Леонид Ярмольник накануне премьеры рассказал tvkinoradio.ru, почему этот фильм, снимавшийся в течение 15 лет, нельзя называть долгостроем, каково это - работать с Германом, и как он убедил Алексея Юрьевича оставить оригинальное название картины