Тенденция

Конгресс с петлей на шее регионального телевидения

На прошедшем конгрессе НАТ был представлен оптимистичный взгляд на будущее российского телевидения. Но была и ещё одна, довольно мрачная точка зрения, основанная на опыте руководителей регионального телевидения

  • 4 декабря 2015
  • 16865
Родион Чемонин

Многие представители отрасли, присутствовавшие на XIX Международном конгрессе Национальной ассоциации телерадиовещателей, в кулуарах шептались о том, что стратегия развития вещания строится на уничтожении регионального телевидения. Самые смелые говорили об этом с трибуны. Еще более отважные вступали в полемику с заместителем министра связи и массовых коммуникаций Алексеем Волиным, уже высказавшим свои оптимистичные прогнозы

XIX Международный конгресс Национальной ассоциации телерадиовещателей

Чтобы представить, как это выглядело, мы составили конспект этих споров, который превратился в своеобразную пьесу под условным названием «Конгресс с петлей на шее», которое нам подсказал генеральный директор татарской телерадиокомпании «Новый Век» Ильшат Аминов, начавший свой доклад с печальной ноты.

Ильшат Аминов: У меня будет выступление с петлей на шее. Вы поймете, о чем я, если изучали историю журналистики. В 2014-15 году в законодательстве, посвященном индустрии телерадиовещания, произошли нехорошие изменения. Как вы знаете, в июле Государственная дума приняла в третьем чтении поправки в законы «О СМИ» и «О связи». Согласно им, к обязательным, общедоступным телеканалам относятся общероссийские телеканалы, перечень которых составляет президент Российской Федерации, а также телеканалы, получившие право на осуществление эфирного цифрового наземного вещания с использованием позиций в мультиплексах на всей территории РФ.

Однако, как вы знаете, региональные телеканалы остались вне перечня. Про принятие законопроекта мы тоже знаем, мы этим занимались. В первом чтении была поправка о включении в состав обязательных общедоступных по два региональных и одному муниципальному каналу в соответствующем муниципальном образовании от каждого субъекта Российской Федерации. Ко второму чтению и в окончательном тексте она была исключена.
 
Также по этому закону, все кабельные сети обязаны расположить в своих сетках федеральные каналы согласно с их позициями в мультиплексе, что влечет за собой отключение от кабельной сети всех муниципальных и региональных каналов, а каналы, имеющие собственное программирование, выбрасываются кабельщиками туда, куда им заблагорассудится. 
 

Мы всё это пережили. Нас выбросили без предупреждения. Региональные каналы теперь автоматически стали необязательными для вещания. 


Нам говорят: «Договаривайтесь сами с каждым из оператором», – чем мы, собственно, теперь и занимаемся. Получается, что опция цифрового кабельного телевидения стала входным билетом для вещания в бесплатном пакете кабельных сетей. Нас там нет, и круг замкнулся. 

Татарская телерадиокомпания «Новый Век»
Татарская телерадиокомпания «Новый Век»

Еще у меня складывается впечатление, что некоторые неведомые силы, которые хотели нас уничтожить одновременно и быстро в соответствии с законом «О рекламе», перешли к тактике медленного удушения регионального телевидения. Нам постепенно перекрывают кислород. Мы, конечно, приспосабливаемся, сучим ножками, но как только мы начинаем дышать с петлей на шее, появляется новый закон, кислорода становится всё меньше, и финиш, кажется, становится уже совсем близко. 

В период с 2016 по 2018 годы планируется отключение российского телевидения от аналогового вещания. Телезрители смогут бесплатно (подчеркиваю!) получать по эфиру только 20 федеральных каналов в хорошем качестве. В этой ситуации существование региональных и муниципальных каналов будет невозможным. Остается только кабель, что существенно сократит аудиторию регионального ТВ и приведет к его закрытию по экономическим причинам. 

Нет ясности и в ситуации с телеканалами, вещающими вместе с сетевым партнером. Сегодня, я так понял, частота остается за региональным каналом, (обращаясь к Волину, - прим. tvkinoradio.ru) я бы хотел, чтобы…


Алексей Волин:
Мы являемся сторонниками, чтобы она оставалась. 


Ильшат Аминов: Это замечательные слова. Это очень здорово, потому что сохранит нам жизнь. И удлинит агонию (аплодисменты, смех в зале).

Конечно, здесь для меня лично есть два аспекта. Один – национальный, другой –отраслевой. Цифровизация страны должна бы устранить информационное неравенство, когда жители глубинки не могли смотреть больше трех каналов. Но, в результате, все наоборот. Это касается меня, это касается национальных республик. Почему местные жители, пока будут развиваться альтернативные способы доставки телесигнала, не будут получать качественную картинку национального телеканала на их языке в цифровом формате? 
 

Кто взял на себя такую ответственность: лишить башкир, татар, чеченцев, дагестанцев, марийцев, якутов и другие национальности смотреть телевидение на родном языке? 


Это противоречит Конституции РФ. Как возможно такое информационное неравенство по национальному признаку? Я считаю, что реализация программы цифрового телевидения идет вразрез с национальной политикой нашего государства. 

Второй аспект. Есть огромная отрасль, которая работает 25 лет. В ней – тысячи людей. И что, в результате, закроются тысячи частных региональных компаний, десятки тысяч грамотных, политически активных граждан окажутся на улице с не очень хорошим настроением? Кому и зачем это нужно – увеличивать напряжение в обществе, когда его и так хватает? Нельзя уничтожать региональное телевидение. Надо помогать ему развиваться и работать на благо всего многонационального народа. 

XIX Международный конгресс Национальной ассоциации телерадиовещателей
XIX Международный конгресс Национальной ассоциации телерадиовещателей

У меня только два предложения. Решить вопрос доставки третьего регионального мультиплекса в регионах. Мы готовы сами профинансировать (я про свой регион говорю) строительство этого мультиплекса. Деньги есть, нужна только политическая воля.

И последнее. У меня после общения с Алексеем Константиновичем Волиным и другими большими людьми в государстве сложилось такое ощущение, что в глубине души они нас понимают и поддерживают. Осталось только решить этот вопрос на государственном уровне. Как говорил профессор Преображенский, «чтобы у нас была такая бумага», что никто даже близко бы не смог подойти к региональному телевидению. Настоящая бумага, фактическая броня.

Алексей Волин: Скажите, пожалуйста, а что, где-то в республике Татарстан хоть какой-то кабельный оператор позволил себе выбросить «Новый Век» из кабельных сетей? Кто там самоубийца? Покажите мне его.

Ильшат Аминов: Выбросить – не выбросил, но закинул его туда, на задворки. 

Алексей Волин: Куда «туда»? На 21-е место?

Ильшат Аминов: Почему же сразу 21-е? Один закинул на 33-е место. Другой на 701-е место. Всё зависит от воли оператора. 

Алексей Волин: Секундочку. Давайте не строить иллюзий в отношении воли кабельных операторов. Во многих регионах, особенно в вашем, с кабельными операторами можно отлично договариваться. Представить себе умирающим «Татарстан – Новый век» как-то не получается. Следующее. Вы говорите об отключении аналога. Нет такого. Если вы хотите оставаться аналоговыми, оставайтесь, никто вам не мешает. 

Ильшат Аминов: Простите меня, но мы же всё прекрасно понимаем. Будут 20 каналов с прекрасным цифровым качеством вещания, и будет мой аналоговый.

Алексей Волин: А у вас в Татарстане, кстати, активным образом ведется строительство широкополосного доступа (ШПД), поэтому ваш канал уже в кабельной сети присутствует. И давайте так, когда мы говорим о кабельном операторе, то он не может иметь в базовом пакете меньше 20 каналов. Но нигде в законе не говорится, что этот пакет ограничен этими двумя десятками. Он может вмещать и 25, 35 и 40 каналов. 
 

«Плач Ярославны» по этому поводу здесь изображать не надо. 


Ильшат Аминов: Алексей Константинович, я свои соображения сказал: третий асинхронный мультиплекс и соответствующий закон о кабельном телевидении. Спасибо.

(С первого ряда на трибуну выбегает молодой человек, желающий выступить вне очереди и вне регламента). 

Молодой человек: Хочу добавить к «Плачу Ярославны»…

Эдуард Сагалаев

Эдуард Сагалаев: Вы куда? Пожалуйста, присядьте. (молодой человек пожимает плечами и садится на место). Продолжает разговор руководитель Агентства по печати и средствам массовой информации республики Башкортостан Борис Николаевич Мелкоедов. 


Алексей Волин: Я прошу вас не повторять то, что нам рассказал Ильшат Юнусович. 

​Борис Мелкоедов
Борис Мелкоедов:
Да, конечно. Я расскажу вам про некоторые опасения, почему нам нужен наш телеканал БСТ. Он вещает на башкирском языке. Алексей Константинович говорил о конкретных примерах отключения региональных каналов. Вот у меня есть письмо на башкирском языке от женщины, которая жила в сельской местности, смотрела БСТ по аналогу. Потом она переехала в город. 
 

Эта бабушка пишет: «Я плачу за кабельное телевидение, но телевизор у меня старый, новый купить не могу, а БСТ сейчас не показывает». 


Я не вижу смысла встречаться с каждым конкретным оператором, чтобы просить включить БСТ в свой пакет, когда это можно решить на государственном уровне. 

Телеканал БСТ
Телеканал БСТ

Я поддерживаю коллегу из Татарстана, думаю, что меня поддержит большинство региональных вещателей. Людей, производящих контент в нашей республике, больше тысячи. На федеральном ВГТРК – 250 человек. Мы проводили опрос, у меня есть слайд по этому поводу, если хотите, я вам его передам, но, безусловно, местная информация людям интересна, от этого никуда не денешься. Региональные каналы нужны.

Алексей Волин: В отношении бабушки. Я вот слушал про то, что зрители не могут платить за ШПД. А если у бабушки телевизор сломается? В этом случае бабушка тоже не сможет смотреть телевизор. Чтобы быть телезрителем вообще, надо произвести какие-то разовые затраты.

(Наконец дают слово молодому человеку, который пытался выступить вне регламента. Он представляется: «Город Глазов, Удмуртия», – и обращается к Алексею Волину).

​«Город Глазов, Удмуртия»«Город Глазов, Удмуртия»: Последние два-три человека акцентировали внимание на конфликтных ситуациях с кабельными операторами. Мне повезло, потому что я, как вещатель, вырос из кабельного оператора. Когда мы начинали, то поняли, что будем интересны только в том случае, если в нашей сети будет местное вещание. Создали свое телевидение для того, чтобы были региональные новости, чтобы говорили на удмуртском языке. Но сейчас современное законодательство и его интерпретация ФАС и Роскомнадзором приводит к тому, что региональное телевидение умрет не потому, что операторы плохие, а потому что сами кабельные операторы умрут. 

Привожу пример. Сотни потребителей не могут получить доступ к бесплатному эфирному телевидению по техническим причинам. 
 
Если какой-то потребитель не может этого сделать, он идет к кабельному оператору и говорит: «Предоставьте мне бесплатно эфирное телевидение. Вы обязаны это сделать согласно программе развития телевидения». 

Таких становится всё больше, они идут в суд, тот постановляет, что оператор должен за свой счет построить кабельную сеть, сформировать пакет, в который входят обязательные каналы, и предоставлять всему городу услуги бесплатно. Как вы думаете, сможет ли кабельный оператор заниматься местным телевидением на таких условиях? 

Алексей Волин: Я вас понял. Сейчас законодательство направлено на прямо противоположные вещи. Изменения в закон о связи и в закон о СМИ говорят, что услуги кабельного оператора и спутникового ТВ являются плат-ны-ми. Эти услуги состоят из двух частей. Часть первая: оплата технического подключения и технической эксплуатации в обязательном порядке. Часть вторая: базовый пакет – бесплатный. Но этот базовый пакет потребитель получает только после того, как будет произведена техническая часть. У нас нет бесплатных абонентов у кабельных операторов. 

«Город Глазов, Удмуртия»: А как же судебное решение?

Алексей Волин: Обжалуйте. В законе четко всё прописано. Всё, хватит. Следующий выступающий…

(Занавес...)

Эпилог: «Смерть» регионального телевидения не отпустила участников конгресса и обсуждалась на круглом столе, посвященном бизнес-стратегии телеканалов во время экономического кризиса. Безрадостную картину дополнил генеральный директор «Студии-41» (Екатеринбург) Владимир Злоказов:

Владимир Злоказов«Сформировать стратегию регионального канала в условиях кризиса сейчас невозможно. Стратегия подразумевает понимание правового пространства, в котором мы работаем. Сейчас изменения в законодательстве настолько непредсказуемые, что невозможно за ними поспевать и делать прогнозы, что будет с правовым полем. 

Я напомню коротко историю того, что происходило в последние годы. Изначально федеральная программа предполагала наличие в первом мультиплексе одного регионального канала. Все регионы начали создавать свои каналы. Потом выяснилось, что регион в России один, и это Москва. Ну, подумали мы, хорошо. Давайте обсуждать принципы формирования третьего мультиплекса. Дискуссия продолжалась примерно год, по результатам которой выяснилось, что третьего мультиплекса не будет. О'кей, сказали мы и начали придумывать проекты с вещанием в интернете, стали изучать этот новый для себя формат. Поняли, что интернет – это «телевидение с обратной связью», стали использовать его не только как средство доставки сигнала, но и как способ организации связи со зрителем. Но тут оказалось, что рекламу в этом случае размещать нельзя. Опять полгода дискуссий, нервотрепки и отвлечения от основной работы. Через полгода мы достигли компромисса, что можно размещать рекламу, но при условии 75% отечественного контента. То есть нас постоянно в чем-то ограничивают.

Мы находимся в состоянии героев мультфильма «Трое из Простоквашино». Нам мало того, что надо зайца сфотографировать, надо еще ему и снимок отдать. Нас начали ограничивать в средствах доставки контента…»

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее