Репортаж

«Если окунуться глубже, становится страшно»

Дешевый рубль, придут «наглые» и скупят весь контент, регулирование ОТТ в вещательной среде, всемогущее пиратство и бедное население… На форуме CSTB'2016 ключевые игроки рынка телеуслуг провели взволнованный разговор о бизнесе «в условиях падения доходов»

  • 28 января 2016
  • 2005
Родион Чемонин

Интернетизация и OTT – вызовы для развития платного телевидения

 
Основная тема нынешнего круглого стола, открывшего деловую программу CSTB, была заявлена как: «Новая модель ведения бизнеса в области ТВ и телекома в условиях падения доходов». Модераторами встречи стали генеральный директор MTV Россия Яна Чурикова (VIACOM) и президент АКТР Юрий Припачкин. После представления всех гостей первым слово взял Юрий Припачкин, который огласил несколько цифр, свидетельствующих о росте рынка платного телевидения в России.
 
Припачкин: «По данным АКТР, 2015 год дал прирост объема рынка платного телевидения на 11% (уровень продаж достиг 68 млрд рублей) и увеличение абонентской базы на 6% (больше 39,6 миллионов человек). Цифровое телевидение в целом выросло на 14 % и достигло 25 миллионов. Я уверен в том, что тренд будет продолжаться, и в 2016 году будет расти абонентская база цифрового телевидения. С другой стороны, этот год будет тяжелее, потому что на дворе экономический кризис, наша отрасль критически зависит от курса валют, мы на 90% зависим от импорта оборудования, а доходы у нас рублевые. Также положение усложняется тем, что мы переходим на персонализированную систему вещания. Меняется экономическая модель, выстраиваются эффективные взаимоотношения между всеми игроками рынка».

Яна Чурикова и Юрий ПрипачкинЯна Чурикова и Юрий Припачкин / Фото: Виктор Вытольский

Основная тема была разбита на несколько пунктов и Яна Чурикова предложила перейти к первому из них – «Усилению регулирования отрасли». Выступил председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин.
 
Леонид Леонидович начал с того, что объяснил свою позицию по поводу законотворчества коллег. По его мнению, много времени уходит на то, чтобы убеждать депутатов не вносить ту или иную инициативу, или, если она уже внесена, ее не принимать в связи с тем, что многие предложения являются вредными для медиа, для интернет-индустрии и связи в целом.
 
Левин: «Когда у меня спрашивают, сколько законов мы приняли, я обычно отвечаю: давайте, я лучше скажу сколько законов мы не приняли. Регулирование, конечно, необходимо, но оно должно появляться там, где отрасль или само общество не могут справиться своими силами».

председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин.Леонид Левин и Яна Чурикова / Фото: Виктор Вытольский

Немаловажной тенденцией депутат считает возвращение рекламы на платные кабельные каналы. Это является защитой от покупки дешевого иностранного контента и поддержкой отечественного производителя, который, работая над контентом, понимает, что инвестиции в производство будут востребованы.
 
Одним из «вызовов» текущего момента, который требует консультаций с ключевыми игроками рынка, Левин назвал интернетизацию и OTT-технологии.
 
Левин: «Они несут большие возможности и большие опасности. Количество граждан, готовых смотреть телевидение в интернете, увеличивается. Любимый Яной (Чуриковой) «Первый канал» уже продает рекламу в online-эфире, это говорит о том, что потоковый эфир не только востребован, но и привлекает большое внимание».
 
Но законодательная база в отношении OTT-сервисов не готова, и комитет Госдумы намерен обсуждать этот вопрос совместно с ведущими представителями отрасли.
 
Появление на российском рынке солидных международных платформ, предоставляющих услуги для «самого сладкого куска пирога» – аудитории, которая может платить за смотрение, – это еще один вызов для индустрии.
 
Генеральный директор «НТВ-ПЛЮС» Михаил Демин считает мейнстримом последнего времени ценовую войну между тремя крупнейшими игроками, которая привела к тому, что стоимость базового пакета в какой-то момент упала до 29 рублей.
 
Яна Чурикова, услышав выражение «ценовая война», сравнила происходящее с сериалом «Игра престолов» и предоставила слово Алексею Холодову, генеральному директору «Триколор ТВ», который вызвал добродушный шум в зале фразой: «Мы на самом деле за всю историю существования «Триколор ТВ» никогда не понижали цену, а наоборот повышали».
 
Холодов: «Пока мы находимся в рамках одной существующей цены и сейчас только думаем, повышать ли ее. Но о понижении – даже разговоров таких нет. Мы никогда этого не делали и не собираемся».
 
Стоимость 100-150 каналов в базовом пакете «НТВ-ПЛЮС» составляет около 100 рублей в месяц. За общедомовую антенну, предоставляющую примерно 30 каналов, обычные потребители платят больше (от 112 до 200 рублей). За неделю до CSTB компания провела опрос и выяснила, что 56% людей, звонящих в колл-центр, не пользуются общедомовой антенной, 41% – от случая к случаю, 12,5% смогли примерно назвать, сколько такая услуга стоит.
 
Демин: «Те три доллара, которые пользователи платят за антенну, могли бы быть нашими. Мы конкурируем с ТСЖ в этом сегменте. Но проблема наша не в этом. Плохая новость в том, что для нас, как для оператора, 90% затрат связано с валютой. Правда, есть и хорошие новости, и мы уже об этом говорили сегодня, они заключаются в том, что количество абонентов неуклонно растет. В целом мы настроены оптимистично и от следующего года ждем ускорения роста рынка OTT, который развивается медленнее, чем мы думали, и двумя самыми популярными сервисами у нас стали VOD и catch up».
 
На вопрос Яны Чуриковой: «Какие поправки нужно внести в законодательство для развития OTT?» – ответил генеральный директор ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин.
 
генеральный директор ассоциации «Интернет-видео» Алексей БырдинАлексей Бырдин / Фото: Виктор Вытольский

Бырдин: «Потребуется не содействие Леонида Леонидовича и Госдумы в целом, а постановление правительства. Я имею в виду, конечно, проблему вещания общероссийских каналов, которые вещают во всех средах, в то время как OTT никак не обозначены в качестве среды вещания. А вот где Госдума была бы нам очень кстати, это разнообразные антимонопольные вещи, регулирующие воздействие на создание равных условий для российских и иностранных сервисов с точки зрения налогообложения».
 
 

Так ли страшен Netflix?

 
Юрий Припачкин отметил, что технологическая революция предполагает изменение структуры взаимоотношений.
 
Припачкин: «Нас сейчас все пугают Netflix'ом, но ведь это компания, которая просто удачно использовала технологию. Они раньше торговали DVD-дисками через почту, но, вовремя поймав скачок, вышли на рынок с новой услугой. Сейчас у всех есть такая возможность, и пытаться как-то ограничить технологию, заставить ее регулировать – это путь в никуда».
 
Юрий ПрипачкинЮрий Припачкин / Фото: Виктор Вытольский

Демин: «Есть мнение, что важность появления Netflix в России сильно преувеличена. Выход на отечественный рынок предполагает наличие русскоязычного контента, юрисдикции, статуса налогоплательщика и прочее. Есть ощущение, что приход Netflix'а является ничем иным, как анонсированием мирового расширения этого канала. Когда они начнут полноценное вещание в России, тогда можно будет это обсуждать, а пока для всех для нас это темная лошадка. К тому же пользование сервисом Netflix стоит около $10 – это примерно 800 рублей. Российский потребитель пока такие деньги платить не готов».
 
Спонтанное выступление генерального директора «Сигнал Медиа» Михаила Ковальчука внесло живость и стало началом настоящего спора между участниками.
 
Ковальчук: «Можно вопрос? Мы вот сейчас придумываем что-то новое, а про базовые законопроекты в виде статей Уголовного кодекса РФ забываем. Я имею в виду нарушение авторских и смежных прав. Каждый раз, когда этот вопрос всплывает на повестке, он потом теряется и забывается. Здесь сидят представители ассоциации МТС, и в вашем большом исследовании большой нитью идет мысль о том, что пиратство – это бич нашего рынка, и если его не истребить, то не будет никакого развития. Но я не вижу никаких движений в этом направлении ни со стороны государства, ни со стороны ассоциации. Как наказывать будем? Как будем ловить? Есть пример ограничения иностранного участия «80х20», сначала мягкое, а потом жесткое. Можем ли мы в отношении авторских прав тоже проявить жесткие меры?

Генеральный директор «Сигнал Медиа» Михаил КовальчукМихаил Ковальчук / Фото: Виктор Вытольский

Второй вопрос операторам по поводу OTT и Netflix. Вам не обидно, что вас, как говорится, «и в хвост, и в гриву»: и лицензии, и ФАСы, и не ФАСы?.. Но вот вышел у нас иностранный сервис. Чем он отличается от наших? Ничем. Он запустил тестовое бесплатное online-вещание, например, с новостными каналами зарубежных стран, которые у нас не имеют лицензию на вещание. Возможен такой вариант развития событий? Возможен. Тогда чем эти каналы будут отличаться от каналов нашего телевидения. Последние получают лицензии, разрешения и так далее. Регуляция этой истории – это регуляция информационной безопасности нашей страны. Давайте, чтобы не только отрасль за это отвечала, но и государство.
 
Давайте посмотрим, как Netflix выходил на разных территориях. Как это было в других странах? Находились какие-то инвесторы средней руки, которые скупали контент, имеющийся на этой территории, и упаковывали его в Netflix. Cейчас с текущим курсом 80 рублей и прогнозом 102 рубля вы думаете, не найдется игрок, который внесет живые деньги и скупит весь отечественный контент (я думаю, это вопрос полугода), пока мы здесь с вами сидим и разговариваем?»
 
Чурикова: «Вы сейчас говорите как патриот или представитель индустрии?»
 
Ковальчук: «А какая разница, если мы готовы взять и всё отдать? Они заходят на наш рынок очень интересным способом. Они покупают платформы, «дербанят» специалистов, платят им хорошие деньги (а специалисты – это самое важное). Мы сможем жить дальше в этих реалиях?»
 
Кирилл Лыско (генеральный директор «Цифрового телевидения»): «Миша, конечно, прав, очень логично. Здесь дело не в том, патриот ты или нет. Экономически это очень выгодно. Наши деньги сейчас очень дешевы. Сколько стоит тот или иной вид российского контента за два-три года при курсе в 100 рублей? Это не очень большая сумма. Его можно купить, продублировать, вставить в платформу, и это будет совсем иная реальность, это факт. Нам надо подумать, как не допустить скупку дешевого контента».

Кирилл Лыско (генеральный директор «Цифрового телевидения»)Кирилл Лыско / Фото: Виктор Вытольский

Припачкин: «Может нам подумать, как сыграть на опережение?»
 
Лыско: «Совершенно верно. Следующий этап: мы купим свой контент сами. Это выйдет подороже».
 
Холодов: «Очень странная ситуация складывается. Помните, некоторое время назад мы все ратовали за поддержку отечественного сельхозпроизводителя? Когда начали расти цены на продукты, мы сказали: а теперь давайте не продавать картошку дороже. По-моему, сейчас складывается примерно такая же ситуация. Мы говорим о поддержке отечественного производителя контента, но когда появляется иностранный инвестор, который готов платить за контент дороже, мы сразу спрашиваем: а почему это они могут всё скупать? Мы хотим, чтобы российский производитель увидел наконец-то живые деньги, или не будем давать скупать наш контент? Давайте определимся, чего мы хотим».
 
Бырдин: «А можно уточняющий вопрос? Вы имеете в виду скупку контента на условиях эксклюзива?»
 
Ковальчук: «Вопрос не в том. Я говорю о том, что сейчас может произойти тотальная стиральная машина. Всё перекрутится, как белье в стирке. И с точки зрения развития медиа мы откатимся лет на 15 назад. Вы можете спорить или нет, но сейчас российский контент очень востребован в силу своего качества, мы рискуем упасть до уровня 2000 года. Придет Netflix и скажет: дайте мне российский канал ИКС, я готов за него заплатить. В краткосрочной перспективе мы ничего не увидим, а если говорить о долгосрочной… Ребята, тогда мы вообще должны говорить о судьбе российской экономики, а не только о нашей отрасли. Это сложно себе представить, но если окунуться глубже, становится страшно».
 
Припачкин: «Миша, вопрос: кто является главным производителем российского контента? Отвечу: те, кто входит в два первых мультиплекса. Которые открыто и бесплатно распространяют этот контент. Главный бред нашего рынка заключается в том, что у нас очень много бесплатных каналов. Посмотри на другие страны. Тот же Netflix откуда пошел? Сколько в США бесплатных эфирных каналов? В Великобритании? Беда вся от этого. У нас неправильная модель рынка. Сейчас с такой моделью практически невозможно бороться с теми, у кого больше накоплено прав и денег. И здесь необходимо кардинальное изменение, а не следование заложенным 20 лет назад моделям эфирного вещания. Для меня как для профессионала выход очень простой – убрать второй мультиплекс, ограничить первый мультиплекс меньшим количеством каналов, 3-5 на всю страну, и перевести его в HD, а все остальное перевести в платное вещание. Тогда будут платить за персонифицированную рекламу на абонента. Сколько бы мы сейчас ни говорили, действительно, придут молодые и наглые, скупят каналы, скупят специалистов, скупят компании. Ситуация очень тревожная. Я сожалею, что некоторые участники рынка этого не понимают. У нас есть год-два, чтобы исправить ситуацию».
 
Михаил Ковальчук и Сергей НазаровМихаил Ковальчук и Сергей Назаров​ / Фото: Виктор Вытольский

Ковальчук: «Давайте посмотрим на самые популярные платные телеканалы. Они все созданы эфирными каналами».
 
Чурикова: «Ты сейчас пытаешься переписать историю. Сначала к нам пришли тематические иностранные каналы, которые стимулировали эфирные каналы на создание своих тематических платных каналов».
 
Ковальчук: «Перейдем к цифрам. За последние пять лет доля платного телевидения поднялась с 8,5% до 13,5%. 80% вклада в этот рост принадлежит российским телеканалам. Да, тенденцию начали зарубежные каналы, был период, когда за ними бегали».
 
Лыско: «Когда зашли иностранные каналы, я говорю в первую очередь о Discovery Channel, они начали вещание бесплатно. И создали привычку не платить за смотрение. Первый заход приучил нас к тематическим каналам, но не приучил платить за них».
 
 

Пираты, демпинг, заграница

 
«Жги, Наташа», – обратилась Яна Чурикова к Наталье Братчиковой, директору департамента маркетинга фиксированного бизнеса и ТВ ПАО «МТС».
 
Братчикова: «После Миши сложно жечь, всё выжжено. Но если быть честными, а не политически лояльными, нужно сказать, что изменения, случившиеся за последние полтора года, драматично сказались на операторах. Факт в том, что мы потеряли доходы от каналов, которые находятся во втором мультиплексе. Факт в том, что реализация новых законов требует новых капиталовложений».
 
Наталья Братчикова, директор департамента маркетинга фиксированного бизнеса и ТВ ПАО «МТС»Наталья Братчикова / Фото: Виктор Вытольский

Братчикова предположила, что сейчас важно придерживаться такого курса, чтобы изменения не были такими динамичными, как в последние полтора года, и выразила уверенность, что следующие шаги регуляторов будут в сторону OTT-операторов. Она попросила законодателей дать передышку операторам.
 
Братчикова: «Мне кажется, что нужно уходить в несколько иную плоскость. Надо не меньше тратить, а больше зарабатывать».
 
Президент ГК «АКАДО» Сергей Назаров, говорил о том, куда уходят деньги, которые платят абоненты. По его мнению, средства идут к пиратам, в демпинг и за границу (на оборудование и правообладателям). Ситуацию можно исправить, устранив отток денег по трем перечисленным пунктам. Также он отметил, что online-кинотеатры должны тесно сотрудничать с операторами.
 
Сергей Назаров, президент ГК «АКАДО» (слева)Сергей Назаров и Леонид Левин / Фото: Виктор Вытольский

Бырдин попытался приободрить коллегу: «Online-кинотеатры уже сейчас активно работают с операторами, поставляется более качественное оборудование для видео-стриминга. Так что в этом смысле у нас «мир, дружба, жвачка». В России потребляется в четыре раза больше фильмов на одного интернет-пользователя, чем в США. Почему так происходит? Потому что у нас пользователь заходит на торрент, видит новинки и скачивает их пачками. При этом не платит ни копейки. Пролистывает фильм и, если он ему не понравился, выбрасывает в корзину».
 
Представитель Медиа-коммуникационного союза (МКС) Дмитрий Петров предложил, убрать всё лишнее в цепочке между контентом и потребителем.
 
Петров: «Если мы создадим некие предпосылки для продвижения, дистрибуции контента через новых агрегаторов, которые могут работать на этом рынке, то многие проблемы могут быть решены. Надо повысить конкуренцию на рынке, сделать модель не обязательной, а добровольной. Также нужно создать возможность правообладателю выбрать управляющую организацию. Но недоверие к рынку сейчас таково, что никто не хочет брать на себя роль агрегатора. Поэтому первым шагом должно быть создание прозрачности, гарантированной системы награждения правообладателей. Затем нужно понять, сколько цифрового контента есть в России, потому что невозможно улучшать то, что нельзя посчитать».
 
Официально подвел итог круглого стола тот, для кого отчасти и проводился этот форум, председатель комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин, который старательно записывал в блокнот все вопросы, проблемы и предложения.
 
Левин: «Я бы хотел прокомментировать со своей стороны несколько тезисов. По поводу авторских прав: я еще раз напоминаю, что именно мы полтора года назад приняли закон об охране авторских прав в области теле- и видеоконтента, который начал сразу достаточно хорошо работать. К нему присоединились и другие объекты авторских и смежных прав за исключением фотографий. У нас усилилось законодательство, появилась не просто блокировка, а вечная блокировка. Некоторые ставят под сомнение реализацию этого законодательства, но нужно время для того, чтобы оно заработало, как часы.
 
Леонид Левин, председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин / Фото: Виктор Вытольский 

Переход западных корпораций и систем на наш рынок – это не попытка завоевания страны. Заход будет последовательным и аккуратным с учетом защиты наших производителей.
 
В этой связи, может быть, кто-то не знает, но в конце прошлого года в Государственной думе был внесен законопроект о создании равных прав и уплате НДС при осуществлении предоставления иностранными сервисами на территории Российской Федерации различных услуг. По нему все услуги, производимые через интернет, будут облагаться НДС. Мы должны его обсудить, но учитывая то, что эта тема очень востребована, как я понял из сегодняшней дискуссии, мы постараемся сделать это как можно быстрее.
 
И последнее. Я с понимаем отношусь к идее о сокращении обязательных эфирных каналов, но вместе с тем я прошу вас учитывать то, что в нашей стране живет много граждан, которые не могут себе позволить пользование платными сервисами даже в ограниченных количествах, даже исходя из небольшой стоимости этих пакетов. С учетом неспокойной экономической ситуации для многих из них телевизор – это окно в мир, собеседник, и ограничивать их, как в советское время, двумя каналами бесплатного телевидения было бы несправедливо».
 
В конце встречи все участники поблагодарили друг друга, но еще долго не расходились, продолжая дискуссию, но уже в менее формальной обстановке. Те же, кто не мог остаться, пообещали встретиться через год, чтобы проанализировать тезисы, высказанные в 2016-м, и сравнить их на XIX международной выставке-форуме CSTB. Telecom & Media 2017.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее