Грымов осовременил Чехова, СТС сделал Пушкина карманником, в Петербурге восстановили блокаду, а в Мурманске устроили постапокалипсис