Слова

«Лучшее русское кино – это выражение боли»

АЛЕКСАНДР ВЕЛЕДИНСКИЙ о специфике работы над экранизацией, об отражении русской ментальности в кино и о том, почему российская драма за рубежом воспринимается как комедия.

  • 8 ноября 2013
  • 706
Павел Орлов

В прокат выходит экранизация романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил», триумфатор последнего «Кинотавра», одна из самых долгожданных российских картин этого года. О работе над фильмом, а также о его месте в контексте русской культуры в интервью tvkinoradio.ru рассказал режиссер АЛЕКСАНДР ВЕЛЕДИНСКИЙ.


 
- Проблема экранизации литературного произведения – одна из самых сложных в кино. По Вашему опыту перенесения на экран прозы Вячеслава Пьецуха, Эдуарда Лимонова, Алексея Иванова, в чем главная трудность и, может быть, секрет создания адекватной киноадаптации литературы?
- Дам достаточно банальный ответ. Главное – сохранить дух произведения. Бывают случаи подстрочной экранизации – мне это не очень интересно. Бывают случаи, когда просто берется какой-то сюжетный ход из литературной первоосновы, и делается абсолютно другое произведение, с другими темами, другими персонажами. Так получилось, к примеру, в «Сталкере» у Андрея Тарковского. В моем случае, и с Пьецухом, и с Лимоновым, и с Ивановым, поскольку мне эти книги очень были дороги и я видел в них себя, мне было важно сохранить дух. Сюжет можно же менять, по крайней мере, ни один из авторов на меня за это не обижался, наоборот – поддерживали.
 
- В одном из интервью Вы сказали, что «Географ глобус пропил» - это «классически сделанная картина». Что для Вас классическое кино?
- Ну, по крайней мере, все хорошее кино, которое я знаю – оно все классическое, оно в хорошем смысле Традиционное, с большой буквы «Т». Конечно, встречаются шедевры на поле эксперимента, допустим, «Анна Карамазофф» Рустама Хамдамова, или его же «В горах мое сердце», фильмы Годара. Опять же, сам киноязык, способы воздействия на зрителя, способы рассказа истории могут быть разными, новыми, необычными, но при этом сама история может оставаться классической.
 

- Вы однажды охарактеризовали книгу Алексея Иванова как «очень русский роман». Получилось ли у Вас сделать очень русское кино? И в чем, на Ваш взгляд, заключается, так скажем, русскость того или иного произведения литературы или кино?
- Думаю, ключевая особенность русской культуры заключается в постоянном поиске, в том, что у нас много вопросов, но почти никогда нет ответов. Это ни хорошо, ни плохо, просто это так. Как кто-то из великих сказал: «Мы - боль». Вот русская литература, лучшее русское кино – это выражение боли. На ее почве мы стараемся что-то делать, как-то залечить существующие раны, обратить на них внимание. Интересно, что когда мы показывали «Географа» на кинофестивале в Торонто, коренные жители воспринимали картину как чистую комедию, они падали под стол от смеха, для них это все фантастика, в их понимании так не может быть. Бывшие наши сограждане тоже, конечно, смеялись, но при этом еще и плакали после сеанса. Так что русские люди – более чуткие. От этого, может, все и проблемы наши, от нашей чуткости, нашей ранимости. Под русскими я имею ввиду, конечно, почву, а не кровь. Есть какие-то особые, скажем так, антенны у рожденных на этой шестой части суши.
 
- В фильме по сравнению с книгой герои стал старше, время действия сместилось с 90-х годов в современность. При этом дух первоисточника остался неизменным. Говорит ли это о том, что в стране, несмотря на то, что проходят десятилетия, ничего не меняется?
- Внешне, конечно, что-то меняется. Но на ментальность это не влияет, ментальность остается прежней. В любом случае, сегодня мы живем в другой стране, у которой тоже внутри все меняется. 90-е годы – это 90-е, нулевые – это нулевые, сейчас какие-то новые времена нас ждут. Но ментальность при этом неизменна. Потому и герой наш архетипичен. Об этом я говорю в каждом интервью, на каждой встрече со зрителями. Наш герой – это архетипический персонаж, который может быть и сегодня, и в XXII веке, и в XIX веке, когда, к слову, Федор Тютчев написал свои очень горькие строки: «Умом Россию не понять…»

 
- Кстати, одна из отличительных тем русской культуры, тема «лишнего человека», кажется сквозной и для Вашего творчества. Чем вызван Ваш интерес к этой теме?
- Ну, с формулировкой «лишний человек» я еще могу согласиться, но притом что герой нашего фильма является архетипическим, получается, что мы все «лишние люди». Вот на Соловках существует такая легенда. Два старца-основателя Соловецкого монастыря Зосима и Савватий повстречали однажды расхристанную, избитую женщину. На вопрос монахов, что случилось, она ответила, что ее поймали и избили два парня, сказав при этом: «Уезжай отсюда. Здесь не место для жизни – здесь место для молитв». Это были ангелы. То есть Россия в целом имеет образ такого места, где жизнь всегда будет не легкая. Не хочу сказать, что здесь не место для жизни, нет, это, конечно, место для жизни, и мое в том числе, но это место для нелегкой жизни. Это просто надо понять, принять, и стараться быть счастливым все равно, как наш герой.
 
- Посмотревшие фильм сходятся во мнении, что Константин Хабенский исполнил в «Географ глобус пропил» свою лучшую роль. Чем был определен столь удачный выбор актера?
- Да сейчас у меня уже даже и нет ответа на этот вопрос. Как только мы подумали об этой роли, так сразу и поняли, что это Хабенский. И он тоже чувствовал, что это его роль.
 
- Александр Робак, Анна Уколова, Максим Лагашкин – это, можно сказать, Ваши постоянные актеры, которых можно увидеть в каждом Вашем фильме. Чем вызвано столь длительное сотрудничество?
 - Ну, это друзья мои, и просто в этой картине они тоже оказались нужны. У меня есть и другие друзья-актеры, с которыми я бы вновь хотел поработать. Это и братья Чадовы, и Андрей Рапопорт, и Виктор Раков, и Владимир Стеклов. Еще бы отметил Елену Лядову. Мы с ней первый раз работали, и я считаю, это большая актриса, от нее многого стоит ждать.


 
- В фильме занято большое количество подростков. Как проходил их отбор, каковы были критерии?
- Отбором занимались второй режиссер Ирина Третьякова и кастинг-директор Татьяна Талькова. Необходимо было найти в Перми тридцать человек, они их нашли. Критерий простой: чтобы были живые, разные, не боялись камеры, слышали режиссера.
 
- Фильм снимался в Перми, там же где происходит действие книги. Было ли это принципиальным решением? И видите ли Вы эту историю в каком-либо другом городе?
- Эта история возможна в любом городе. Но нам казалось более честным снимать там, где Алексей Иванов писал свой роман, где он жил, вплоть до того, что съемки школы мы проводили именно в той школе, где он сам учился.
 
- Отвечая на вопрос о прокатной судьбе картины, Вы как-то заметили: «Если бы в нашей стране умели прокатывать кино, то кассовый сбор был бы неплохой». В чем Вы видите основные проблемы российской системы кинопроката?
- Главная проблема российского кинопроката – в нас самих, кинематографистах. Корни надо в себе искать, а не обвинять там кого-то. Мы недостаточно создаем картин, которые могли бы привлечь зрителя в кинозал. Но вот недавние две картины – «Сталинград» и «Горько!» - идут очень неплохой кассой. При этом я не вижу, что бы у «Горько!» была какая-то большая реклама, а народ идет. Так что я думаю, зрители просто соскучились по своему, родному, но хорошему кино. Что будет с «Географом» - посмотрим. Судя по тому, что я читаю в Интернете, рейтинг ожидания высокий, и я надеюсь на успех. Мне наплевать, сколько там заработает продюсер, но показатели сборов дадут мне понимание, сколько людей посмотрело фильм, а я кино для людей делал, конечно.


 
- А победа фильма на «Кинотавре» способна как-то помочь успеху фильма у зрителей?
- Ну, не всегда так случается. Успеху фильма «Брат» награда поспособствовала, фильму «Война» - поспособствовала. Но какие-то картины остались незамеченными, несмотря на победу на «Кинотавре». У нас же, мне кажется, какой-то вообще случай уникальный, когда и зрители, и жюри, и критика, все сошлись в одном мнении. Видимо, подобный фильм ждали. Опять же, сыграло свою роль то, что роман этот очень популярен. И нам очень повезло, что Алексей Иванов поддержал экранизацию. Ему самому фильм очень нравится, он его два раза видел. Видимо это тоже влияет, к его мнению прислушиваются. Но в любом случае, я считаю, что фильму нужна реклама, к сожалению, не все так считают, как я. Так что посмотрим, увидим, какие будут результаты.


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также