Слова

«Мы начинаем не с идеи, а с хорошего рассказчика»

Президент Pixar Джим Моррис во время визита в Москву рассказал о принципах работы всемирно известной анимационной студии, производстве и философии, геологии и драматургии в современной мультипликации

  • 4 ноября 2015
  • 3103
Павел Орлов , Родион Чемонин

Джим Моррис, президент и продюсер Pixar Animation Studios
Джим Моррис, президент Pixar Animation Studios

 

«Мне повезло: я работаю в киноиндустрии в период драматичного преображения»


Я застал цифровую революцию в кино. Это одно из самых глубоких изменений в истории, которое затронуло почти все аспекты: производство, постпродакшн, спецэффекты, звук, дистрибуцию и так далее.

Кадр из мультфильма «О птичках»
Кадр из короткометражного мультфильма «О птичках» 

Главное, что дают удивительные технологические новшества, появившиеся за последние тридцать лет в анимации и игровом кино — это новые возможности повествования и погружения зрителя в действие. Я люблю немое кино, но мне кажется, что появление звука открыло кинематографистам новые способы изложения историй. И я люблю черно-белое кино, но цвет объективно расширил палитру наших возможностей. То же и с цифровыми технологиями. Сегодня спектр используемых нами инструментов широк как никогда. Наша задача — брать эти инструменты и с их помощью открывать зрителям новый опыт.
 


«Понимание законов физики обязательно для нашей работы»


В Pixar мы стараемся максимально достоверно эти законы воспроизводить, тратим большое количество времени и усилий на то, чтобы их смоделировать. Зритель ведь знает, как происходят те или иные явления в реальном мире, так что для создания эффекта достоверности мы, конечно, стараемся этим знаниям соответствовать.


Кадр из мультфильма «Хороший динозавр» 

Для создания «Хорошего динозавра» мы сделали то, что никто никогда не делал. Взяли реальные геологические расчеты, положили их на ландшафт и использовали для вычисления геометрии фильма. Мы использовали специальный код, чтобы воссоздать камни и реки, и технологию «глобальной иллюминации», которую впервые применили еще в «Корпорации монстров». Это система имитирует огромный источник света, например, солнце, лучи которого отталкиваются от земли и отражаются на лицах персонажей. Миллионы расчетов и крупные бюджетные расходы — зато мы добиваемся ощущение реальности.
 


«В Pixar мы не делаем человеческих героев реалистичными»

 
Чем реалистичнее делаешь персонаж в мультфильмах, тем более жутким он становится. Вспомните «Полярный экспресс». Там были очень реалистично сделанные герои, но именно за счет этого они становились отталкивающими и даже страшными.

Кадр из мультфильма «Полярный экспресс»
Кадр из мультфильма «Полярный экспресс»

Или «Загадочная история Бенджамина Баттона», игровое кино, в котором очень уместно и достоверно выглядит реалистично воссозданный герой. Но если вы поместите его в мультфильм Pixar, он тут же превратится в монстра. Поэтому мы стараемся своих персонажей стилизовать, делаем их условными, меняя пропорции голов, носов и так далее.
 


«Все задачи, которые у нас возникают и которые мы решаем, идут от драматургии»


У нас уходит примерно пять лет на создание одного фильма. Процесс кинопроизводства Pixar сильно отличается от работы других студий. Мы начинаем не с идеи, а с хорошего рассказчика. Обращаемся к таким людям, чтобы они придумали три идеи и презентовали их нам: Джону Лассетеру, Питу Доктеру и мне. Если всё хорошо, то выбираем одну идею и рассказчик развивает ее. Затем ищем сценаристов. Где-то год мы составляем первую вариацию сценария.

Джо Лассетер
Джон Лассетер, аниматор и режиссёр студий Pixar и Walt Disney Animation Studios

В начале второго года мы начинаем работать над развитием истории. Люди — наполовину сценаристы, наполовину специалисты по сторибордам — придумывают и юмор, и уровень пафоса. Именно по их идеям и телодвижениям будут работать потом профессиональные актеры.

Пит Доктер
Пит Доктер, режиссёр, продюсер, мультипликатор

К концу второго года мы нанимаем артистов, которые пишут сырые вариации голосов и музыку. Обычно это происходит в восемь итераций. Каждую версию фильма мы показываем группе режиссеров компании. Они анализируют, пытаются понять, что работает, что не работает и почему.

Открытая лекция Джима Морриса на площадке Московской школы кино
Открытая лекция Джима Морриса на площадке Московской школы кино

Тут мы подходим к третьему году пятилетнего процесса, где начинается производство. Параллельно идет разработка дизайна персонажей. В работу включаются примерно 250 человек: раскадровка, композиция кадра, первичная анимация персонажей, освещение, штриховка, тени и так далее.

Последние два года – это наиболее интенсивный процесс. Это продакшн. Затем постпродакшн, наложение звука и подготовка к релизу в кинотеатрах.
 


«У нас никогда не бывает открытых позиций на ту или иную должность…»

 
…Потому что люди не уходят от нас. Но иногда все-таки нанимаем людей, так что не сдавайтесь, если вы хотите попасть в Pixar. 

Открытая лекция Джима Морриса на площадке Московской школы кино
Открытая лекция Джима Морриса на площадке Московской школы кино

За последние десять лет штат студии вырос с 800 до 1200 человек. У нас есть программа для интернов, которая работает для второго и третьего курсов. Каждый год бывает довольно много интернов между весенним и осенним триместрами. Традиционно мы нанимаем людей, хорошо показавших себя в это время.

Всего в layout-отделе в Pixar порядка 35 человек, но обычно не больше 28 на один проект. Правда, за 18-20 месяцев до выхода фильма у нас работают уже около 130 человек. Анимация обычно заканчивается за три месяца до дедлайна. Что касается превизов, то это 80-85 человек на отдельном проекте.
 


«В истории кино на кинотеатры покушались неоднократно»


Например, когда-то считали, что телевидение их убьет. Но если кинотеатры всё-таки смогли пережить телевидение, значит, тому есть какая-то причина. Видимо, людям нравится опыт коллективного переживания перед большим экраном.

В то же время киноиндустрия сегодня становится всё более и более ориентированной на большое зрелищное кино, на фильмы-события. То, что мы привыкли называть драмой и что было очень популярно ещё двадцать лет назад, перемещается на телевидение, на такие платформы, как Netflix.



«Я начал заниматься кукольной анимацией, когда был еще ребенком»


Я видел спецэффекты Рэя Харрихаузена в «Ясоне и аргонавтах» и мечтал сделать что-то подобное.


Рэй Харрихаузен, кинопродюсер, сценарист, постановщик спецэффектов

Я вырос, поступил в киношколу и что для себя обнаружил? Я никому не нужен. Но я всегда старался держать свою главную цель в голове, при этом пытался использовать все возможности, которые мне представлялись. Мне кажется, это касается всех, кто работает в кинобизнесе.
 


«Анимация – это не жанр»


Это то, так рассказывается история. Это техника производства. Мне не нравится, когда ей присваивают ярлык «фильм для детей». Мы все с вами знаем великие произведения Хаяо Миядзаки. Это способ производства настоящих больших кинокартин. Да, это другая форма искусства, но все мы хотим, чтобы анимационный фильм воспроизводил жизнь.
 
Кадр из мультфильма «Головоломка»
Кадр из мультфильма «Головоломка»

Подготовлено по материалам открытых лекций Джима Морриса на площадках Московской школы кино, Школы компьютерной графики Scream School и Британской высшей школы дизайна, форума «Открытые инновации». 

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также