Слова

«”Убрать из друзей” выглядит, будто бездельники сняли фильм в Skype, но это было реально сложно»

Режиссер Лео Габриадзе рассказал tvkinoradio.ru, как создать хоррор, который происходит на экране компьютера, как работать с пятью камерами сразу и как придумать маркетинг, чтобы фильм ужасов за $120 тыс. собрал $50 млн

  • 9 июля 2015
  • 6464
Родион Чемонин

Лео Габриадзе, режиссер фильма «Убрать из друзей»
Лео Габриадзе, режиссер фильма «Убрать из друзей»

- Как появилась идея фильма «Убрать из друзей»?

- Это был счастливый день для меня. Как-то я был в Лос-Анджелесе, мне звонит Тимур (Бекмамбетов) и говорит: «Что делаешь?» Отвечаю: «Ничего». «Заезжай ко мне в офис, есть идея, может, понравится», – отвечает он. Я приезжаю, он дает краткий сценарий. Мне сразу понравилось, я согласился.

Идея Тимура заключалась в том, чтобы зритель сел и 85 минут смотрел в компьютер. И это должно быть несложно, нескучно, интересно. Представьте себе: смотреть Skype, Google, iTunes, Facebook. Нам все говорили: ребята, вы с ума сошли? Вы никогда не взлетите, права не очистите, вы только что поссорились с четырьмя самыми крупными компаниями мира, они вас засудят. Я думал, что в итоге в лучшем случае придется в YouTube создать анонимного пользователя и выложить там видео. Может, кто-то да увидит.
 
Кадр из фильма  «Убрать из друзей»
Кадр из фильма «Убрать из друзей»

Мы ни на что с Тимуром не надеялись. Сначала это была лабораторная работа, но когда мы поняли, что получается, подключились Universal. Оказалось, что их адвокаты могут все, включая использование в кадре гигантов интернета.
 
- Вы меняли название несколько раз…

- Да, изначально проект назывался «Offline», потом «Cybernatural», но когда подключился Universal, остановились на «Unfriended».
 
- Но по-русски «Убрать из друзей» звучит не очень ёмко.

- Мы перебрали массу названий. Было даже «Слили» и «Срач». Но изначально на сценарии стояло «Offline».
 
- Кстати, расскажите, как можно работать с таким хитрым сценарием, который предполагает пять-шесть эпизодов, снятых одним куском, но одновременно?

- Кто разбирается в кино, тот знает, что выработка – это три страницы в день. Одна страница вертикально написанного сценария – это одна минута. Так по правилам. У нас сценарий был на 90 страницах, и мы должны были снять 90 минут за один съемочный день. Это был самый большой урок для меня, как снимать большое кино одним куском. 
 
Кадр из фильма «Убрать из друзей»
Кадр из фильма «Убрать из друзей»

До этого я за день снимал сцены в три страницы, то есть три минуты экранного времени. В «Убрать из друзей» всё по-другому. Один дубль занимал полчаса. Если кто-то что-то делал не так, приходилось переснимать всё заново. Это, наверное, было самым сложным. 
 
 - Я правильно разгадал главный секрет фильма: вы снимали в одном павильоне, просто актеров перегородками разделили?

- Почти. Мы снимали все в маленьком городке Санта-Кларита, недалеко от Beverly Center. Нашли большой дом, где и работали несколько месяцев. Актеры снимались в разных комнатах. Наш оператор Адам Сидман решил протянуть по дому провода, потому что вай-фай не мог справиться с таким потомком данных. Еще мы снимали на Go Pro, а потом добавляли искажения.
 
- Как технически это осуществлялось?

- Мы снимали маленькой командой. Тимур руководил по скайпу. Это было довольно забавно, потому что за его спиной все время скакали лошади – он снимал в это время «Бен Гур». В перерывах между съемками он стучался к нам и помогал.
 
Мы с Тимуром были единственными советскими людьми на проекте. Остальные, так странно сложилось, – выпускники Гарварда. От продюсеров до рабочих – все из Гарварда. Все большие умницы. 
 
Тимур Бекмамбетов и Лео Габриадзе на московской премьере фильма «Убрать из друзей»
Тимур Бекмамбетов и Лео Габриадзе на московской премьере фильма «Убрать из друзей»

Когда мы дошли до постпродакшна, то поняли, что все это было детской игрой. Монтаж занял полтора года. В обычном кино на монтаже 2-3 слоя. У нас же (мы работали в Avid) было до 40 слоев. Шесть актеров, надписи в чатах, даже курсор – это все разные слои. Технически совместить всё в один таймлайн сложно. Монтажеры отказывались от работы один за другим. Наконец, мы нашли монтажера документального кино Паркера Ларами. Он придумал, как эту систему сложить, выстроить, и смонтировал. Но все равно каждая склейка обсчитывалась 2-3 часа. «Убрать из друзей» – это фактически анимационный фильм. Хоть выглядит, будто бездельники сели в скайп и стали снимать. На самом деле это было сложно. 
 
- Сколько заняла русификация?

- Полтора месяца. Всё, что пишется, всё, что говорится, надо было переводить. А еще анимировать. Все делалось там, не в России. Но мы дублировали еще и на несколько языков: на корейский, испанский, немецкий, французский и так далее.

- Получается, месяц – репетиция, месяц – съемки, полтора года – пост, еще и перевод на другие языки. Итого сколько получилось?

- Два года, если от сценария до конечной копии. Для нашей студии Bazelevs два года – это нормально.

Кадр из фильма «Убрать из друзей»
Кадр из фильма «Убрать из друзей»
 
- Какая была самая затратная часть бюджета?

- Реклама. Очень много было сделано, и не только за деньги. Вирусный маркетинг был на самом высоком уровне. Каждый из актеров создал аккаунт своего героя. Настоящий, полноценный аккаунт, с друзьями, постами, мыслями, любимыми песнями, фотографиями. Включая того, кто всех убивает.
 
Когда Universal сделал трейлер, мы придумали «народный пиар», в результате которого появились сотни пародий на трейлер. Сотни! Люди сами начали это делать. Если вы посмотрите в Vine, увидите, сколько их там. Думаю, благодаря вирусному маркетингу мы и стали такими успешными в Америке.

- Расскажите про актеров. Это ведь все неизвестные артисты?

- У нас было два популярных актера. Это Шелли Хэннинг, которая играет в одном американском сериале, и стенд-ап комик Джейкоб Високи. Конечно, трудно играть одноклассников, если вы видите друг друга впервые. Но эти двое так всех расслабили за время репетиций, что все актеры стали настоящими друзьями. Креативный процесс ведь как устроен: если вы не доверяете друг другу, у вас ничего не получится.
 
- Как вы привлекли к созданию Джейсона Блума?

- Джейсон Блум (продюсер таких лент, как «Астрал», «Паранормальное явление», «Судная ночь», «Уиджи», «Синистер» и другой современной классики ужасов. – Прим. tvkinoradio.ru) подключился к нам не сразу. Сначала мы показали финальную версию на небольшом фестивале хоррора в Канаде, после чего пресса и фанаты разнесли новость о нашем фильме. Тогда его посмотрел Блум и Universal, им понравилось, и они начали с нами работать.
 
Jason Blum
Джейсон Блум, продюсер

У Джейсона огромный опыт по работе с такими фильмами. Он их выпускает по 13 штук в год. Первое, что мы у него спросили: «Где ошибки?» Он говорит: «А давайте сейчас соберем всех, кто в этом городе умеет пугать». Буквально через три часа он собрал человек двадцать, принимавших участие в создании каких-либо фильмов ужасов за последние десять лет. Они посмотрели, прочитали нам лекцию о том, как можно было сделать лучше. Я, конечно, ничего менять не стал, но слушать было очень интересно.
 
Джейсон и вообще Universal нам очень помогли. Загадка: чем хороший продюсер отличается от плохого? Ответ: телефонной книжкой. Например, зашел разговор о звуке. Какого звукорежиссера вы хотите? Мы назвали, кого знали. Ребята с Universal буквально через полчаса привозят того, кого мы хотели: вот, знакомьтесь, он будет работать с вами над этой картиной.
 
- А как Блум воспринял новый жанр?

- Хорошо, как мне кажется. В хорроре есть данность, канон, который идет из католицизма: если отдашь душу демону, то он будет тебе помогать любым способом. Мы взяли эту особенность хоррора, присоединили ее к жанру «found footage», облекли в совершенно оригинальную форму, которую уже кто-то назвал «десктоп-хоррор», и получился совершенно новый жанр «Unfriended».

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также