Слова

«Любое кино может найти зрителя, если им заниматься»

Как запустить свой дебют, добиться достоверной игры и не сойти с ума к концу съемок, рассказывают авторы фильма «Близкие» – режиссер Ксения Зуева и продюсер Екатерина Михайлова

  • 21 апреля 2016
  • 2134
Евгений Белов

 
— Как образовался ваш творческий тандем?
 
Продюсер Екатерина МихайловаЕкатерина Михайлова: Мы работали над альманахом «Злые», в котором собраны четыре короткометражные картины выпускников ВКСР, мастерской Хотиненко, Финна, Фенченко, в том числе Ксюшин дипломный фильм «Геля», и познакомились при работе над премьерой. Можно сказать, нашим крестным отцом стал Владимир Алексеевич Фенченко, так как он нас и познакомил.
 
Режиссер Ксения ЗуеваКсения Зуева: После «Гели» продолжала работать. Искала продюсера для запуска «Близких». Мне очень понравилось, как работает Катя, ее вкусы, открытость ко всему новому, взгляд на искусство. Я выслала ей сценарий и предложила сотрудничать. Через две недели она дала мне положительный ответ.
 
Екатерина: Мы начали работать, обсуждать, собирать команду. У нас сразу появился художник, оператор и остальные члены группы. Были и те, с кем мы работали раньше, и абсолютно новые для нас люди, но все очень гармоничные.

— Сценарий был написан во время учебы на ВКСР?
 
Ксения: Не совсем. Он родился, когда я еще училась на третьем курсе в Щуке (Театральный институт имени Бориса Щукина, – прим. tvkinoradio.ru). Мы делали спектакль «Три сестры», и наш педагог предложил в качестве упражнения написать первый акт пьесы, чтобы мы начали чувствовать материал. Я написала «семейную» сцену, которая стала ключевой в моей картине. Писала сценарий несколько лет. К нему очень прониклись мои педагоги на Высших курсах и очень во многом помогли, особенно Павел Константинович Финн. Я и сейчас, выпустившись, постоянно созваниваюсь то с ним, то с Хотиненко, то с Фенченко. Они поддерживают меня в трудную минуту. Сценарий до сих пор все время находится в работе. Фильм живет своей жизнью, многое родилось уже в процессе съемок. Сейчас уже есть пять новых сцен, которые не были прописаны в сценарии — они делают историю только сильнее и подробнее. Из современных фильмов нам ближе всего по стилистике картина «Жизнь Адель». Она хорошо сделана с точки зрения честности и подробности того, как донесено до зрителя состояние героя. В ней обнажаются человеческие чувства, мы проживаем вместе с героем его историю от и до.

Режиссер Ксения ЗуеваРежиссер Ксения Зуева / Фото: Виктор Вытольский

То же самое происходит в картинах у братьев Дарденн. Герой, пластика, чувства героя, психологическое состояние, подробность, достоверность. Это то, что пытаемся сделать мы. Мы работаем этюдным методом. Есть какой-то прописанный костяк, но я никогда не прошу актеров играть сцену. Они читают ее, понимают, что в ней происходит, но дальше — это абсолютная кухня, мы ищем каждую секунду. И вся история получается очень многогранной. Я никогда не знаю, какой получится сцена. Актеры сами творят историю, это очень интересно, в этом есть жизнь. Бывает, что спустя несколько дублей актеры импровизационно выдают то, чему сами  поражаются. Такой «инсайт» получается. Я и над «Гелей» так работала, это фантастически интересно. У меня там ключевая сцена собрана из семи импровизационных дублей. Так и здесь — я даже тому, кто ведет монтажные листы говорю: «Все дубли — рабочие». Живой материал, потом можно собирать сцену как угодно, важно все.
 
— Судя по описанию, у вас получается довольно жесткий фильм, не боитесь зрителей отпугнуть?
 
Ксения: Не могу сказать, что у нас жесткая драма. Это cкорее фильм-исследование на тему семейной системы, человеческих взаимоотношений, а именно отношений между поколениями, партнерами, супругами,  друзьями, подростками в период взросления и поиска себя. Случается ряд событий, который заставляет людей пересмотреть взгляды, свои взаимоотношения и очень быстро повзрослеть. Весь материал построен на пластике, внутреннем процессе, на жизни человеческого духа. И оператору необходимо нарушить личное пространство героя, подглядеть, показать нам что-то очень личное и интимное.
На съемках фильма «Близкие»

На съемках фильма «Близкие»

На съемках фильма «Близкие»

На съемках фильма «Близкие»

На съемках фильма «Близкие»

На съемках фильма «Близкие»

На съемках фильма «Близкие»

На съемках фильма «Близкие»

Мне повезло – в моем проекте работают операторы, которые сами по себе чувствительные и интуитивные, благодаря этому они способны увидеть и передать нужное.  
 
— То есть у вас получается социальная драма?
 
Ксения: Да, это драма. Но это скорее светлая история. Вообще, все ведь относительно, нет такого, что только черное и белое. Все так многогранно, сегодня больно, а завтра уже смеешься. У ситуации всегда огромное количество сторон, и как известно, человеческое состояние тоже переменчиво – что казалось недавно  тяжелым, в другой раз покажется не таким уж трагичным и фатальным. Так и наша история – ее можно интерпретировать как угодно. Все субъективно, для одного драматическим является одно событие, а для другого оно покажется ерундой, зато заденет что-то другое и так далее. Я предполагаю, что у зрителей будет разное восприятие моей картины. И это нормально, это про жизнь. 10 человек увидят одновременно одну ситуацию – 10 перескажут увиденное по-разному. Что касаемо меня – в этой истории для меня драматично то, что каждый из персонажей мучительно нуждается в любви и в человеческом тепле. Cобственно, как любой человек. Но внутренние блоки, комплексы, додумывание за другого, недосказанность и отсутствие навыка в уважительном общении – все это не дает возможности героям соединиться и быть счастливыми при огромной потребности любить. Для меня это – трагическая сторона истории.
 
Продюсер Екатерина МихайловаПродюсер Екатерина Михайлова ​/ Фото: Виктор Вытольский

Екатерина: Любое кино может найти зрителя, если им заниматься. Независимо от жанра наше кино ориентировано на зрителя, мы снимаем для него. И у нас есть дальнейшие планы по кинотеатральному и фестивальному прокатам.
 
— Какой бюджет у фильма? Как вы искали деньги?
 
Екатерина: Мне попал сценарий в руки в конце ноября прошлого года. Первый съемочный день — 9 марта. Обычно так быстро все не делается, если снимать с государственными деньгами. Ксюша зарядила меня тем, что нужно снимать весной, нужна была слякоть, голые ветви.
 
Мы не могли ждать осени. Не было времени ждать, когда Минкульт откроет конкурс, еще, кстати и не открыл.
 
Авторы фильма «Близкие» – режиссер Ксения Зуева и продюсер Екатерина Михайлова​ / Фото: Виктор Вытольский

Ксения: Не хотелось откладывать.
 
Екатерина: Мы привлекли партнеров по технике и дополнительным услугам — компании «ТВ Фильм» и «Техника современной съемки». Они поверили в наш фильм и будут участвовать в его дальнейшей судьбе. Кроме партнеров, есть еще и частные средства — мои и других людей, которые также заинтересовались проектом благодаря сценарию и сильному актерскому составу. У нас минимальный бюджет, который можно вернуть даже с ограниченного проката.

Ксения: Мне до сих пор не верится, что мы запустились. До этого все долго писалось, тянулось. Я чувствовала, что для съемок моей социальной интимной истории нет преград и ее можно снять малыми средствами. Но все же было страшновато, это ведь дебют и ответственность. В конце концов я поняла, что нет такого выражения «еще не пришло время». Если есть цель, то ищешь возможность ее реализовать. Главное – безусловная уверенность в себе и четко поставленные задачи. Мы очень много работали на протяжении двух месяцев, и сейчас, когда уже осталась последняя смена, мы начинаем осознавать, какой огромный путь мы проделали. Это как прыжок с парашютом. Сначала страшно, потом шагнул вниз – и все, летишь. Приземлился, посмотрел в небо, увидел маленький самолетик и только тогда понял, что произошло только что. И хотя мы проделали всего 20 процентов – впереди еще постпродакшн и так далее, для меня это был отличный способ убедиться в том, что все же стоит доверять себе.

На съемках фильма «Близкие»​На съемках фильма «Близкие»​ 

Екатерина: Чтобы говорить о бюджете, в нашем случае необходимо закончить фильм, есть ориентировочная сумма. Сейчас у нас – треть от этой суммы, и мы ищем дополнительных инвесторов, которые могли бы помочь на этапе постпродакшна и проката.
 
— Как вы привлекали актеров?
 
Ксения: Обычно пишу персонажа уже на определенного человека. Пишу сцену и сразу понимаю, кто это. Кастингов никаких не устраивали. Пригласили и все. Люди согласились и с большим интересом. Мы одна команда, мы все смотрим в одну сторону. У нас с ними резонанс. Даня Стеклов, Надя Иванова, Наталья Павленкова, Ольга Лапшина, Алиса Глинка, Андрей Стоянов, Гена Вырыпаев, Лена Чекмазова и другие. Каждый из них – особенный, каждый был утвержден уже в процессе написания сценария. Некоторых актеров привели их коллеги, но они моментально «вписались» в материал. Мы шутим, что тут «все свои». Это правда так. Все друзья, все относятся друг к другу и к материалу с большим уважением, работают с бешеной отдачей.
 
Даниил Стеклов и Павел ТабаковДаниил Стеклов и Павел Табаков

— Как строится работа с ними?
 
Ксения: Перед тем как снимать, мы много разговариваем, размышляем о сути героя, о психологической подноготной сцены. Каждый делится своими впечатлениями, анализирует. С Ольгой Лапшиной, например, долго говорили про врача, которого она играла. Она вспомнила один типаж, кто-то еще – другой. И эти общие впечатления уже в кадре срабатывают в персонаже. В первую очередь я отталкиваюсь от актеров, ведь любая «исповедь» не терпит, чтобы ее насильно выковыривали. Я стремлюсь раскрепостить актеров и внушить им уверенность и свободу, чтобы они не боялись себя отпускать и говорить о сокровенном. Если, например, герой в сцене должен ударить жену, то мы разговариваем с актером, чтобы оправдать героя, понять, почему он это делает. И от этого в кадре появляется правда. У актера, естественно, может и не быть такого же жизненного опыта, как у героя, но мы подбираем похожие ситуации по чувствам и ощущениям. Добиваюсь взаимопонимания. Это ведь твоя команда, твой инструмент. Ты — художник, и это – твоя краска, это колоссальная ценность.
 
— На какую камеру вы снимаете и почему?
 
Екатерина: На Sony F5. Наш оператор посоветовал ее. Она оптимальна по качеству, цене, оптике и по техническим возможностям.
 
На съемках фильма «Близкие»​На съемках фильма «Близкие»​ 
Ксения: В нашем полудокументальном, социальном, интимном кино, где главное – пластика и чувства, можно, в принципе, работать с любой камерой, снимать даже на Mark 2.
 
— Диктует ли материал и манера съемки особый выбор локаций?
 
Ксения: Мы снимаем город и человека в нем, проходки, лестничные площадки, улицы в спальных районах, квартиры. Например, сцену в клубе сделали на реальной вечеринке. Мой брат основал компанию одежды Ziq and Yoni, и вот у них была вечеринка в Mel Space. Мы просто туда приехали и снимали ручной камерой. Получилось очень здорово – живые люди, живая среда. Тот же эффект возник, когда снимали сцену в моей школе. В кадре – настоящие старшеклассники, первоклашки. Я люблю документальность во всем. Да, мы придумываем костюмы, но всегда исходим из личного состояния комфорта актера. Если ему комфортно в своей толстовке и кроссовках и это вписывается в образ его персонажа – пожалуйста. Я даже гримера во многих случаях прошу ничего не делать, потому что мне нужны эти синяки под глазами на крупном плане, их такими не нарисуешь.
 
— Как вы договорились о съемках в ОВД?
 
Екатерина: Я пришла к начальнику и сказала, что, мол, нам очень нужно снять именно у них. Он предоставил нам все, что было нужно от кабинета до обезьянника. Мы не писали никаких писем, это была личная договоренность. Он нам даже хотел помочь с поиском караоке. В итоге нашли сами, но, конечно, было приятно личное участие стороннего человека.
 
Продюсер Екатерина Михайлова​Продюсер Екатерина Михайлова​ / Фото: Виктор Вытольский

Ксения: Главное человека заразить. Я поняла недавно, что если у тебя есть идея и ты можешь ею заразить, то все получится. Ну и потом, у нас кино про простых людей… Вообще возникает ощущение, что у нас проект «благословленный», что ли. Открываются все двери, все идет само в руки. Я не верю в мистику и рационально ко всему подхожу, но здесь мне это трудно объяснить. Например, у нас на каждой локации и в каждом кадре появляется поезд. Мы приехали снимать на кладбище, и неожиданно увидели, что на заднем плане – железная дорога и ходят поезда. В другой раз для нас нашли одну квартиру, видели фото и по ним ее утвердили, и была еще сцена на лестничной площадке тоже. Приехали, отсняли в квартире, вышли снимать на лестничную площадку, а там – окно, и за окном ходит электричка. Это очень странно, ведь у нас главная героиня по сюжету уезжает в поезде умирать, это ключевой момент, с него начинается фильм.
 
— На каких условиях работает съемочная группа?
 
Екатерина: У нас нет людей, которые бы работали бесплатно. Гонорары  распределены по-разному. Кто-то идет на встречу и имеет свою личную выгоду, потому что это для них дебютный полный метр. Но техники и рабочие — это в любом случае оплачиваемая работа. Потому что технику не важно, что у него за проект — телевизионный, короткометражка или полный метр, ему нужно работать и идти дальше.
 
На съемках фильма «Близкие»​На съемках фильма «Близкие»​

— Как планируете работать на постпродакшне?
 
Ксения: Мы сейчас ведем переговоры по поводу режиссера монтажа, хотелось бы встретить человека, который смог бы почувствовать материал. Из-за того, что это полный метр, я думаю, будет тяжеловато монтировать самой. У меня был опыт самостоятельного монтажа «Гели», где хронометраж – 33 минуты, и это было непросто. Под конец уже не понимала хорошо это или плохо, глаз «замыливается». Здесь хронометраж в три раза больше, и нужно работать в команде. Пока не знаю, будет ли у фильма саундтрек, или он будет без музыкального сопровождения, на монтаже поймем. Хотя мне очень хотелось бы найти композитора, который напишет пронзительную музыкальную тему.
 
Авторы фильма «Близкие» –  продюсер Екатерина Михайлова​ и режиссер Ксения ЗуеваАвторы фильма «Близкие» –  продюсер Екатерина Михайлова​ и режиссер Ксения Зуева / Фото: Виктор Вытольский

— Чем для вас отличается съемка короткого метра и полного?
 
Ксения: Любая режиссура и кинопроцесс — это огромная отдача. Когда мы делали «Гелю», это было семь съемочных дней, и то мы очень устали. «Близкие» – трудный материал и требует абсолютной включенности. Плюс очень большой коллектив. Здорово, что у нас подобралась такая группа, где все морально стойкие и уважают друг друга. Большое спасибо команде за то, что за такой длительный период работы, включающий в себя огромное количество ночных смен, недосыпа и нервного напряжения, мы обошлись без конфликтов и срывов. Люди собрались поработать, никто не ноет и все очень эмоционально устойчивы. За счет этого удается сохранять максимальную работоспособность и идти до конца во что бы то ни стало.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также