Слова

​«Быть одновременно и актёром, и режиссёром – неэффективно, но возможно»

В преддверии выхода фильма «Невероятная жизнь Уолтера Митти» блестящий комик и кинорежиссёр Бен Стиллер рассказал TVKINORADIO о том, где ему комфортнее находиться: перед камерой или за ней.

  • 12 декабря 2013
  • 987
Родион Чемонин

В 2014 году, а именно 1 января, на экраны выходит один из лучших фильмов, которые журналистам можно было увидеть в декабре, -  «Невероятная жизнь Уолтера Митти». В фильме, снятом по очень популярному (но, разумеется, совершено неизвестному у нас) короткому рассказу Джеймса Тёрбера, скромный служащий, испытывающий проблемы с общением и самоидентификацией, сталкивается с тем, что ему приходится идти на самые отчаянные поступки, чтобы сохранить работу, любовь и самоуважение. Главного героя Уолтера Мити – фотоархивиста из журнала «Life», вынужденного обежать весь мир в поисках единственного утерянного кадра, – сыграл Бен Стиллер. Он же выступил и режиссёром этого смешного, сентиментального, приключенческого, печального, детективного, фантазийного и очень реалистичного фильма обо всём на свете. То есть о смысле жизни, но не так, как это сделал Теренс Малик (хотя в «Уолтере Митти» и сыграл пятиминутную роль Шон Пенн), а, скорее, Спайк Джонзи или Пол Уэс Андерсон. Впрочем, любое сравнение будет неверным – это исключительно авторская работа Бена Стиллера, одновременно зрительская и камерная. Недаром, по словам генерального директора компании «XX Век Фокс СНГ» Вадима Смирнова картина позиционируется как большой релиз уровня «Жизнь Пи» и выходит у нас 1600 копиями. «Заметьте, я не совершал никакого давления», - пошутил на это заявление Бен Стиллер.                                                                                                                                                                                          

Режиссёрская профессия или актёрская?
 
Мне нравится и режиссерская работа, и актёрская. Не обязательно вместе. И вообще я не всегда хотел быть актёром. Я помню, как в десять лет я думал, что буду режиссёром. Я представлял, что именно в этом направлении будет развиваться моя карьера. Она пошла немного по другой кривой, но для меня быть режиссёром – немножко, наверное, интереснее. Тут многое значит креативный фактор: когда вы берёте что-то, какой-то продукт с самого начала – это, безусловно, интереснее. Актёр же, вы знаете, приходит на работу, у него есть роль, график съёмки, расписание эпизодов в определённом порядке, и он понятия не имеет, что выйдет в итоге. В этом плане, для меня режиссёрский опыт представляет куда более вдохновляющее значение.
 
Это, конечно, немножко странно: быть режиссёром и актёром на площадке. Как режиссёр я долго подготавливаюсь, месяц за месяцем, думаю, даже на пост-продакшне я весь в материале. Но я выделял себе ещё и время, чтобы подготовиться к съёмочным дням, как актёру. В этом случае, у меня был чёткий план: что я буду делать, на чём концентрироваться. Конечно, часто возникает на площадке неразбериха, и это неэффективно. Это всё равно, что быть одним и тем же человеком в двух местах: бежишь сначала туда, потом обратно. То твоя режиссёрская часть разочаровывается в тебе самом, потому что, получается, что ты подводишь её, то как актёр ты понимаешь, что ты немного не доработал, потому что во время съёмки думал, как режиссёр. Но всегда выручает съёмочная команда и актёрский состав, ты вырабатываешь определенный ритм, и в рамках этого ритма картина движется вперёд.                                                                                                                                                                                                              
 

Пример того, как может помогать группа – Шон Пенн, который сыграл маленькую роль в фильме. Я всегда был большим фанатом Шона. Я считаю его лучшим актёром современности. Роль принадлежит ему по праву – он человек творческий и целостный. Он личность, с отличным чувством юмора (надеюсь, вы увидите это и в фильме). Он сам знает, как работать над процессом как режиссёр и как актёр. Он знает всё изнутри и очень помогал мне. Он сам человек немного приключенческого склада характера. Мы работали с ним в Исландии на леднике. Это были жёсткие погодные условия. Тогда он был и моим партнёром, и актёром, который выполнял условия, которые стояли перед ним.
 
 «Невероятная жизнь Уолтера Митти» для взрослых или для детей?
 
Я надеюсь, что этот фильм будет интересен и взрослой, и детской аудиториям. Сейчас у нас есть социальные сети, компьютеры, телефоны, сотовая связь – и идея прожить настоящую полную жизнь отходит на второй план. Я надеюсь, что молодёжь поймёт эту мысль в фильме. Что касается моего поколения, то у каждого из нас бывает такой момент, когда ты понимаешь, что жизнь идёт не так, как ты хочешь, и тогда ты идёшь за мечтой, - это, на мой взгляд, главный посыл «…Уолтера Мити».
 
Главный герой – не «успешен» или «неуспешен». Он движется по жизни, как по инерции. Но у него есть потенциал. Просто он погряз в жизни, погряз в рутине – всем нам приходится этим заниматься. Идея о том, что в какой-то момент нужно сделать прыжок вверх – для меня это вселенская идея.

Я считаю, что это большая удача – поработать с таким материалом. Когда я первый раз прочитал сценарий, я понял, что он весьма необычный. Он был наполнен эмоциями, реалиями, юмором – его невозможно причислить ни к одному из жанров. Работа над «Невероятной жизнью Уолтера Митти» продолжалась два года, когда ты доходишь до конца, то возникает ощущение, что ты выложился на все сто процентов, что ты поработал хорошо, несмотря на то что на выходе получается не совсем то, что ты задумывал в начале проекта. В целом, я доволен этой работой, творческим союзом со всеми, кто трудился над ним вместе со мной.
 
Актёр должен работать по сценарию или имеет право на импровизацию?
 
Стив Конрад написал сценарий с очень интересной тональностью. Мы, кстати, до начала запуска картины работали с ним над сценарием восемь или девять месяцев. Поэтому, в данном случае, я мало импровизировал в ходе съёмок. А вот когда вы снимаете комедию, то там необходимо заложить «окно» для импровизации, чтобы эта энергетика передавалась, но это не должно быть обязательным условием. Сейчас в комедийных фильмах много импровизации – и это подчас очень заметно. Если сценарий задуман для этого – это хорошо. Если же нет – это не очень красиво. Главное в комедии, чтобы сценарий был смешным, - если это так, то этого достаточно.
 
Учитывая, что в фильме много фантазий героя, то и воображение сценариста в данном случае может быть неограниченным. Но его ограничивает бюджет. Поэтому, когда мы с Конрадом работали над сценарием, надо было как-то усмирять наши порывы. Мы выбились из бюджета во время съёмок в Нью-Йорке, поэтому в Исландии пришлось немножко подрезать сценарий. Но я думаю, что любые сокращения к месту, когда они работают на основную идею. Любовная линия Уолтера и Шерил должна была быть на первом месте, поэтому мы даже на пост-продакшне корректировали эту историю, пересечение фэнтазийной и реальной линий, а также рост персонажа.
 
Онлайн-издания или печатный формат?
 
В фильме Уолтер работает в журнале «Life», и настаёт период, когда издание переходит в онлайн-формат. Я считаю, что это очень актуально, мы все сейчас находимся в таком историческом периоде, когда аналоговый мир превращается в цифровой. Всё это очень меняет вокруг: скорость работы, внимание людей. Я из собственного опыта знаю,  что все эти штуки вокруг меня постоянно отвлекают. У меня дома очень много разных экранов, это рассеивает внимание. Трудно сказать, что будет в будущем, но когда мы перед фильмом проводили своё исследование, мы нашли подшивку старых изданий «Life» - это тактильно, это история в твоих руках. И я понимаю, что этого больше не будет. Уолтер в фильме заботится о фотонаследии журнала, и его работа уходит, уходит его функционал – это становится спусковым крючком истории. Мы все сталкиваемся с этим, зрители понимают, о чём идёт речь, потому что это тоже про них.
 
 

Трюки выполняет каскадёр или актёр?
 
Ну, то, что я могу сделать сам – в физическом смысле – я выполняю сам. Например, когда Уолтер катится на скейте или прыгает в океан. Иногда это была комбинация: что-то делал я сам, а дальше – каскадёр. Иногда, в особых случаях, мы приглашали Тома Круза, он что-то делал за меня (смеётся). Кстати, я на скейтборде катаюсь, на самом деле, с десятилетнего возраста. Конечно, я не профи, но я очень это люблю, у меня всегда с собой доска поблизости.
 
Я – это в определённом смысле Уолтер Митти. Вы знаете, я всю жизнь мечтал работать в киноиндустрии, создавать фильмы определённого масштаба. Я хотел путешествовать для продвижения своих фильмов. И я выполнил эту свою мечту. Я хотел бы и в будущем продолжать этим заниматься. Представьте: вы летаете на вертолётах, прыгаете в океан! Ты прыгнул в воду, барахтаешься где-то в океане и думаешь: интересно, за мной вообще собираются возвращаться или нет?
 
Мы много локаций снимали на холоде в Исландии. Даже Афганистан. Я до этого ни разу не было в Исландии, и вы знаете, я был поражен, насколько это прекрасное место для съёмок. Мы снимали там несколько месяцев. Страна вроде бы маленькая, но, тем не менее, там столько разных ландшафтов! Это стало и моим личным переживанием: я был там, мой фильм был там, мой герой был там – всё сразу. Это определило настроение фильма.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также