Лауреат Берлинского кинофестиваля, оператор «Метаморфозиса» и «Синдрома Петрушки» рассказывает о съемках в режим, выборе оптики, влиянии Рерберга и творчестве по «принципу Рахманинова»