Слова

«К счастью, человек ленив, поэтому телевидение будет жить»

Глава компании «Амедиа», продюсер и режиссёр Александр Акопов рассказал для tvkinoradio.ru о состоянии современного телевидения, что такое «лучшие сериалы» и как привить телезрителю любовь к качественному контенту


— Вы в вашем нынешнем статусе президента Академии российского телевидения как никто другой можете ответить на самый общий и он же самый главный вопрос: каково будущее российского телевидения? Простите за банальность, но если мы с вами встретимся через 10 лет, каким оно будет и будет ли вообще?

— Конечно, оно останется. При всём удовольствии нелинейного просмотра, к счастью, человек ленив. Он хочет прийти домой, лечь на диван, нажать на кнопку, чтобы что-то там пошло на экране. Никто никогда не сможет лишить его этого удовольствия. Более того, мы с вами прекрасно знаем, что сегодняшние исследования показывают: 60% просмотров передачи приходят откуда? От предыдущей передачи. А те, в свою очередь, приходят от предшествующей и так далее. Людям свойственен целевой просмотр, люди любят выбирать любимую программу, а теперь ещё появилась возможность выбирать ещё и время просмотра. Поэтому я думаю, что канальное смотрение останется доминирующим, но нелинейное смотрение займёт свою долю.

Амедиатека

— Есть такое мнение, что сериалы постепенно заменяют собой кино. Как вы к этому относитесь?

— Часть кинематографического сообщества, действительно, пришло к выводу, что классическую аудиторию, то есть ту, которую интересуют какие-то жизненные проблемы, в кинотеатры уже затащить никогда не удастся. Поэтому всё то, чем кино занималось многие годы, выдавая эти фильмы для узкой аудитории в кинотеатрах, сегодня находится дома. То есть люди, которые сейчас предпочитают смотреть телевизор или компьютер, забивают предпоследний гвоздь в кинопрокат. Но при этом кино никуда не исчезнет, американская киноиндустрия сейчас нацелилась на то, чтобы резко поднять цену на билеты, и я думаю, что в ближайшие годы это всё-таки произойдёт: с семи-восьми долларов цена поднимется до сорока долларов. Это произойдёт очень быстро. Это будут по-прежнему аттракционные фильмы, для семейного похода с детьми, то есть то, ради чего стоит напрячься. Это почти как визит в «Диснейлэнд». А всё, что касается острых, серьёзных социальных тем, нестандартных жизненных ситуаций, перейдёт в телевизионное кино или в сериалы. Надо ещё понимать, что сериал как форма близок к роману, который может нести не одну тему. То есть один полнометражный фильм может надёжно вместить в себя одну тему. Если вы делаете сериал, то хочется обратиться сразу к нескольким темам. Например, «Newsroom», в котором каждая серия может заменить собой, допустим, такие большие хорошие художественные фильмы, которые снимались в 60-е – 70-е годы, типа «Вся королевская рать». А сейчас это в сериале, где в каждой серии одна большая серьёзная тема подробно обсуждается.

В любом случае, я не вижу в этом никакой трагедии. Раньше все студенты киновузов говорили о том, что хотят снимать художественные фильмы. Сейчас же в кино хотят работать не больше 7-8% выпускников.

— Возглавив «ТЭФИ», какие задачи вы сейчас перед собой ставите?

— Задача простая – достойно провести сам по себе конкурс и национальный, и региональный. И задача определиться с тем, что представляют собой функции нашей академии, которая действительно может делать больше, чем она делает. Например, я всегда считал и считаю, что главная проблема нашей индустрии – это образование и подготовка кадров. Мы этим занимаемся, ассоциация продюсеров подробно это организовывает. Сейчас возник новый координационный проект по кинообразованию при Министерстве культуры. Я думаю, что академия «ТЭФИ» тоже может подключиться к этому, тем более что при академии уже есть школа телевизионного мастерства Познера. Она занимается, естественно, телевизионной журналистикой. Есть смысл подумать о создании школы телевизионного кино.
 
— То есть с «ТЭФИ» не всё так печально?

— Конечно. По крайней мере, я вижу, что телевидение на месте не стоит. Материала много, очень много интересного и достойного, по крайней мере, есть о чём спорить, есть что награждать. Поэтому я здесь никакого кризиса не вижу. Главное, чтобы финансового кризиса не было.
 
— Не появится ли там специальная номинация для сериалов или программ, которые можно увидеть только на кабельных каналах или в интернете?

— Нет. У нас деление жанровое и нет никаких препятствий, чтобы рассматривать номинантов, которые вещают в интернете. Например, «Дождь».
 
Амедиатека, Александр Акопов

—  Вы часто говорите, что у «Амедиатеки» лучшие сериалы на планете. Что такое, по-вашему, «лучшие на планете»?

— У нас сериалы с нестандартными героями, которые не подходят под голливудские стандарты. Это странные персонажи, необычные истории. Но нельзя сказать, что таких не было никогда. Если взять фильм-нуары 40-х – 50-х годов, то там тоже присутствовали интересные типажи, корни современных сериалов растут именно оттуда. У нас странные не только персонажи, но и жанры. Помимо сериалов и музыкальных фильмов есть ещё и такая штука, как «Правда Майка Тайсона». Этот «ужасный человек» выступает в качестве стэндапера: стоит и рассказывает про свою жизнь. И это гомерически смешно. Это не сериал и не кино, это нечто.
 
— Это большая тайна, как вы готовите сериал к показу?

— Нет, это не тайна. Просто по контракту с нашими поставщиками, которые знают наши требования и знают, что есть срок, за который мы могли подготовить сериал к показу, - это как минимум неделя.
 
— Слива, краж не боитесь?

— Они нам доверяют.
 
— Вы, рекламируя сериалы, используете имена шоураннеров: Стивен Спилберг, Майкл Бэй… Какова роль шоураннера в сериале?

— Определяющая. В этом разница между сериалом и кино. В кино режиссёр имеет возможность на площадке заниматься деталями, долго готовиться к съёмке и так далее. Когда мы говорим, что сериалы стали гораздо лучше, становятся похожими на кино, это ещё не кино в любом случае. Здесь всё равно нет при любых бюджетах времени на подготовку, нет такого времени на проработку деталей, здесь всё равно упрощенная схема режиссуры, камеры и так далее. Поэтому в сериале акцент смещается с режиссуры на сценарий. Если быть точным, то кино, которое официально называют полнометражным, а в нашей среде мы его называем «короткометражками», - это режиссёрское искусство, хотя, там сценарий тоже, конечно, имеет одно их центральных значений, а сериал – это сценарное искусство. Здесь от режиссёра требуется точная проекция сценария на экран, по возможности без использования нестандартных схем. То есть пока «ларсам фон триерам» нечего делать в сериале.
 
— То есть при выборе сериала вы всё-таки ориентируетесь на имя шоураннера?

— Конечно.
 
— Но вы же помните провальную «Терра Нову», где исполнительным продюсером значился Спилберг?

— Ну, у каждого могут быть и провалы, и успехи. У Спилберга тоже много чего провалилось в своей жизни. Но, слава богу, у него столько вещей не провалилось, что он всё равно Спилберг. Чем больше человек работает, тем больше у него шансов или провалиться, или не провалиться. У Спилберга был, например, смешнейший фильм «1941», ужасный просто. Или «Амистад», про негров. Так что у него хватает промахов.
 
— Как говорится, сделаешь один раз плохо, никто не вспомнит твоих бесчисленных побед.

— Наоборот. Публика благодарна. Вот сделал человек «Унесённые ветром», а восемь его провальных работ никто и не вспомнит. Кстати говоря, у «Унесённых ветром» было четыре провальных режиссёра, и это была коллективная работа. Но вписали в титры только одного.

Амедиатека, Александр Акопов
 
— Когда появятся наши сериалы в «Амедиатеке»?

— В России снимается огромное количество сериалов. И многие из них могли бы быть у нас. «Ликвидация», «Оттепель»… Нужно, чтобы работало достаточное количество квалифицированных людей, чтобы набрать таких названий 5-7 в год, а не 2-3. И самое главное, для этого у нас должны быть продюсеры, которые могли бы обеспечивать финансовую составляющую таких проектов. А именно около 1 млн долларов за одну серию русского сериала. Большие федеральные каналы могут приблизиться к этой цифре, мы же пока должны чётко удостовериться в том, что и мы потянем, и публика нас поддержит.
 
— А вы собираетесь снимать свой контент?

— Не буду ничего конкретного говорить, но да, конечно. Просто надо понимать, что на Западе все заработанные деньги сразу вкладываются в дальнейшее производство, и я не знаю ни одного человека, ни одной компании, которые сказали бы себе «стоп!». Сказать «стоп» - это страшно. И те, кто это скажет, конечно, слетит с рынка. Мы пока развиваемся. Я лично отмерил для себя 4 года до того момента, когда мы сами уже сможем вкладываться в производство. Но исходя из собственных наблюдений за рынком, я готов сказать, что это будет раньше. 4 года – это мой внутренний психологический расчёт. Если  мы не уложимся в этот срок, то плакать не будем, но мы делаем всё возможное, чтобы этого не случилось. Это наш осознанный выбор, который показывает, куда мы двигаемся, а цель – самоокупаемость и производство своего рентабельного контента.
 
— Как вы донесете до зрителя эту свою цель?

— Сейчас скажу. Я видел лица людей, которые видели наш контент на Smart TV, на большом экране. Они сходят с ума. После того, как у них «едет крыша» от увиденного, а это действительно потрясающе, когда ты видишь это в первый раз, начинает работать сарафан. Я абсолютно убеждён, что как только у нас появится сто тысяч подписчиков, ежедневно смотрящих Smart TV, тогда эту волну уже невозможно будет остановить. Я точно знаю, что ничего лучше просмотра качественного телевидения на большом экране на свете не существует. Это лучше интернета, это даже лучше Большого театра.
 
— Простите, уточню. Вы сказали сто тысяч подписчиков…

— Точнее будет сказать, сто тысяч пользователей нашего сервиса, которые хотя бы один раз зашли и хотя бы один раз заплатили. Это охват. Если бы эти сто тысяч платили каждый месяц, мы бы уже сегодня снимали русские сериалы. У нас есть несколько историй, которые мы могли бы снять, это как раз необычные сюжеты, нуары, о которых я вам уже говорил.

Амедиатека, Игра престолов
 
— Вы два года назад говорили, что сериалы – это отдушина во время кризиса идей в кинематографе. Но сейчас много снимается ремейков и в сериалах. Вы будете ставить ремейки в свою сетку?

— Я думаю, что нет. Думаю даже, что когда мы будем производить для нашего канала, мы будем стараться снимать оригинальные истории. Это не очень красиво, когда на одном и том же канале – одинаковые сериалы. Это раз. А во-вторых, идей-то уже сейчас достаточно, несмотря на то что сценаристы знают, что мы пока финансово не готовы к производству своего контента, они всё равно приносят нам интересные сюжеты, потому что знают, какого рода сериалы мы стремимся показывать.
 
— У вас есть какая-то аналитика? По гендерным признакам, по половым, по времени просмотра.

— Нет, мы не проводим исследований, кто нас больше смотрит: мужчины или женщины, старики или студенты. Во всяком случае, я надеюсь, что нас не смотрят дети. А вот по времени, да, мы проводим исследования. Нас поразило, что меньше всего нас смотрят знаете когда? По пятницам. Мы, честно говоря, были сильно удивлены, и не можем представить себе, почему нас мало смотрят по пятницам. Больше всего по воскресеньям, но это объяснимо. Ещё могу сказать, что нас больше всего нас смотрят на устройствах iPad4. К сожалению, iOS – это 85% просмотров. И это ещё одна причина, почему мы рассчитываем на большой экран: перейти с iOS, где сериалы смотрятся в плохом качестве, на Smart TV – это заразительно. Как раз поэтому у нас нет новостей, новости – это для телефона.
 
— У вас есть опции с Full HD, с включением субтитров. Нет ли желания для полного набора сделать функцию для 3D? Тем более, что почти все музыкальные фильмы сейчас в 3D, на всех Smart TV стоит 3D.

— Ну, наверное, это возможно. Технических проблем здесь нет. Я даже не знаю, в чём тут может быть проблема. Мы подумаем над этим.
 
— Вы за вертикальное программирование или за запойный просмотр?
— Ну, я сам – запойный. И все, кого я знаю, тоже запойные. А вы?
 
— Запойный.

— Вот видите. Но в еженедельном графике тоже есть своя прелесть. Появляются люди, которые любят «вертикалку». Но, боюсь, что мы всё же будем придерживаться запойного просмотра.
 
— Не могу не задать вам такой вопрос напоследок: ваш любимый сериал?

— Ну, «Игра престолов». Хотя, нет, «Newsroom» всё-таки. Если профессионально – то «Newsroom». Я считаю, это вершина журналистики. Можно выбирать любую серию разбирать, анализировать, дискутировать и прийти к пониманию, что такое качественная журналистика. 

Комментарии

Комментариев: 2

нет, самые крутые сериалы - у скандинавов ("Мост", "Убийство").

Самый крутой серриал - это "Родина"!

Смотрите также

Популярное
Практика

Как это снято: «Бриллиантовая рука»

Вспоминаем, как снималась эксцентричная, добрая и невероятно смешная комедия Леонида Гайдая, которая стала одним из самых популярных фильмов за всю историю советского кинопроката

9 декабря 9897
Мнение

Что не так с «Аббатством Даунтон»: не тот темпоритм, не то королевское семейство, не тот дубляж

Можно ли смотреть киноверсию телешоу, если вы не являетесь адептом сериала, на основе которого поставлен фильм? Что лучше: сохранить непривычный для кино неспешный ритм оригинала или сократить сюжет, который в идеале шел бы целый сезон? Разбираемся на основе фильма «Аббатство Даунтон». Осторожно, спойлеры!

29 ноября 5009
Мнение

Что не так с фильмом «Аванпост»: не те референсы, не тот хронометраж, не то промо, не те инопланетяне

На примере фильма «Аванпост» рассматриваем тяжелый случай, когда невнятно продуманные цели и неправильно поставленные задачи могут убить даже такой востребованный жанр, как современная постапоклиптическая фантастика

2 декабря 4175
Обзоры

Главные сериалы этой зимы

Впереди нас ждут длинные морозные вечера, прерываемые длинными каникулами, поэтому мы подобрали вам краткую программу из сериалов, которые заставят согреться. На всякий случай, запишите: «Ведьмак» — 20 декабря, «Новый папа» — 14 января, финал «Родины» — 9 февраля

3 декабря 3009
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее