Слова

«Хочешь быть в тренде – создай тренд»

К премьере второго сезона «Нюхача» на Первом канале мы побеседовали с автором идеи, соавтором сценария и режиссером сериала Артёмом Литвиненко о создании мирового тренда и работе в жанре детектива

  • 6 октября 2015
  • 1304
Александр Горбунов

Артём Литвиненко
Артём Литвиненко, режиссер 

Первый сезон телесериала «Нюхач» в России стал самым популярным телесериалом по итогам 2013 года. Его продали для показа более чем в 60 странах мира, а телеканалы Франции и Японии уже приобрели права на адаптацию его формата.  

– Как появилась идея создания истории о детективе, который распутывает преступления на основе запахов?

– Мне кажется, что у многих людей есть способность визуализировать запахи, это не сверхспособность. С каждым из нас так бывает, что чувствуешь запах – и он вызывает яркое воспоминание, как правило, из детства. Странно, что писатели редко используют эту особенность. А вот Константин Паустовский, мой любимый с детства писатель, часто дополнял свои описания указанием на то, что, например, «пахло сеном и яблоками». И ты сразу объемнее себе представляешь то, что он описывает: сарай, деревенский дом, старый сад…


Кадр из сериала «Нюхач»

Что касается идеи, то она пришла спонтанно. Описать это невозможно. Пришла и пришла, зафиксировалась на бумаге и легла в стол. «Нюхач» как детектив появился потому, что подключилась логика во время поиска ответа на вопрос: где человек с такими способностями смог бы максимально хорошо и ярко проявить себя. Наверное, оптимальным жанром для этого оказался детектив.

– Как вы сами относитесь к жанру детектива?

– Сказать, что я являюсь фанатом детективов, я не могу. Когда-то в юности, как и многие, я с удовольствием читал Агату Кристи, Чейза… Но это был просто этап. На самом деле я больше люблю драму, если говорить о киносериалах. Она мне ближе. Но делать чистую драму с «Нюхачом» было бы, наверное, не так интересно. А вот детектив – как раз тот каркас, на который можно нашего героя одеть.

– Правильно ли я понимаю, что для вас главное – это раскрыть характер Нюхача и показать зрителю картинки, которые он рисует с помощью запахов, а детектив – это художественный прием для того, чтобы сделать историю интересной?

– С одной стороны – да, так оно и есть. Детектив был выбрал для того, чтобы как можно лучше мы могли рассказывать о Нюхаче и его способностях. Но оказалось, что детектив такой жанр, который заставляет героя погружаться в не слишком дружелюбную среду, и это всё время вынуждает его находить какие-то решения. Поэтому, естественно, большую часть экранного времени Нюхач занимается собственно расследованиями – у нас всё-таки сюжетный сериал.

Кирилл Кяро, кадр из сериала «Нюхач»
Кирилл Кяро, кадр из сериала «Нюхач»

Детектив на самом деле очень сложный жанр, я даже не подозревал насколько, когда мы только начали над ним работать. Автору нужно перехитрить всех, в том числе себя, и делать это каждый раз по-новому. Потому что если ты повторяешься, то зритель начинает понимать схему, предугадывать события и заранее знать, чем всё кончится. А надо, чтобы не понимал, не предугадывал, не знал. Это достаточно сложная задача: запутать героев, запутать зрителя, чтобы было интересно вместе распутывать.

– Создавая сценарий «Нюхача», вы сразу же придумали главному герою его напарника Виктора?

– Это ведь архетип, закон жанра. Истоки, конечно, лежат в истории Конан Дойла, это он придумал Шерлока Холмса и доктора Ватсона. На самом деле, мне кажется, что эта пара возникла из очень утилитарных соображений. Это гениальная находка: создать двух партнеров, которые могут между собой обсудить ход расследования и сделать его более интересным и понятным для читателя или зрителя. Детектив ведь не будет ходить по квартире и рассуждать сам с собой, это ведь не совсем удобно и даже несколько странно. Я могу заблуждаться, но, мне кажется, что Ватсон появился именно потому, что Холмсу нужно было перед кем-то блистать. Этот кто-то был обычный человек, который с восторгом на него смотрит, а вместе с ним – и читатель.

Кирилл Кяро и Иван Оганесян, кадр из сериала «Нюхач»
Кирилл Кяро и Иван Оганесян, кадр из сериала «Нюхач»

Для Нюхача нам тоже нужен был партнер и, естественно, его противоположность, Альтер Эго. Человек, обладающий другими взглядами на мир, другими сильными и слабыми сторонами. Зрителю должно быть интересно наблюдать за их отношениями. Ведь это людей и притягивает, когда есть разные взгляды, а, соответственно, и конфликт, противоречие…

– Как проходил кастинг на исполнителей главных ролей?

– Успех лежит в двух плоскостях – сценарий и кастинг, так считается. А режиссура и всё остальное – уже на втором месте.

Мы долго искали Виктора, гораздо дольше, чем Нюхача. Считаю, что с актером Иваном Оганесяном (исполнителем роли Виктора Лебедева, – прим. tvkinoradio.ru) нам очень повезло. Герой получился именно таким, как мы его себе и представляли. В меру серьезный, в меру забавный. Чья это заслуга – сложно сказать, кино ведь коллективный труд. Процесса создания характера это тоже касается. То есть персонаж, конечно, изначально существует на бумаге, есть какие-то входящие данные... Но оживает он на экране, когда на каркас выписанного героя насаждается тело, плоть конкретного актера. Какая она, эта плоть, тоже очень важно.

– Как вы относитесь к тому, что телесериал «Нюхач» сравнивают с другими зарубежными фильмами и телесериалами, такими как: «Парфюмер», «Шерлок», «Доктор Хаус», «Обмани меня» и др.? Есть ли сходства между ними и Вашим телесериалом?

– Начнем по порядку. Когда мы заканчивали писать пилотные серии, вышел первый сезон «Шерлока». Мы еще с Андреем Бабиком, соавтором моим, долго смеялись: скажут, что их было четверо… Потому что, действительно, какие-то вещи есть похожие, что тут скрывать, чисто стилистически. Но на самом деле, такое сравнение для меня является приятным, потому что хорошо, что сравнивают с «Шерлоком» – это дорогой, качественный английский сериал. Что касается «Обмани меня», мы как-то нашли в интернете фотографии Кирилла Кяро (исполнитель роли Нюхача, – прим. tvkinoradio.ru) и Тима Рота, где они поразительно похожи. Я даже представил себя на кастинге с двумя фотографиями в руках – Камбербэтча и Тима Рота. На них смотрю, на актера, похож на обоих сразу, не похож… следующий артист. И так, пока не нашли Кяро.

Кирилл Кяро, кадр из сериала «Нюхач»
Кирилл Кяро, кадр из сериала «Нюхач»

Если серьезно, то у Кирилла есть уникальное свойство лица, что он в определенных ракурсах действительно похож на Тима Рота, но иногда он очень похож на Хью Лори, особенно на широком угле. А еще, и это самое интересное, Кирилл похож на Юрия Никулина. Это сходство, конечно, в нашем сериале незаметно, но в личном общении советую присмотреться. Кстати, Кириллу предлагали сыграть в каком-то проекте о молодом Никулине, и мне кажется, у Кирилла бы замечательно получилась эта роль.

– Почему Нюхач всегда очень серьезен?

– Насколько я знаю, Кирилл не играл комедийных персонажей, но это потенциал, в дополнение ко всем другим достоинствам, у него есть. Мы, конечно, его в нашем кино не развиваем, потому что комедия не в природе Нюхача.

Что касается сравнений, люди привыкли всё классифицировать, им нужно всё расставить по полкам: ага, это отсюда, а это – оттуда. Кстати, я не думаю, что нас будут сравнивать с «Настоящим детективом» (мне, кстати, очень нравится этот сериал). Действительно, герой Макконахи такой очень странный и привлекательный тем самым персонаж. А герой Вуди Харрельсона – обычный парень. Но мне кажется, что «Настоящий детектив, это меньше детектив, а больше – экзистенциальная драма. На первый план выходят отношения, борьба философий, взглядов на мир. Там очень много монологов, а у нас, как я уже говорил, в первую очередь сюжетный детектив. Слишком много событий. В их круговороте нашим героям не до философии. И потом, мы же вышли раньше, какие могут быть сравнения и обвинения?

– С какими сложностями вы столкнулись во время съемок телесериала «Нюхач»?

– Съемки это такой процесс, в котором задействовано настолько большое количество факторов, что всё предусмотреть просто невозможно. Но если большинство из них будут учтены, то появляется шанс на то, что съемки пройдут относительно спокойно. Ведь идеальных условий быть не может в принципе. 


На съемках сериала «Нюхач»

У нас несколько раз смены отменялись из-за погоды, когда приехала группа, все развернулись – и пошел дождь. Разворот состоялся, смена пошла, отчёт начался и вариантов немного – или ждать, что дождь закончится, или рисковать и начинать снимать. Но это очень рискованно, потому что вдруг он закончится, а сцена не снята… И всё! Так вот у нас была такая смена, что мы прождали целый день, но как оказалось потом, можно было спокойно снимать, потому что дождь так и не остановился. 

Где бы ты ни был, может случиться что угодно. И даже если с перекрестка заранее уберут все машины, то почему-то с утра именно в это место заедет какой-нибудь посторонний белый автомобиль. Обязательно хозяин уйдет далеко и надолго, телефона не оставит. Всем придется ждать, когда же он вернется… К этому просто нужно привыкнуть и помнить, что кино – это преодоление сложностей.

– Какой проект на вас лично произвел наибольшее впечатление?

– Был такой сериал, который просто перевернул сознание, и не только моё. Я говорю о телесериале «Твин Пикс». Вдруг на постсоветском телевидении, совершенно пресном, с «Рабыней Изаурой» и «Санта-Барбарой» в хедлайнерах, такой совершенно рвущий крышу сериал, где необъяснимые персонажи, разговаривающие с поленом, и с ними происходит что-то совершенно невероятное. Помните момент, когда находят Лору Палмер? Разворачивают полиэтилен, и это действительно жутко. У нас ведь никогда до этого не показывали, как находят труп.


На съемках сериала «Нюхач»

Я помню, что «Твин Пикс» шел впервые на экранах летом, в момент, когда его показывали, улицы действительно пустели. Это было что-то новое. Лично для меня этот фильм – точка отсчета именно сериального качества.

– Возможно ли предугадать успех сериала?

– Вообще успех это такая штука, которую сложно спрогнозировать, и если бы были люди, которые могли это сделать, то все бы работали по готовым рецептам. Я знаю только одно: то, что делаю я и команда, это от души. Когда снимали первый сезон, когда работали над вторым – мы получали удовольствие от самого процесса. Когда ты получаешь удовольствие от процесса, тогда на выходе уже должен быть и соответствующий результат. Будет ли он успешным, не знает никто. Можно попасть не в то время, могут измениться вкусы, предпочтения. Нам просто хотелось сделать что-то эдакое, нестандартное, правильное, поэтому мы старались, вкладывались и получали удовольствие.

– Обращаете ли вы внимание на то, какие телепроекты пользуются в мире наибольшей популярностью?

– Говорить о трендах… Это такая вещь… Хочешь быть в тренде – создай тренд. Это единственное, что можно сказать. Потому что если следить за трендами, ты никогда не будешь в тренде. Ведь как можно рассуждать: «О, сейчас популярна медицинская драма. Давайте-ка что-то такое сделаем». Но пока ты ее снимешь, вкусы поменяются, выйдет огромное количество медицинских драм. Люди от них устанут.

Артём Литвиненко, режиссер 
Артём Литвиненко, режиссер 

Не факт, что твоя драма будет чем-то от них отличаться, понравится зрителю. Тут вопрос больше в отношении. Или ты любишь то, что ты делаешь, и твое дело тоже любит тебя, или у вас брак по расчету, соответственно, и результат такой же.

– Чем планируете удивлять во втором сезоне «Нюхача»? Есть ли заделы для дальнейшего продолжения истории?

– Уверяю вас, мы-то знаем о Нюхаче всё, но не спешим рассказывать. Если о герое в сериале зритель узнает всё и сразу, он перестанет быть интересным. Герой, как луковица, его нужно медленно, слой за слоем раскрывать. Поэтому мы будем рассказывать о нем понемногу. Во втором сезоне, конечно, мы приоткроем некоторые тайны, чтобы не мучать зрителя. Но скажем далеко не всё.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

5 распространенных ошибок цветокоррекции

Процесс цветокоррекции — не самая простая часть кинопроизводства, и нужно быть особенно внимательным, чтобы зрителю не казалось, что видео делал новичок

  • 18 ноября
  • 4589
Практика

Как получить анаморфотное изображение без анаморфотного объектива

Задумайтесь: может быть, вам не нужна дорогостоящая оптика, чтобы в вашем фильме появилось знаменитое боке и горизонтальные блики

  • 10 ноября
  • 3184
Практика

Как Disney меняет правила голливудского кино с выходом «Последних джедаев»

Disney становится самой могущественной студией в истории. Чем это грозит киноиндустрии?

  • 17 ноября
  • 3164
Практика

Как это снято: «Титаник»

Двадцать лет назад «Титаник» отправился покорять сердца миллиардов зрителей по всему миру, в честь чего предлагаем вспомнить обстоятельства создания оскаровского рекордсмена и одного из самых технологически сложных фильмов в истории

  • 9 ноября
  • 2718
Обзоры

10 iOS-приложений для DIY-съемки

Превратите ваше яблочное устройство в видоискатель, снимайте на iPhone в Log-гамме и устраивайте многокамерную телетрансляцию прямо на дому при помощи приложений нашей свежей подборки

  • 13 ноября
  • 1903
Практика

Как это снято: «28 дней спустя»

15 лет назад Дэнни Бойл снял один из самых необычных хорроров XXI века. Разбираем, чем так важен фильм «28 дней спустя»: апгрейд образа зомби, безлюдный Лондон, первые цифровые камеры, а также при чем здесь датская «Догма», Эбола и построк

  • 14 ноября
  • 1883
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее