Практика

Мастер: Зак Снайдер

«Бэтмен против Супермена» стартовал в прокате, в честь чего углубляемся в стилистику короля кинокомикса Зака Снайдера: клиповая эстетика, slow motion, цветокоррекция, тотальный хромакей и планетарный дестрой

  • 24 марта 2016
  • 5843
Павел Орлов

Кинокомикс


Рисунок из графического романа Фрэнка Миллера «300» (1998) и кадр из фильма «300 спартанцев» (2007)Рисунок из графического романа Фрэнка Миллера «300» (1998) и кадр из фильма «300 спартанцев» (2007)​
 
Зак Снайдер пришел в кино в удачное время — в середине нулевых годов, то есть в момент расцвета кинокомикса, когда графические романы и истории о супергероях стали пачками переноситься на экраны. Тогда эта традиция еще не успела набить оскомину и даже радовала новыми открытиями. Собственно, кинематограф Снайдера стал одним из главных воплощений понятия «кинокомикс». Во-первых, благодаря тому, что почти вся его фильмография — это или адаптации графических романов, покадрово перенесенных на экран («300 спартанцев»), или очередные киноверсии известных сюжетов («Человек из стали»), или вариация комиксовых клише («Запрещенный прием»). Во-вторых, благодаря выразительному авторскому визуальному стилю, ставшему, возможно, наиболее адекватным отражением специфики комикса на экране.
 

Драматургия: мифологизация и нелинейность


Драматургия: мифологизация и нелинейность / На съемках фильма «Бэтмен против Супермена. На заре справедливости»На съемках фильма «Бэтмен против Супермена. На заре справедливости»

Элемент, который привлекает Снайдера в комиксах — их архетипическая природа. Сюжеты графических романов трактуются режиссером как современные мифы, глубинный смысл которых не имеет срока давности, а их супергерои — как Герои нашего времени, за образами которых стоит некое глобальное обобщение и вечный символизм. Например, так Снайдер рассуждает о персонажах своего нового фильма: «Бэтмен — человек, Супермен — бог… У них очень непростые отношения. Там, где Супермен видит предел возможностей Бэтмена, Бэтмен видит желание Супермена контролировать его».

Драматургия: мифологизация и нелинейность / Кадр из фильма «Запрещенный прием» (2011)Кадр из фильма «Запрещенный прием» (2011)

Еще одна особенность кинокомиксов Снайдера — нелинейное развитие сюжета, помноженное на постоянные изменения хронотопа. История у него всегда движется не последовательно из точки А к точке Б, а окольными путями сквозь череду флэшбеков, флэшфорвардов, погружений персонажа в мир снов, воспоминаний или галлюцинаций. Так фантастическая вселенная Снайдера становится еще более нереальной. Вспомним, «Запрещенный прием», где главная героиня не только существует в собственном вымышленном пространстве, но еще и периодически впадает в транс, уносящий ее в какие-то иные миры. Такие драматургические ходы помогают усложнить комиксовых героев, чьи образы обычно грешат примитивностью. Персонаж, одолеваемый, например, грузом прошлого (что дается через флэшбеки) или существующий в нескольких реальностях одновременно, куда интересней идеального человека со сверхспособностями.
 

Хромакей


Хромакей / Кадр из фильма «300 спартанцев» до и после визуальных эффектовКадр из фильма «300 спартанцев» до и после визуальных эффектов

Действие фильмов Снайдера всегда происходит в фантастическом, условном мире, а сам режиссер признается, что создавать эти нереальные миры — самое захватывающее в его работе. Чтобы подчеркнуть условность пространства, но вместе с тем сделать вымышленную вселенную более убедительной, режиссер активно пользуется зелеными фоном и возможностями визуальных эффектов. Например, на «300 спартанцев» приходится лишь одна сцена без применения хромакея и 1500 шотов с компьютерной графикой.
 

Детали: правдоподобие и символизм



Сцена из фильма «Хранители» (2009)

Чтобы экранное пространство было живым и убедительным, Снайдер уделяет большое внимание наполняющим его деталям. Особенно хорошо это видно в статичных кадрах или в сценах, где нет особого действия. Снайдер обязательно придает им динамику кинематографичными элементами, вроде дождя, снега, дыма, огня и так далее. Кроме того подобные детали всегда имеют символическое значение. Вода и огонь могут указывать на эмоциональное состояние героя. Например, дождь подчеркивает одиночество.
 

Цветокоррекция: отстранение и брутальность


Цветокоррекция: отстранение и брутальность / Кадры из фильмов «Бэтмен против Супермена. На заре справедливости» (2016) и «Человек из стали» (2013)Кадры из фильмов «Бэтмен против Супермена. На заре справедливости» (2016) и «Человек из стали» (2013)

Еще один способ создания нереальной атмосферы, которым пользуется Снайдер — цифровая цветокоррекция. Причем тут он отходит от поп-артовой традиции комиксов, тяготеющей к ярким, кричащим оттенкам. Цветовая палитра у Снайдера, как правило, темная, приглушенная. За счет этого режиссер создает узнаваемый брутальных характер своих фильмов. Скажем, в «300 спартанцах» во многом благодаря цветокоррекции мифические герои отстраняются от обыденной реальности и монументализируются. Привычные представления зрителя о том, каким должен быть цвет в той или иной истории режиссер разрушает и в более неожиданных случаях. Показательный пример — сравните костюм Супермена в комиксах, в большинстве картин о нем и в фильмах Снайдера.
 

Клиповая эстетика



Сцена из фильма «Запрещенный прием» (2011)

Снайдера не редко упрекают в том, что он делает не фильмы, а двухчасовые музыкальные видео. Доля правды в этом есть — режиссер пришел в кино из клипов, и некоторые элементы клиповой эстетики перенес на большой экран. Прежде всего, вычищенную глянцевую «картинку» и меломанию. Наиболее характерен в этом плане «Запрещенный прием», половина действия которого выстроена под перепетые шлягеры (от The Beatles до Eurythmics). Причем многие песни звучат в фильме целиком, на что в кино обычно осмеливаются лишь в жанре мюзикла.


Сцена из фильма «Хранители» (2009)

Отголоском клипового опыта Снайдера можно считать и его привычку делать открывающие титры самостоятельными эпизодами. Обычно из монтажа коротких и эффектных кадров складывается предыстория к основному сюжету. Пожалуй, самый интересный пример можно найти в начале «Хранителей», где титровый эпизод становится не только кратким экскурсом в прошлое главных героев, но и освещает ключевые события альтернативной истории второй половины XX века.  
 

Игры со временем: slow motion/fast motion


 
Зак Снайдер — король slow motion. Вместе с братьями (теперь уже сестрами) Вачовски и Гаем Ричи он вдохнул новую жизнь в технику ускоренной съемки, расширив границы ее применения. Замедляя время, Снайдер считает необходимым повышать градус зрелищности и эпичности чего угодно: экшна, драмы, саспенса, воспоминаний... Впрочем, одним slo-mo он не ограничивается — Снайдер эффектно умеет чередовать в рамках одного кадра slow motion и fast motion. Хотя сегодня это воспринимается как штамп, в середине нулевых такой подход был в новинку. 

Добавим также, что есть обязательный рапидный кадр любого фильма Снайдера — с кулаком, врезающимся в лицо. Это оммаж культуре комиксов, на страницах которых часто встречаются подобные рисунки. 
 

Zoom



Сцена из фильма «300 спартанцев» (2007)

Со времен «Бонни и Клайд» экшн сцены принято исполнять стремительным монтажом большого количества коротких кадров. Снайдер подошел к решению экшна иначе. В его картинах такие сцены часто делаются относительно длинными кадрами с чередованием быстрой трансфокации на важные детали и обратно к общим планам. Вкупе со slow motion неразрывность действия усиливает эффект вовлечения зрителя. Убедиться можно на примере знаменитой однокадровой батальной сцены из «300 спартанцев». 
 

Закадр



Сцена из фильма «Хранители» (2009)

И еще один важный элемент, подчеркивающий эпический дух фильмов Снайдера. Повествование в его фильмах сопровождается закадровым голосом: или ведется от лица одного из героев (Дилий в «300 спартанцах») или периодически комментируется (Роршах в «Хранителях»). Так история приобретает, с одной стороны, более личную интонацию, с другой — оттенок легендарности.
 

Насилие и дестрой


Насилие и дестрой / Кадр из фильма «300 спартанцев» (2007)

Понятно, что дотянуться до дионисийского размаха кинематографа Майкла Бэя тяжело, но Снайдер старается. С помощью визуальных эффектов он стирал с лица земли крупнейшие мегаполисы и уничтожал целые планеты. Кроме того Снайдер переосмыслил границы насилия, допустимого в голливудском блокбастере, сделав его более натуралистичным и изощренным: литры крови и оттяпанные конечности в его фильмах разлетаются по экрану весьма щедро. Вспомним, что в «300 спартанцах» количество принесенных в кадре жертв достигает шести сотен. Это ставит картину на третье место в списке самых кровопролитных фильмов в истории (больше только в последнем «Властелине колец» и в «Царстве небесном»). Как говорится, это Спарта!

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

10 провальных фильмов, ставших культовой классикой

Не все картины могут оценить по достоинству сразу после выхода, иногда на признание труда авторов уходят годы. Вспоминаем несколько таких случаев: чем оборачивается провал, почему фильмы бывают непонятны и из-за чего взгляды публики могут меняться

  • 22 октября
  • 1982
Практика

Как визуально показать мысли на экране

Каким образом в кино выражают поток сознания, что такое семиотические маркеры и как понять, что на экране сон, а не реальность

  • 11 октября
  • 1870
Практика

Как выбрать соотношение сторон

Кинематограф уже долго использует разные форматы изображения, но что они значат для современных режиссеров и операторов? Ниже — несколько советов, которые помогут вам ориентироваться в соотношениях сторон  

  • 16 октября
  • 1737
Практика

10 советов Дэмьена Шазелла начинающим кинематографистам

Дэмьен Шазелл «выстрелил» дебютной «Одержимостью», затем с рекордом штурмовал «Оскар» «Ла-Ла Лендом», а теперь выпускает третью многообещающую картину «Человек на Луне». У самого яркого молодого режиссера Голливуда явно есть чему поучиться

  • 10 октября
  • 1660
Практика

Мастер: Гаспар Ноэ

К выходу «Экстаза» разбираем уникальный стиль Гаспара Ноэ, некогда возведший его в ранг главных мировых кинохулиганов и провокаторов: экспериментальная драматургия, дезориентирующая камера, цветной свет, психоделические титры, POV и порно со слезами на глазах

  • 12 октября
  • 1457
Практика

Как это снято: «Земляничная поляна»

60 лет назад Ингмар Бергман снял одну из самых важных картин не только в своей фильмографии, но и в мировом кино вообще. Что делает эту ленту значительной: исповедальность, символизм, последняя роль Виктора Шестрема, живопись экспрессионизма, а также экранизация кошмара

  • 15 октября
  • 1377
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее