Слова

​«Художникам проще понять друг друга картинками»

Аниматоры Михаил Алдашин и Михаил Тумеля о новом «Чебурашке», любви японцев к советской анимации и международном опыте создания мультфильмов

  • 5 июня 2014
  • 672
Павел Орлов

Чебурашка возвращается! В прокат выходит полнометражный мультфильм о новых приключениях одного из главных героев советской анимации. Над картиной, призванной воссоздать атмосферу классических фильмов Романа Качанова, трудилась команда авторов из Японии, Южной Кореи, Белоруссии и России. О том, как проходила эта работа и чего стоит ждать от новых историй о старых героях, в интервью tvkinoradio рассказали художники-постановщики проекта аниматоры Михаил Алдашин и Михаил Тумеля.
 
- На ваш взгляд, в чем причина особой любви к Чебурашке именно в Японии?
Михаил Тумеля: Мне кажется, что просто определенные связи между российской культурой и японской всегда присутствовали, в том числе во времена Советского Союза и в последние годы. Где-то в начале 2000-х «Чебурашка» переводился на японский, что, кстати, не было исключительным явлением — он и в Швеции выходил, и еще где-то. Но, видимо, именно на японский характер он лег особенно удачно. Насколько я читал, Чебурашку даже называют «русским покемоном», хотя он появился раньше, чем все покемоны. Тем не менее, это лишний раз говорит о том, что код, заложенный Леонидом Шварцманом и Романом Качановым, магическим образом удачно лег на японскую душу.


 
- Над фильмом трудился международный коллектив профессионалов из Японии, Южной Кореи, Белоруссии и России. Расскажите, а как вы оказались в числе создателей нового «Чебурашки».
МТ: Когда у японских продюсеров возникла идея проекта, они в первую очередь обратились к Юрию Борисовичу Норштейну, потому что он принимал участие в работе над «Чебурашкой» Качанова как мультипликатор. Однако Норштейн передал пас Михаилу Алдашину, а мы вместе с ним учились на Высших курсах сценаристов и режиссеров, вот он и привлек меня. Тем более что в моей биографии уже был кукольный фильм и необходимую технологию я знал. Но вообще наше сотрудничество началось еще раньше — до японского проекта на студии «Пилот» собирались тоже делать полнометражного «Чебурашку», но в 3D-технологии. Однако тогда, где-то в 2003 году, что-то не сложилось с американскими продюсерами, и проект остался незаконченным. Зато в 2006 году он приобрел новую жизнь в новом формате и на другом конце земли.
 
- Совместно с японскими коллегами вами разрабатывался сценарий нового фильма. Как строилась эта работа?
Михаил Алдашин: В начале японские коллеги написали свой вариант сценария, затем попросили нас внести коррекцию и правки. Далее мы постоянно обменивались мнениями и искали лучший вариант.


 
- Какие задачи ставились перед вами как перед художниками-постановщиками картины?
МА: Основная задача была — сохранить «дух Качанова», то есть внутреннее состояние фильма, его интонацию, чтобы это выглядело естественным продолжением всем известных фильмов про Чебурашку.
МТ: Когда работали над новыми сериями, нужно было придумывать героев, которых не было у Качанова и Шварцмана, новые места действия, к примеру, цирк, и все остальное, что окружает наших героев. При этом все должно было быть похоже на то, что делали Шварцман и Качанов, чтобы стилистически ничего не выбивалось.
 
- А как вы добивались сохранения стилистики и духа оригинальных мультфильмов?
МА: Мы изучали покадрово старые фильмы и старались, чтобы новые фильмы попадали в стилистику оригинальных. Другого способа мы не знаем, как этого добиваться.
МТ: Ну, смотрите, как музыкант учится играть? Слушает и слушает все время произведение в исполнении других хороших музыкантов. Вот и мы, прежде всего, пересмотрели фильмы Качанова, иногда покадрово. Разбирались, как там все выглядит: домики, деревья, машины, чашки, вилки, ложки и все остальные предметы, окружающие героев. При этом все должно было быть сомасштабно героям, чтобы, допустим, Чебурашка мог взять вещь и передать её Гене. Это работа очень тщательная и кропотливая. Для изготовления кукол надо было сделать что-то вроде чертежей, то есть каждую куклу нарисовать минимум в четырех положениях, чтобы мастер, который будет над ней работать, сам во всем мог разобраться. Специфика здесь была в том, что куклы и все каркасы делались в Корее, так что было желательно, чтобы мастер задавал как можно меньше вопросов, а то переписываться с переводами, сами понимаете, не так-то просто.


 
- К слову, как происходило взаимодействие международного коллектива авторов?
МТ: Ну, свозить группу в другую страну — процесс дорогостоящий. Слава Богу, что уже существует Интернет, позволяющий общаться на расстоянии, передавать файлы и все такое прочее. Так что в основном все сидели на своих местах и поначалу преимущественно занимались довольно обширной перепиской. На установление коммуникации потратили много времени. Но когда уже пошли картинки и установился более профессиональный язык разговора, вопросов, конечно, стало меньше. Художникам проще понять друг друга картинками. Помимо эскизов стояла задача разыграть приключения наших героев в аниматике, когда действие нарисовано в кадриках, дающих представление, где крупный план, где средний, где стоит такой домик, а где – такой заборчик. Такие картинки склеиваются в некое подобие фильма, подставляется черновой звук, и тогда становится ясно, сколько какой кадр будет длиться. 
 
- В полнометражном «Чебурашке» помимо новых эпизодов есть заново переснятый старый. Для чего это было сделано?
МТ: Первая серия нужна, потому что в ней все герои знакомятся. Однако технические требования формата HD не позволяли отреставрировать пленку, да и сам формат кадра уже другой. Понадобилось сделать копию, однако с этой задачей японцы и корейцы справлялись самостоятельно, поскольку для этого много объяснений не надо.
 
- При этом вариант «Чебурашки», выходящий в прокат в России, несколько отличается от того, что видели японские зрители. В чем эти отличия и чем они вызваны?
МТ: Дело не хитрое. Нашему зрителю, который, можно сказать, вырос на Чебурашке, показывать, пусть даже и переснятую первую серию, не стоит. По сути, это часть фильма 25 или 26 минут, которую все у нас уже видели. Поэтому в российской прокатной версии ее собрали как бы в предисловие, из которого понятно, как, кто с кем познакомился. Дальше добавили одну новеллу — всего их три, — о том, как Чебурашка помогал Гене в зоопарке, когда тот заболел. В предыдущей версии фильма этой новеллы не было.

Нашему зрителю, который, можно сказать, вырос на Чебурашке, показывать, пусть даже и переснятую первую серию, не стоит.

 
- Мультфильмы Романа Качанова о Чебурашке были созданы более 40 лет назад. На ваш взгляд, почему этот герой по-прежнему интересен и дорог зрителям? Изменился ли он, и изменилось ли наше восприятие Чебурашки и его друзей под влиянием смены эпох?
МА: Фильм любим зрителем, потому что он был сделан талантливо, в первую очередь. Восприятие, возможно, и меняется, но как именно сказать трудно. Как минимум, его герои остаются такими же обаятельными, как и раньше. Что хорошо сделано — долго живет.
МТ: Если брать визуальную сторону, то, хотя работали люди другой культуры, они очень трепетно относились к эскизам. Я не могу придраться к тому, что Чебурашка или Гена в новом мультфильме изменились, разве что отмечу, что посвежее выглядят материалы, из которых они сделаны, к примеру, пальтишко у Гены поприличней стало. Что касается характеров, то Чебурашка так и остался наивным ребенком, он не сильно изменился и не повзрослел, ему и не надо было. И Гена, как опекающий Чебурашку старший товарищ, остался таким же чудаковатым интеллигентом той поры, добрым и пытающимся помочь всем. Видимо эти характеры и определили выбор японских продюсеров. Исследуя потенциальную аудиторию, они выяснили, что помимо детей фильм интересовал молодых мам, очевидно, боящихся быстро меняющегося мира, и барышень, работниц офисов, живущих в маленьких квартирках, видимо, как и Чебурашка в телефонной будке (смеется).


 
- А как думаете, в России кого привлекут новые приключения Чебурашки?
МТ: Мне кажется, в первую очередь, маленьких детей и их родителей. Кто-то захочет детство вспомнить, кому-то интересно продолжение истории знакомых персонажей, кто-то пойдет из любопытства, что же такое японцы с нашими героями сделали. А может привлечет и то, что Чебурашка с Геной давно стали героями фольклора.
 
- Имея опыт работы над этим и другими международными проектами, как думаете, что было бы полезно перенять российским аниматорам у зарубежных коллег?
МА: Все полезное уже переняли, что смогли и сочли возможным. Анимация уже давно общий процесс и в проектах часто участвуют аниматоры из разных стран и на всех континентах одновременно.



Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее