Профессия

«Художник должен найти синтез между режиссерским прочтением сценария и операторским видением»

Художник-постановщик Павел Шаппо рассказал tvkinoradio.ru о новом фильме «Клетка», особенностях работы на исторических картинах и деталях своей профессии

  • 15 сентября 2015
  • 1948
Родион Чемонин

Художник-постановщик Павел Шаппо
Павел Шаппо, художник-постановщик фильма «Клетка» / Фото: Виктор Вытольский

 
- У фильма «Клетка» довольно своеобразный вневременной видеоряд. С одной стороны – это экранизация повести Достоевского, с другой – сюжет, который нельзя причислить ни к какой исторической эпохе. Если я всё правильно увидел, там священник под рясой носит джинсы. Это ваша придумка?
 
- Переплетение веков было изначально прописано в сценарии Юрия Николаевича Арабова. Это была внутренняя договоренность с ним, что мы плавно переходим из XX века в XIX и обратно. Если конкретно, то мы назначили себе время - начало XX века, где-то в 1915 году, когда Россия переплывала из «того» времени в «другое» измерение. Эта история – это своеобразный глюк главного персонажа. Поэтому и появилось такое визуальное решение. Мы поставили задачу, чтобы было всё тонко, но в то же время слегка заметно зрителю.
 
- Я сомневаюсь, что кто-то будет разыскивать кадры с джинсами на священнике…

-  Да, конечно, мы старались избегать утрированности в кадре, чтобы зритель шел на «Клетку» не для поиска, где какой век, а на интересную историю.
 
- Насколько я помню, у Достоевского в «Кроткой» не было никакой клетки, там, кажется, главный герой выбрал ширму, чтобы отгородиться от жены. Откуда взялась эта гипертрофированность?

- Клетка – это было коллективное решение. То есть она была в сценарии, но четкое понимание, зачем и как она будет присутствовать в фильме, пришло в результате обсуждения производства картины с режиссером Эллой Архангельской и оператором Арсеном Маклозяном.
 
- Как вообще обсуждалось художественное решение «Клетки»?

- Благодаря небольшой финансовой поддержке мы поехали в Питер на выбор натуры. Там много чего осталось неизменным – бери, заходи и реанимируй какой-то интерьер с минимальными вложениями. Точно так же было и с костюмами. При всей многозадачности мы понимали, что это все-таки исторический фильм. Или, если хотите, это фантазийный сюжет.

Премьера фильма "Клетка"
Премьера фильма «Клетка» / Фото: Виктор Вытольский

В то же время мы рассчитывали на молодую аудиторию, поэтому старались быть ближе к зрителю. В начале работы я руководствовался тем, чтобы история легко считывалась зрителем. Или скорее так: я больше отталкивался от самого города Санкт-Петербурга. Чтобы Питер как-то вливался в историю, чтобы было ощущение тумана, нуара.
 
- Вы принимали участие с самого начала работы над фильмом? Скажем, на кастинге вы сидели?

- Да, конечно. Кино – это коллективный труд при любом раскладе. И операторское видение, и режиссерское прочтение. Я бы не хотел как-то выделять себя. Это как в споре, всё рождается совместно, когда все выкладываются максимально, все работают на результат. И по актерам, и по интерьерам, и по натуре.

Кадр из фильма «Клетка»
Кадр из фильма «Клетка» 

Я могу предложить интерьер, в котором оператору может быть тесно, а режиссеру, наоборот, широко. Я считаю, что художник – одна из самых сложных профессий. Это и творческая работа, и костюмная история, и цветовое решение. Тут много моментов, ты следишь за всей «вкусовщиной» кадра или, по крайней мере, предлагаешь то, что тебе кажется интересным решением кадра, и следишь за этим.
 
- То есть вы в работе полагаетесь на свой вкус?

- Не совсем. Я должен понять прочтение материала режиссером и оператором и создать такой синтез, чтобы корректировать и того, и другого. Вывожу свою вкусовую линию. Но не для того, чтобы угодить, а чтобы передать визуальный ряд. Книга – это книга. Пока нет визуала – это не кино.
 
- Как вы выстраиваете отношения внутри съемочной группы? Вы предпочитаете работать в одной команде или, наоборот, стараетесь менять кинематографистов?

- Ой, вот это самая счастливая тема. Почему было огромное количество качественных фильмов в, так назовем, Советском Союзе? Потому что все работали командно. Они как сошлись, так и «бомбили» около десятка классных шедевральных фильмов.
 
- Например?

- Да тот же Никита Михалков. Он работал со своей командой в советское время. По таким фильмам учился весь мир. И Квентин Тарантино, и другие молодцы. Потому что ничего лучше не бывает, чем когда ты в настоящей мужской дружбе с каждым членом съемочной группы. Это и есть коллектив.

Художник-постановщик Павел Шаппо
Павел Шаппо, художник-постановщик фильма «Клетка» / Фото: Виктор Вытольский

У Михалкова в его лучших фильмах был такой костяк, что они там все породнились, поженились и так далее. И это прекрасно. «…Обломов», «…Механическое пианино» – это же всё безумно талантливые восхитительные фильмы, потому что там сработал общий коллективный труд. Каким бы талантливым ни был режиссер, без коллектива он мало чего сделает.
 
- Но ведь считается, что если ты не видишь труда ни оператора, ни художника, ни режиссера, то это идеальный фильм.

- Конечно! Главное в кино – рассказать зрителю историю. Но если ты хочешь показать работу, допустим, оператора, то ее надо заявить, чтобы зритель ее отметил. В живописи ведь тоже каждый видит то, что считает нужным. Кто-то видит у Джексона Поллока какую-то мазню, а кто-то океаны и близлежащие галактики.
 
- Ссора Тарковского с Рербегом – это была, по-вашему, драма или необходимая ступень вверх для режиссера?

- Вы знаете, я начал замечать, что очень хороший продуктивный творческий тандем всегда привлекает «доброжелателей», которые сделают всё, чтобы этот союз распался. Чем быстрее – тем лучше. Всеми возможными путями: что-то подсказывают, что-то шепчут насчет того, кто более талантлив. Я не хочу вдаваться в подробности, но такие случаи бывали абсолютно у всех. Если не брать кино, то вот пример из музыки – группа «Пятница». Прекрасный дуэт, который поднял всё, что можно, с помощью замечательных текстов и мелодий, на своей харизме, на своей дружбе. И – упс! – разорвали отношения. Сейчас они опять играют вместе, но, как я считаю, в каждом дружном коллективе должна появиться, к несчастью, своя Йоко Оно.
 
- Вы читаете сценарии? Или присоединяетесь к группе, которая уже все для себя разработала?

- Обязательно. Художник должен не только прочесть сценарий, но и влюбиться в него, как бы это ни было тяжело. Например, полюбить сценарий телесериала очень трудно, но необходимо. Сейчас наша профессия настолько замылилась, что бывает иногда «дешак дешаком»: поставил выгородку из коричневой стенки, и всё, работа сделана. Обязательно должно быть свое прочтение, даже вкусовое, даже неправильное, но должно. Вот поэтому профессия и обесценивается, что у художников нет своего прочтения.

Кадр из фильма  «Клетка»
Кадр из фильма «Клетка» 

Даже если мы снимаем про Великую Отечественную войну, одни и те же портянки переходят из фильма в фильм, одни и те же машины кочуют из картины в картину. И никто не обращает внимания на то, что у актера не подстриженный затылок, что у него прическа не соответствует времени.
 
- Вы следите за этим на самой площадке?

- Конечно, и всегда это озвучиваю. Ну, согласитесь, это странно, когда мы снимаем про Вторую Мировую, а у актера хвостик на голове. Но проблема в том, что художник обычно работает сразу на нескольких объектах, он не сидит на плейбэке. То есть на больших дорогостоящих картинах он, может быть, и сидит. Пьёт кофе и следит за красотой кадра, как это и должно быть. Вот вы знаете, что каллиграфы никогда не поднимают вес больше одного килограмма? Потому что им надо так писать, чтобы перо «плыло». Так и художник в кино. Это может быть громко сказано, но если я работаю на фильме о Великой Отечественной войне, я иду в музей. Я стараюсь, чтобы было меньше косяков или, хотя бы, вкусовых моментов.
 
- Одна из главных претензий к историческому кино – это когда пеняют на то, что вот именно так не говорили, так не ходили, так не интонировали. Даже если брать обласканную «Оттепель», действие которой происходит не так далеко от наших дней.

- Мой папа – послевоенный ребенок. Он мне говорил, что в отдельных местах люди даже не говорили, а рычали.

Фильм «Клетка»
Павел Шаппо, художник-постановщик фильма «Клетка» / Фото: Виктор Вытольский

Но, возвращаясь к теме нашего разговора, когда мы говорим об историческом кино, то если фильм хороший, история рассказана талантливо, тогда не обращаешь внимания на то, как кто интонирует, не замечаешь ляпов. Вот возьмите наши советские фильмы – там можно слона на заднем плане провести, никто и не заметит.
 
- Над чем интереснее работать: над классикой или над современным материалом?

- Конечно, хочется работать на исторических фильмах. Да и вообще хочется работать на качественном материале. Но у продюсеров сейчас главная задача – снять быстро и дешево. Это никогда не будет хорошо. Разве что «Бешеные псы» можно снять в одной комнате, но так, что не оторваться.
 
- Да, этот фильм часто приводят в качестве идеальных «восьмерок», когда несколько человек говорят одновременно, но при этом понятно, кто к кому обращается.

- Конечно. Казалось бы, пять человек в одном павильоне поговорили, один красавец потанцевал, ухо полицейскому отпилил, но это сразу Каннский кинофестиваль. А сейчас включаю телевизор, и это невозможно смотреть. Телесериалы вообще не смотрю. Даже если мы возьмем ту же «Оттепель», то мне понятно, что это парафраз… Забыл название…
 
- «Mad men»?

- Да. Я сам из Белоруссии и восхищаюсь тем, что Тодоровский приехал на «Беларусьфильм». Посмотрел локации, увидел сталинские постройки, нашел красивую натуру, снял ее.
 
- Но сейчас все исторические картины про СССР снимаются в Минске. Это не только дешевле, чем в Москве, но и город не захламлен рекламой, проводами и новостроем.

- Может быть, да, вы правы.
 
- В начале нашего разговора вы сказали, что стараетесь присутствовать на всех этапах производства. То есть вы можете войти в монтажку и что-то подправить на посте? Наорать?

- Хотелось бы. Хотелось бы, чтобы меня впускали в монтажку и разрешали орать. Я вообще человек очень капризный, особенно когда дело касается работы.




 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также