принцип прослеживается в первой сцене в кафе.
 

Операторская работа

 


На создание атмосферы хаоса и чувства тревоги работает и специфическая манера съемки. В фильме почти нет статичных кадров – камера находится в постоянном движении, будь то тревеллинг или панорамирование вокруг героев, наклоны и т.д. Нет в картине и обычных горизонтальных кадров – горизонт непременно завален. Отдельно стоит сказать о приеме субъективной камеры – то и дело зрителю предлагается взглянуть на кошмарное действие непосредственно глазами самих героев.
 

Монтаж

 


Фильм почти целиком смонтирован в т.н. клиповом формате монтажа, когда, к примеру, монтируются короткие кадры одной и той же сцены, снятой с разных точек несколькими камерами. По словам Оливера Стоуна, этот прием был вдохновлен финальной сценой фильма «Бонни и Клайд», в которой главных героев-преступников расстреливают полицейские. В середине 90-х годов прием переживал бум популярности, и именно в «Прирожденных убийцах» оказался наиболее точно соответствующим содержанию. Нервный, рваный монтаж, опрокидывающий на зрителя каскад шокирующих образов, подчеркивает зыбкость мира, нервозность и болезненность состояния героев и общества в целом. Редкий кадр в фильме достигает длительности в 10 секунд, тогда как средняя длительность составляет 2 секунды. Всего в картине 3 тысячи монтажных склеек. Это в три-четыре раза больше, чем в среднем в картинах тех лет. Не случайно, что и процесс монтажа ленты занял немалый срок – 11 месяцев.
 

Рирпроекция




 
Один из самых примечательных спецэффектов в фильме – рирпроекция. В ряде сцен, к примеру, когда герои едут в автомобиле или находятся в номере мотеля, основное действие сопровождается подчеркнуто неестественным фоном, что усиливает сюрреалистическую атмосферу происходящего. Для создания этого эффекта на задний план ставился экран, на который проецировались ранее отснятые кадры. Сложность в данном случае заключалось в том, чтобы действия и диалоги актеров соответствовали по смыслу проецируемому на фон изображению. По задумке Стоуна, пуская фоном Сталина, Гитлера, кадры войны во Вьетнаме и т.д., он хотел показать, что главные герои являются порождением жестокости и безумия XX века.
 

Стилизация

 


Центральная тема фильма, надо заметить, сегодня особенно актуальная, – критика СМИ, по мнению Оливера Стоуна, уродующих человеческую душу. С особой силой гнев режиссера обрушивается на телевидение. К примеру, эпизоды из прошлого Мэллори стилизованы под популярные ситкомы, вроде «Я люблю Люси» или «Женаты… с детьми»: как бы типичная американская семья, дурная актерская игра, вычурные интерьеры, развеселый музон и гомерический хохот за кадром. Помимо сатиры на всеми любимые шоу, подобная ассоциация подчеркивает противоестественность и беспросветность жизни Мэллори до знакомства с Микки. Другой пример иронии Стоуна по поводу телевидения – рекламные вставки Coca-Cola, следующие за самыми жестокими сценами фильма. Так Стоун обозначает специфическое место рекламы в современном мире – она нивелирует его безумие, притупляет у человека чувство реальности.
 

Символизм




 
Большую роль в фильме играют расставленные тут и там символы. Главные герои ассоциируются со змеями, традиционно обозначающими нечто греховное, дьявольское. Кролики являются символом невинности, потому Микки называет так однажды Мэллори, а также ассоциирует самого себя в детстве с вымышленным Мистером Кроликом. Выбраться из тюрьмы главным героям помогает неожиданно и вроде бы нелогично появляющийся персонаж, образ которого следует трактовать как мистический – это ангел-хранитель. Не случайно, он едва заметно появляется и в некоторых других сценах, к примеру, в начальной сцене в кафе.




Любопытна в фильме и символика ярко-зеленого цвета. Он появляется перед самыми кровавыми эпизодами, к примеру, в кафе Микки есть пирог с лаймом, аптека освещена зеленым неоном, перед выходом из тюрьмы герои находятся в залитой зеленым светом комнате, а с героем Роберта Дауни-младшего расправляются в цветущем лесу. Также картина богата различного рода отсылками к классическим американским фильмам, вроде «Я – беглый каторжник», «Франкенштейн», «Серпико», «Полночный экспресс», «Лицо со шрамом» и т.д., что подчеркивает укорененность насилия в национальной культуре.
 

Насилие




 
«Прирожденные убийцы» в свое время подвергались острой критике как фильм, утверждающий культ насилия. Оливера Стоуна, по убеждениям консерватора и знатного моралиста, подобные обвинения только удивляли. Наполняя жестокостью каждый кадр, режиссер как раз наоборот стремился выявить деструктивную природу насилия и ратовал за вполне традиционные ценности. В этом смысле любопытно сравнить насилие в «Прирожденных убийцах» и, скажем, в не менее жестоком «Криминальном чтиве», вышедшем на экраны месяцем позже. В фильме Тарантино насилие – элемент развлечения, у Стоуна – инструмент критики общества и СМИ. Кстати, исходя из кассовых сборов, зритель выбрал насилие как развлечение – «Чтиво» заработало в прокате в четыре раза больше, чем «Убийцы».


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также