Слова

​«Я благодарен всем зрителям, проголосовавшим за наш фильм "Белый ягель"»

Владимир Тумаев, режиссёр-постановщик фильма «Белый ягель», получившего на последнем ММКФ Приз зрительских симпатий, рассказал tvkinoradio.ru о трудностях работы за Полярным кругом, чем интересен быт кочевников и как важно мнение зрителей, а не профессионального жюри

  • 24 июля 2014
  • 912
Родион Чемонин


- Как возник замысел «Белого ягеля»?

- Мне предложил почитать сценарий Владимир Меньшов. И я сразу ухватился за этот материал, потому что давно мечтал снять что-то на национальную тематику. У нас гигантская страна, но кроме европейской части России мы мало что знаем о ней. Я хотел снять фильм об одном из малых народов, о которых мы знаем, по большей мере, из анекдотов и других обрывочных сведений. И вот моя мечта сбылась, потому что мне в руки попал сценарий, в основе которого были две повести ненецкой писательницы Анны Неркаги: «Белый ягель» и «Анико из рода Ного».


На съемочной площадке фильма «Белый ягель»

За два года мы прошли большой путь, у нас было несколько экспедиций. Первая – краткосрочная, когда мы ходили с жителями Ямала, кочевали, спали в чумах, провели какое-то время среди ненцев. Я был просто покорён всем этим, и у меня было желание рассказать об этом крае, об этих людях, о том, как гармонично они существуют в этих суровых условиях. Сначала было, конечно, очень сложно, берегов не было видно, но, в конце концов, они показались, и под самый фестиваль (36 ММКФ – Прим. tvkinoradio.ru) мы успели завершить фильм.

- Нельзя не спросить о трудностях во время съёмок на Ямале, куда не каждый кинематографист решится выехать.

- Я думаю, что если вы спросите о съёмках у съёмочной группы и у продюсеров, то получите разные ответы. И это нормально. Я могу ответить за съёмочную группу. Было трудно, но каждая смена была, как праздник.

Да, были морозы. Температура не поднималась выше -35. Обычно была -40 градусов. Но её через несколько дней мы перестали замечать. Да, люди болели, это всё было, но это рабочий процесс.  Отношение к делу было такое, что работалось легко. Во всяком случае, могу сказать, что каждый раз, выходя на площадку, не замечалось ни мороза, ни усталости, было желание получить результат.  

С самого начала нас предупреждали, что в условиях сильных морозов невозможно снимать игровые фильмы, но у нас получилось, однако все это всё стоит громадных денег. Был привлечён транспорт, техника, большие человеческие ресурсы. Но это было оправдано.

- Важный технический вопрос. Какие камеры были задействованы во время съёмок на Севере?

- Мы задействовали цифровую камеру Red Epic, но боялись, что она замерзнет, потому что в характеристике к ней было указано, что она может работать от нуля градусов до плюс сорока. У нас же на площадке было до минус сорока. Так что мы взяли на всякий случай две камеры, для того чтобы, если одна из них замёрзнет, то съёмка велась бы с другой, пока первая отогревается. Труднее было в первой экспедиции, куда мы поехали снимать фотоаппаратами. И вот с ними была проблема, потому что через три-четыре часа они превращались в лёд, покрывались инеем.


Актриса Должин Талгатова в роли матери Алешки

Но что касается Red Epic, мы правильно сделали, что взяли их. Причём они никогда не останавливались, камеры работали идеально. Замерзали не они, а объективы. Когда мы снимали с вертолёта, приходилось садиться где-то в тундре, отогревать замерзшие объективы, потом снова подниматься и продолжать съёмку.

- Вы рассказывали как-то, что на Ямале короткий день. Свет быстро встаёт и быстро уходит. Сколько длилась средняя смена?

- Смена длилась стандартные двенадцать часов, из них много времени уходило на подготовительные работы в условиях сильных морозов. Так что на саму съемку оставалось не так много времени…

- Важную роль в «…Ягеле» играют волки. И порой они воспринимаются как метафора.

- Дело в том, что волки — это реальность тех мест. Это не только метафора, это всё серьёзно. Волк «там», это не стаи волков «здесь». И местные жители к волку серьёзно относятся и называют его «Серым хозяином», «Гуляющий по улице». Другой совсем подход. И, как вы заметили, они не мстят зверю, потому что по их поверью это может принести несчастье роду, они не убивают волка. Это особенное отношение к природе, другая система существования.

- Современные детали вроде iPad'a или айфона у ненцев в чуме – это не выдумка?

- В фильме много современных деталей, но они на самом деле есть у ненцев, и я надеюсь, что нам удалось это показать. Почти у всех кочевников есть мобильники, которые, правда, не всегда работают – в зависимости от зоны покрытия. Это очень важно для них, потому что на Ямале самые большие оленьи стада, которые постоянно перемещаются, и поэтому в современных условиях мобильная связь для них – это необходимость. Я сам видел у них ноутбуки в чумах. Наряду со всей древностью, вроде нарт, на которых они передвигаются, существуют и японские снегоходы и такие современные вещи, как интернет. Всё это есть, всё это работает, поэтому не удивляйтесь тому, что кочевники во время своей свадьбы смотрят свадьбу принца Уильяма на iPad.

С самого начала нас предупреждали, что в условиях сильных морозов невозможно снимать игровые фильмы, но у нас получилось, однако все это всё стоит громадных денег


- Мне известен ваш строгий подход к кастингу. Говорят, что вы привозили артистов со всего пространства бывшего СССР…

- Были тщательные кастинги. Искали по всей стране, прежде всего, на Ямале, были актеры из Москвы, из Улан-Удэ, из Якутска, с Алтая… Отобранные актеры по нескольку раз участвовали в ансамблевых пробах до своего окончательного утверждения.

- Я не могу поверить в то, что в кадре были одни профессиональные актёры. Мне кажется или я заблуждаюсь, что там всё-таки были местные жители?

- Ряд непрофессиональных актеров мы набрали на Ямале, ненецкие песни, например,  сочинил и исполнил ненецкий актер Евгений Худи, он же был и одним из консультантов по национальному быту. Другим консультантом и актрисой была Галина Матарас. Она осуществила и основной перевод с русского на ненецкий всех диалогов.

- Как работалось с актёрами?

- Труднее всего было исполнителю главной роли Евгению Сангаджиеву, потому что он работал «наездами», ведь он очень занят в московских театрах и в МХТ, и у Кирилла Серебренникова. Могу даже больше сказать: под него было подстроено съёмочное расписание.  Работал с актерами с удовольствием, потому что все они отдавались работе, и у нас было полное взаимопонимание…

Надо ещё отметить и то, что все актёры проходили сложный подготовительный период, надо было, чтобы они все освоились в ненецком быту, учились ездить правильно, управлять оленями. Без определённой сноровки работать нельзя. Даже если взять такой простой элемент, как вхождение в чум. Актёр должен зайти так, как это делают коренные жители Ямала. При этом надо тренироваться и повторять много раз, чтобы в кадре это выглядело аутентично.

Ненецкий язык – вообще отдельная тема. Говорить в фильме на ненецком для нас было принципиально важно. Актёры учили его самоотверженно. Произношение им ставили консультанты, но не всем актерам удалось добиться идеального результата, и я прошу прощения у ненецкого народа за возможное неточное произношение…


Продюсер «Белого ягеля» Владимир Меньшов и режиссер-постановщик Владимир Тумаев
Фото: Елена Горбачёва​

- Расскажите об особенностях существования за Полярным кругом.

- Очень много специфических деталей. Например, надо знать, как ходить в национальных тёплых оленьих сапогах – в кисах. У них есть такая особенность: их надо носить на голую ногу, и тогда не замёрзнешь. Один актёр надел кисы на носки и быстро замёрз, к счастью, мы вовремя это заметили, и потом его отогревали, как могли.

- Вы когда-то высказали свою точку зрения, что ни один фильм не стоит того, чтобы в кадре мучились или погибали животные. У вас есть жутковатая сцена с оленьими тушами. Это бутафория?

- Бутафории не было, но и специально к фильму оленей не забивали. Туши нашли на стороне, взяли в аренду.

-  Обычно фильмы, снятые на столь сложной экзотической натуре, очень востребованы такими гигантами, как IMAX. Если бы они предложили свои условия, вы бы согласились снимать? Известен пример с «Ургой…» Михалкова, которую он начал снимать, судя по его рассказам, как заказ на документальный кинофильм.

- Почему нет? Для режиссера такое предложение – это счастливый случай, важно, чтобы материал манил, тогда будет интересно погрузиться в него полностью…

- Вы снимали фильм два года, в два захода. Насколько мне известно, такой перерыв был связан с пропажей денег, а именно: куда-то исчезли 45 млн рублей, выделенные Фондом кино. Правда ли это, и как бы вы прокомментировали этот факт?

- Насколько мне известно, частично средства были получены от Министерства Культуры, но только не 45 миллионов рублей, а почти в два раза меньше. И за полученные средства продюсеры полностью отчитались…

​Наряду со всей древностью, вроде нарт, на которых они передвигаются, существуют и японские снегоходы и такие современные вещи, как интернет. Всё это есть, всё это работает, поэтому не удивляйтесь тому, что кочевники во время своей свадьбы смотрят свадьбу принца Уильяма на iPad.


- Когда труднее работалось: в первый год съёмок или во второй? Собрать снова съёмочную группу спустя год – это тяжело?

- Каждый период сложен по-своему. Трудно начинать, но не менее трудно продолжить после полугодового перерыва, сохранив съёмочную группу, творческий запал и веру в конечную цель. Кстати, съёмочная группа была наполовину обновлена на втором этапе съемок, потому что многие оказались на других проектах, пока продюсеры искали деньги для завершения нашего фильма. И одной из основных своих задач я видел в том, чтобы увлечь новых работников нашими творческими целями.


Исполнители главных ролей Евгений Сангаджиев и Галина Тихонова
Фото: Елена Горбачёва


- Почему ММКФ? Почему вы торопились закончить именно к его проведению?

- Специально к фестивалю фильм не делали, у нас были перерывы в производстве из-за проблем с дополнительным финансированием (здесь нужно сказать спасибо местному руководству и лично губернатору Ямало-Ненецкого Автономного Округа Дмитрию Николаевичу Кобылкину, которые поддержали проект в трудную минуту), так что совпадение сроков готовности фильма к началу 36 ММКФ случайно.

- Что означает для вас награда на кинофестивалях? Что важнее: Приз зрительских симпатий или Гран-при?

- Что касается приза, то я рад, что зрители высоко оценили нашу картину… Сравнивать его с Гран-при невозможно, поскольку Гран-при присуждает жюри конкурса, а Приз зрительских симпатий - зрители… Для меня этот приз очень важен, и я хочу поблагодарить всех зрителей, проголосовавших за наш фильм «Белый ягель»…


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также