Слова

«Не стоит пытаться быть похожими на Голливуд»

Режиссер фильма «Страна хороших деточек» ОЛЬГА КАПТУР о главных проблемах отечественного кино для детей, об элементе игры в работе с юными актерами, и о том, чем в создании киносказки могут помочь байкеры.

В канун новогодних праздников в прокат выходит «Страна хороших деточек», фильм, который может установить новую планку качества отечественного кино для детей и для всей семьи. О том, какой ценой дается в России создание картин этого подзабытого жанра tvkinoradio.ru рассказала режиссер ОЛЬГА КАПТУР.
 

 
- Фильм «Страна хороших деточек», как и Ваша дипломная работа «Дотянуться до мамы», посвящен детству. Намеренно ли Вы вновь обратилиськ этой теме?
- Я не могу сказать, что как-то специально искала тему детства. На самом деле случайно так получилось, что два фильма подряд оказались с ней связаны. Когда я сняла «Дотянуться до мамы», многие решили, что я умею хорошо работать с детьми (смеется). Поэтому мне зачастую и предлагали снимать кино для детей. Правда были предложения и, скажем так, взрослых проектов, но больше всего мне понравилась история «Страны хороших деточек». То есть в принципе мне не важно, для кого будет кино, мне важна история, которая бы по-настоящему увлекла меня.
 
- А что заинтересовало Вас в этой истории?
- Когда я прочитала ее, кроме интересного сюжета и темы, меня привлекло то, что это сказка. Я поняла, что мне интересен этот жанр. Сказка, кстати, не обязательно должна быть адресована только детям. Сказка позволяет тебе оторваться от реальности, обратиться к снам, к воображению, к каким-то параллельным мирам, к чему-то потустороннему, мистическому, ко всему тому, что невероятно интересно выражать с помощью языка кино. Плюс мне был интересен этот проект с точки зрения профессиональной, как технологически все это сделать, и смогу ли я. То есть во многом это для меня была учеба. И теперь у меня действительно очень много знаний, касающихся создания виртуальных пространств, создания анимационных персонажей в кино, взаимодействия живых артистов и полностью нарисованных героев, и так далее.
 

 
- Фильмы для детей – это, можно сказать, вымирающий жанр в отечественном кинематографе. Почему на Ваш взгляд мало кто занимается созданием картин для юных зрителей?
- Ну, во-первых, есть такая сложность – для детей мало пишут хороших историй. Во-вторых, сейчас в жанре детского кино существует очень высокая планка. Эту планку поставил Голливуд. Дети смотрят голливудские фильмы, и для них это определенный уровень. Российские продюсеры, когда берутся за детское кино, естественно пытаются этой планки достичь, рассчитывая на прокат. Но это не всегда получается в наших условиях.
 
- А что мешает?
- Нет отлаженной системы производства такого рода фильмов. Нет цехов специальных. Нет необходимых профессионалов. Много чего нет. Даже продумать правильную последовательность этапов создания такого фильма, было сложно из-за отсутствия опыта. В случае «Страны хороших деточек», абсолютно все цеха впервые столкнулись с таким количеством технологий. Например, реквизиторам не хватает цехов, которые бы занимались изготовлением специальных предметов для таких фантастических фильмов, как наш. У нас же там выдуманная страна, для которой нужно было делать все особенное, все предметы должны были быть уникальным: специальные кружки, специальные тарелки, специальные бутерброды на столе, а не просто купленные в «Седьмом континенте». Все это нужно изготавливать, но у нас цехов для этого просто нет. Поэтому приходилось как-то выкручиваться, из того что есть под руками что-то делать самим. Отдельные вещи нам удалось изготовить с помощью каких-то кустарных предприятий, вроде гаража, где сидят два бывших байкера и что-то делают из деталей, которые остались от мотоциклов.
 

- Фильм изобилует визуальными эффектами. Какие сложности возникли в связи с их созданием?
- На Западе к съемкам подобных фильмов очень долго готовятся. Долго и кропотливо работают над сценарием, разрабатывают анимационных персонажей, делают миллион разных тестов с изображением, подробно разрабатывают виртуальное пространство, в котором будут существовать артисты. В итоге на съемках хотя бы в превью качестве ты может подставлять все это непосредственно в кадр. Исходя из этого, ты можешь учитывать особенности пространства, грамотно разводить мизансцену, выстраивать композицию кадра и так далее. У нас ничего этого не было. Период подготовки у нас был очень коротким – и это одна из главных проблем, учитывая, что около 70% фильма снималось на хромакее. В итоге фоны мы вставляли постфактум, что было сложно конечно.
 


При этом я понимаю, что на осуществление такой кропотливой подготовки уходит львиная доля бюджета. Думаю, с нашим бюджетом, если бы мы готовились так долго и подробно, мы бы вообще не сняли фильм.

Еще, к примеру, возникла проблема при переносе реальных нарисованных на бумаге фонов в нереальное виртуальное пространство фильма. Понадобилось привлекать людей, которые переносили бы нарисованное от руки в формат компьютерной графики. Сложность была в том, у нас много художников и много инженеров. А вот симбиоза, необходимого для работы в таком кино, практически не оказалось.
 
- В таких условиях, на Ваш взгляд, что необходимо для более успешного развития детского кино в России?
- Мне кажется, что нам не стоит пытаться быть похожими на Голливуд. Что-то перенять, позаимствовать – да, но не копировать. У нас пока нет на это ни бюджетов, ни профессиональных возможностей. Думаю, нужно работать с парадоксальной русской ментальностью, придумывать истории, приключения, события, которые можно было бы классно сделать в обстоятельствах нашей киноиндустрии. Надо делать кино максимально аутентичное, оригинальное, свое, и главное - не бояться этого. Я вижу, с каким интересом современные дети наряду с голливудскими фильмами смотрят «Чучело», «Приключения Электроника», «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Думаю, это было правильное направление развития нашего детского кино. Сегодня важно не потерять то, что было найдено, развивать это, совершенствовать, соединять с новыми технологиями, но главное не терять себя.
 
- В основе «Страны хороших деточек» лежит книга Анны Старобинец. Что необходимо для того, чтобы адекватно перенести на экран мир, описанный в книге, не разойтись с первоисточником?
- Да мы вообще очень сильно разошлись. У нас просто не стояла задача повторить книгу. Мы взяли из нее некий импульс, и затем старались адекватно, ясно, внятно и интересно рассказать историю. По ходу работы что-то отсекалось, что-то наоборот вырастало, какие-то персонажи появились, какие-то сцены добавились. Работа над фильмом – это живой процесс, и я думаю, самое важное, чтобы сохранился тот импульс, который шел от книги, ее душа. Надеюсь, нам это удалось.
 

 
- В фильме большое количество детских персонажей, в том числе и главная героиня. В чем сложность работы с детьми по сравнению с профессиональными актерами?
- В работе с детьми нет никакой системы. В работе с профессиональными артистами существует Станиславский, существуют театральные школы и так далее. Ты с актерами разговариваешь на одном языке, на языке действий, предлагаемых обстоятельств, сверхзадач и прочего. Для детей же ничего этого нет. Потом, к каждому ребенку нужен свой, особый, индивидуальный подход. Поскольку все дети очень разные, нужно идти от природы каждого ребенка. Нужно пробовать и понимать все методом проб и ошибок. С каждым ребенком складывается своя уникальная система взаимоотношений. Кто-то как обезьянка просто повторяет, и больше от него ничего требовать не надо. Ему надо показать и он это повторит, очень органично, по-своему и живо. Кому-то как взрослому артисту нужно объяснять действие. Обычно это такие очень умные, очень сознательные детки, они все слышат, все понимают, и с таким подходом тоже все как требуется могут сделать. Кого-то нужно просто поставить и сказать читать текст. И он будет стоять и читать, но при этом тоже будет органичен. Кому-то не стоит вообще давать сценарий читать, а то он все вызубрит и будет как на уроке. Особенно если он вызубрит это с мамой, которая расскажет ему, где какие ударения ставить, – это вообще потом ничем не выбьешь. Бывает, что кого-то нужно довести, разозлить как-то, спровоцировать, чтобы вытащить из него настоящие эмоции. Кроме того с детьми бывает так, что вчера придуманный способ работы сегодня уже не подходит. В общем, интересно работать с ними, потому что они не дают расслабиться. Они всегда находятся как бы в игре, и необходимо быть на их уровне, как будто ты их друг, как будто ты с ними играешь. Ну и еще важно в работе с детьми правильно их выбрать. Они могут играть только самих себя, не могут ни в кого перевоплотиться. Вот то, что ты выбрал, то и будет у тебя на экране, ничего другого больше не жди.
 
- Лучшие детские фильмы, как правило, с удовольствием смотрят и взрослые. Стремились ли Вы к тому, чтобы захватить как можно более широкую аудиторию?
- Наш фильм ориентирован прежде всего на детей. Но конечно я не смогла удержаться и все равно какие-то туда попыталась внести смыслы и послания для взрослых. В общем, это кино для всей семьи. Делать кино вот только для детей мне лично очень трудно, я не знаю, как это. Наш фильм открывал фестиваль в Екатеринбурге «В кругу семьи». После просмотра подходили люди, благодарили, и для меня было удивительно, что по большей части я именно в родителей попала. Говорили, что у нас получилось и очень доброе, и очень светлое кино, называли его настоящей «психотерапией для родителей». При этом я как режиссер, конечно, очень критично смотрю на этот фильм, не могу адекватно его оценить и пока вижу только то, что можно было сделать лучше. Работает какой-то синдром упущенных возможностей.
 
- А как бы Вы оценили прокатный потенциал картины?
- У меня нет опыта в этих делах. Поэтому мне очень интересно будет наблюдать за тем, как будет или не будет строиться прокатная судьба фильма. Тем более что это первый за последнее время детский русский фильм, выходящий в широкий прокат.
Понятно, что никакая реклама, даже самая обширная и дорогая, интерес к «Хоббиту» не перебьет. Но есть надежда на хорошее предновогоднее время выхода картины на экраны, ну и на вечно работающее «сарафанное радио». Я со своей стороны приглашаю всех на фильм «Страна хороших деточек» за ярким настроением к Новому году (смеется).

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

10 интересных фактов о «Том и Джерри»

В этом году 80-летний юбилей отмечают одни из главных анимационных звезд всех времен. Кот Том и мышонок Джерри появились на экранах в 1940-м году и сразу же завоевали любовь зрителей. Вспоминаем интересные факты об анимационном шедевре: создатели, трансформации персонажей, цензура, причины феноменального успеха и неудачные продолжения

20 марта 30870
Обзоры

Надо видеть: 5 кинематографистов рекомендуют фильмы, которые стоит посмотреть в режиме самоизоляции

Сидите одни дома? Кинотеатры закрыты? Смотреть нечего? Мы обратились к пяти кинематографистам с просьбой назвать пять фильмов, которые они могут посоветовать для просмотра в условиях самоизоляции. Что они и сделали: от мелодрам до триллеров, от комедий до научпопа, от сериалов до артхауса

23 марта 18384
Практика

Как это снято: «Заражение»

Фильм Стивена Содерберга о пандемии смертельного вируса, снятый в 2011 году, переживает новый всплеск популярности. Почему именно «Заражение», а не какой-то другой заметный фильм-катастрофа вызывает такой резонанс у зрителей? Рассказываем в нашем новом материале

22 марта 9224
Практика

Как это снято: «Красотка»

Вот уже тридцать лет улыбка Джулии Робертс и сказочная история встречи принца-миллионера покоряют зрителей всего мира. Рассказываем о съемках «Красотки»: как жесткая социальная драма стала классикой романтической комедии, Ричард Гир занял место Аль Пачино, а Вернер Херцог уступил Гэрри Маршаллу

25 марта 7006
Правила профессии

12 советов сценаристам от Мартина МакДона

К юбилею Мартина МакДона, выдающегося драматурга и автора «Залечь на дно в Брюгге» и «Трех билбордов», прислушиваемся к его профессиональным советам и творческим принципам: как научиться создавать диалоги, почему не стоит писать подшофе и когда компромисс — это хорошо, а когда — не очень

26 марта 3908
Практика

Россия vs США: звукорежиссеры у нас и у них

Артем Нужин, владелец звуковой компании T.I.M. Sound Company и звукорежиссер шоу «Последний герой», «Мастер Шеф» и «Каникулы в Мексике», рассказал, за что борются американские профсоюзы, чего никогда не будет делать звукорежиссер в Америке и чему стоит поучиться у российских специалистов

18 марта 3876
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее