Слова

«В России все, что не комедия, считается арт-хаусом»

Карен Оганесян о семейном кино в России, драматических возможностях Михаила Галустяна и сложностях съемок детей и пони

  • 23 мая 2014
  • 408
Павел Орлов

В прокат выходит фильм для семейного просмотра «Подарок с характером», в котором Михаил Галустян предстает в трагикомедийном образе человека-панды. О том, как снималась картина, в интервью tvkinoradio рассказал режиссер Карен Оганесян, также известный по лентам «Я остаюсь», «Пять невест» и «Марафон».


 
- Вы как-то заметили, что любой фильм нужно делать так, чтобы он был актуален не только сегодня, но и завтра, и послезавтра, и всегда. В чем такого рода актуальность фильма «Подарок с характером»?
- Мне кажется, тут актуальность в том, что люди в наше время слишком ушли в будущее, и потому упускают настоящее. Ради того, чтобы завтра, через месяц, через год было хорошо, мы очень часто жертвуем сегодняшним днем, не живем настоящим моментом. Думаю, любому родителю знакома ситуация, когда из-за работы или еще каких-то дел обещание куда-нибудь сходить с ребенком, что-то вместе с ним сделать переносится на завтра, опять на завтра, и в итоге так и остается обещанием. При этом, живя в мире высоких технологий, с SMS-ками, Интернетом, Facebook’ом, мы перестали общаться по-настоящему. Да, мы передаем друг другу информацию, но она лишена эмоций. Это же не общение. Об этом и фильм — надо жить сегодняшним днем, не откладывать жизнь на завтра и побольше реально быть со своими близкими и родными.
 
- Жанр «Подарка с характером» — фильм для всей семьи, большая редкость для нашего кинематографа. В чем специфика работы с этим жанром в России и каковы, на ваш взгляд, его перспективы?  
- Тут вопрос аудитории. Наш фильм 6+. Дети сами не придут в кино. Надо, чтобы их повели родители. А чтобы родители поняли, что на этот фильм надо сходить, естественно, их надо в десять раз больше убеждать, чем, допустим, надписью «Люди Х» на афише (смеется). С «Людьми Х» все понятно — это бренд. Чтобы можно было конкурировать с этим брендом, должна появиться, грубо говоря, своя мода. Все должны понять, что есть не только «Человек-паук» и «Бэтмен», где детям все нравится, потому что все летит и стреляет. Есть еще сердце, которое надо воспитывать. И поэтому каждый родитель должен для себя решить, что для детей необходимо устраивать походы в кино с семьей, с родственниками, с друзьями. Чтобы кино было не просто так абы что посмотреть, а чтобы это был поход. Миша Галустян правильно по этому поводу сказал, что подарить игрушку — недостаточно. Надо с этой игрушкой еще сесть поиграть вместе с ребенком. Примерно то же и с кино.


 
- Несколько лет назад вы говорили об отсутствии в России жанрового кино как такового. На ваш взгляд, сегодня ситуация изменилась?
- Вы знаете, жанровое кино было и есть всегда и в любом случае. Тут дело в другом. У нас не работает система востребованности того или иного жанра. То есть у нас все, что не комедия, считается арт-хаусом. А во всем мире есть понятие арт-мейнстрима, и фильмы такого плана отлично прокатывают. Возьмите картину «1+1». Она прогремела на весь мир. Но я не думаю, что ее сценарий кто-нибудь из наших продюсеров рискнул бы запустить как коммерческий проект. А кино получилось, оно про жизнь, про людей, и, кстати, собрало немыслимое количество денег. Есть еще такая проблема. Скажем, фильм «Марафон» обращен в первую очередь к вопросам и проблемам более возрастного зрителя. А он, как известно, сидит дома. Выманить его очень тяжело. Или вот такой момент. Наш зритель, который смотрит арт-мейнстримные фильмы, уже привык их смотреть дома, в Интернете, по телевизору. Поэтому такое жанровое кино скоро, наверное, уйдет на телевидение. Из-за этого в кино могут остаться только комедии, арт-хаус и большие блокбастеры-аттракционы. Не зря все известные режиссеры уже начали сериалы снимать. Но это, я думаю, хорошо на самом деле. Так легче найти своего зрителя.
 
- Значит ли это, что российский арт-мейнстрим уже не имеет перспектив?
- Да нет, все-таки имеет. Только к таким картинам нужен специфический подход. Вот, к примеру, кинотеатры не уделяют необходимого внимания подобному кино, просто потому, что кинотеатрам надо зарабатывать деньги. Но, слава богу, что существует поддержка государства, и пока она есть, те истории, тот киноязык, что есть в том же «Марафоне», не исчезнут с экранов.


 
- Ваши картины выдержаны в разных жанрах. А в каком вы чувствуете себя наиболее свободным?
- Для меня большее значение играет не столько жанровая принадлежность, сколько сама история. Мне необходимо, чтобы история, которую проживает герой, была самой важной в его жизни. Если история не делит жизнь героя на до и после, то я не вижу смысла снимать. И в «Я остаюсь», и в «Домовом», и в «Пяти невестах», и в «Марафоне» мои герои могут сказать, что раньше они были такими, а затем, после своей истории, они стали другими. Все, что переживают герои моих фильмов — это пик какого-то отрезка их жизни.
 
- Ваши фильмы отличают яркие актерские работы крупных актеров: Андрея Краско, Федора Бондарчука, Константина Хабенского, Михаила Пореченкова, Екатерины Васильевой и других. Каков ваш критерий выбора актеров?
- Критерий один — я должен поверить. Помню, начиная работать над «Домовым», я решил попробовать Константина Хабенского и Владимира Машкова. Мне тогда сами понимаете, что сказали (смеется). Но все же мы встретились, поговорили, и я увидел, что у них есть заинтересованность, желание работать, и я им поверил. То есть, обычно я проецирую актера на героя, и если оказывается, что я верю этому актеру, то все получается. Не знаю, как еще объяснить. Это некое чутье, которое пока, тьфу-тьфу-тьфу, не подводило меня.


 
- Судя по роли в «Подарке с характером» Михаил Галустян как, к примеру, и Сергей Светлаков пробует развить сложившийся образ шоумена и комика. Закономерно ли подобное развитие комического актера, и как вы оцениваете эту попытку и вообще драматический потенциал Галустяна?
- Был такой замечательный актер Фрунзик Мкртчян. Он и веселый, и грустный, и смешной, и трагичный. Я не сравниваю, я просто хочу сказать, что любой клоун в глубине души грустный. Или возьмите Голливуд. Любой голливудский клоун, скажем, Джим Керри, так или иначе пытается уйти в драму. Так устроено, что когда тебе смешно, где-то тебе на самом деле грустно. Так что у Миши, я думаю, большой потенциал в этом плане. Речь не идет о целиком и полностью драматической роли. Скорее его интересно будет увидеть в неоднозначной роли, в которой он будет и грустным, и веселым, и трогательным, и злым, и добрым одновременно, где будет палитра всех этих разных человеческих качеств.


 
- Главного героя в «Подарке с характером» сыграл 10-летний Артем Фадеев. Как он был отобран, и в чем сложность работы со столь юным актером над столь большой ролью?
- Работать с ним было интересно, потому что для меня это первый опыт такой большой роли у маленького героя. Мы долго делали кастинг, потом перекастинг и так далее. Очень много детей посмотрели, порядка тысячи. Работать было не просто, но помогало то, что мы старались создать домашнюю атмосферу, чтобы не чувствовать, будто пришел на работу.


 
- В фильме есть сцена «битвы на пони», в которой одновременно задействованы и дети, и животные. Каково было работать одновременно с этими двумя, как принято считать, самыми сложными разновидностями актеров в кино?
- Да, мой совет — никогда не снимайте детей и животных вместе (смеется). Это действительно две самые проблемные вещи в кино. И животные, и дети, к тому же и остальные актеры, и погода, дождь… Тут, знаете, скорее вопрос психологического настроя. Если все эти трудности необходимо преодолеть для истории, естественно, я это буду снимать, и животных, и детей, и кого угодно. Терпение — самое важное в этой работе. Перед сложными съемками надо хорошенько себя подготовить и понять, что все это просто нужно перенести, пережить. Ну и необходимо настроиться на то, чтобы все делать достойно, чтобы после проекта было не стыдно. Если ты изначально для себя это решил, то дальше все будет хорошо. 


Комментарии

Комментариев: 1

Хороший фильм. Каждый сможет увидеть в нем свое Вот только конец совсем "сказочный" получился...

Смотрите также

Популярное
Практика

Как это снято: «Список Шиндлера»

К 25-летию «Списка Шиндлера» вспоминаем создание картины и разбираемся, почему она до сих пор остается одним из самых сильных киновысказываний о войне и как лента едва не стала последней в карьере Стивена Спилберга

  • 30 ноября
  • 3678
Практика

Концерт «Ночных снайперов»: как снять масштабное шоу на 15 камер

Вместе с командой Firecat Films погружаемся в нюансы съемки стадионного концерта «Ночных снайперов» в «Олимпийском»: набор камер Canon, схема их расположения и специфика работы оператора-постановщика, стедикамщика и оператора Robycam

  • 29 ноября
  • 2995
Практика

30 правил режиссуры Ларса фон Триера

К выходу «Дома, который построил Джек» перекопали десяток интервью великого и ужасного Ларса фон Триера в поисках его правил и принципов работы в кино: о провокации, поиске сюжетов, работе с актером, импровизации, самоограничениях и алкоголе на площадке

  • 6 декабря
  • 2752
Практика

Как не нарушить правило 180 градусов

Случайная ошибка ведет к большим проблемам на съемках. Вот несколько советов, как этого избежать

  • 4 декабря
  • 2596
Слова

Как звукорежиссеру работать с непрофессионалами

Забывшие о микрофоне актеры, шуршащая при записи звука одежда и игнорирование хлопушки: российские звукорежиссеры рассказали, в чем состоят основные сложности при работе с непрофессионалами и как их разрешать

  • 29 ноября
  • 1701
Практика

Мастер: Лон Чейни

Лон Чейни — один из самых таинственных актеров Голливуда. На экране он часто появлялся в пластическом гриме и отказывался общаться с прессой, чем только подогревал интерес к своей личности. Киноисторики даже не могут сойтись на причине его смерти. Почему же Чейни стал такой важной фигурой в кинематографе?

  • 30 ноября
  • 1673
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее