Слова

«Самый большой вред природе наносят съемки фильмов о ней»

Пообщались с известным фотографом и режиссером Луи Сайхойосом («Бухта»), который представил на ММКФ свою вторую документальную полнометражную работу – экологический триллер «Гонка на вымирание»

  • 30 июня 2015
  • 2144
Евгений Белов


Луи Сайхойос, режиссер фильма «Гонка на вымирание»
 
Первая документальная кинолента Луи Сайхойоса «Бухта» (The Cove) получила около 70 наград, включая «Оскар», за лучший полнометражный документальный фильм. В дебютной работе американский режиссер раскрыл ужасные подробности массового истребления дельфинов в японском национальном парке Тайдзи. Его новый фильм «Гонка на вымирание» (Racing Extinction) посвящен более глобальной проблеме – стремительному исчезновению редких животных в результате человеческой деятельности. Луи Сайхойос отправился в Китай со своей командой из «Общества охраны океанов», где при помощи шпионских методов (скрытых камер и внедрения в преступные группировки) расследовал нелегальную торговлю редкими животными. Съемочная группа также посетила небольшой индонезийский рыбацкий поселок Лакемара, в котором местные жители выживают за счет варварской добычи гигантских морских дьяволов. В результате экологи не только зафиксировали происходящее на камеру, но и убедили рыболовов заняться туризмом в качестве альтернативы браконьерскому бизнесу. Не ограничиваясь локальными экологическими проблемами, Луи Сайхойос доказал в своем фильме необходимость изменения образ жизни современного человека, призывая перейти на вегетарианство и использовать как можно меньше топлива.


Трейлер фильма «Гонка на вымирание»

Режиссер провел масштабную экологическую акцию вместе с единомышленниками, посадив гонщицу-вегана в специально оборудованный электромобиль Tesla, который в режиме реального времени проецировал на жилые здания и выхлопные трубы выбросы углекислого газа в атмосферу. Команда также сделала экологический видео-мэппинг на фасаде штаба ООН, где огромное изображение кита «проплывало» с одного здания на другое. Первый показ экологического триллера «Гонка на вымирание» состоялся на фестивале «Санденс», международная премьера документального фильма прошла в рамках 37 ММКФ.
 
– Является ли «Гонка на вымирание» продолжением «Бухты»?
 
– Я бы не смог снять «Гонку на вымирание», если бы не состоялся фильм «Бухта». Они похожи идеологически и вся команда, которая работала над первым фильмом, перешла во второй проект. Более того, добавились новые члены команды, например, девушка-водитель. Но для меня «Гонка на вымирание» значит гораздо больше, чем первый фильм, потому что «Бухта» рассматривает одну проблему, достаточно узкую и локальную, а «Гонка на вымирание» – более глобальный проект о проблемах, касающихся каждого. После просмотра этого фильма многие люди выходят из зала замотивированными что-то поменять, что-то сделать.

Кадр из фильма «Бухта»
Кадр из фильма «Бухта»

«Бухта» является одним из самых награждаемых документальных фильмов, но даже если «Гонка на выживание» получит меньше призов, она сможет оказать гораздо большее влияние на людей. Хорошее голливудское кино – когда ты начинаешь в одной точке и возвращаешься в неё, а хорошее документальное кино – когда ты начинаешь в одной точке и потом оказываешься в совершенно другом мире где-то далеко.
 
– Что вас сподвигло на создание этой картины?
 
– Я делал много документальных фильмов для National Geographic, говорил с палеонтологами. Они мне сказали, что мы с катастрофической быстротой теряем многие виды жизни на планете. В истории нашей Земли за 4,5 млрд лет было пять великих вымираний. Ученые говорят, что наше поколение застанет еще одно. Масштабы нынешней катастрофы таковы, что итоги второй мировой войны будут незначительной ремаркой на полях того бедствия, которое мы имеем сейчас по части исчезновения биологических видов на Земле. Эта картина стала для меня также итогом просмотра слишком большого количества документальных работ Жака-Ива Кусто и фильмов про Джеймса Бонда.
 
– Вы снимали очень много кадров скрытыми камерами...
 
– Да, для скрытой съемки мы использовали «пуговичные камеры» (Buttonhole Camera), иногда обычные фотоаппараты, которые просто висели на шее и могли показаться выключенными. Была куча миниатюрных камер, которые мы прятали в самые разные места: в кошелек, в шляпы, в очки, даже шоколадные батончики. Когда в Японии мы снимали «Бухту», то устанавливали скрытые камеры в самой бухте. Это было очень рискованно, если бы нас поймали, то мы бы до сих пор сидели в тюрьме. Теперь мы не можем вернуться в Японию, если мы туда приедем – нас посадят. В Китае нас не поймали, а благодаря нам арестовали людей, занимавшихся нелегальной торговлей акул.

Кадр из фильма «Гонка на вымирание»
Кадр из фильма «Гонка на вымирание»

Меня постоянно спрашивают, почему я не боюсь Китая или Японии? Я гораздо больше боюсь американских компаний, производящих горючее топливо, потому что если они захотят, то сделают мою жизнь ужасной. Генерал Уэсли Кларк сказал, что все войны, которые сейчас есть или были, связаны с топливом. Пытаясь повлиять на такую локальную проблему, как отлов акул, я понимаю, что в этом кинотеатре никто никогда не будет есть суп из плавника акулы, но это меняет взгляд на то, откуда ты получаешь еду и как ты питаешься. Если начать говорить о транспорте, то в итоге это может превратиться в большой удар компаниям, которые занимаются топливом или машинами.
 
– На какие камеры вы снимали ваш фильм?
 
– Камера является всего лишь инструментом, и для каждой съемки нужно уметь подобрать правильный инструмент. В каких-то случаях нужно использовать скрытую камеру, в каких-то GoPro. Например, синего кита мы снимали на GoPro. Если было много времени, то использовали Sony F5, Sony F55 или Alexa. Иногда, Canon 1DS Mark III, ну и, конечно, Buttonhole Camera.
 
– Вы использовали в фильме специально созданную камеру, фиксирующую уровень углекислого газа. Как она работает?
 
– В эту камеру устанавливаются специальные фильтры-адаптеры, которые можно менять. Они работаю по принципу термо-камеры, фиксирующей инфракрасные излучения, но специальные адаптеры показывают именно уровень углекислого газа. Фильтры способны улавливать мельчайшие частицы – 3,5 микронов в ширину.


Кадр из фильма «Гонка на вымирание»

Существуют еще другие адаптеры, которые способны фиксировать наличие в воздухе диоксида серы или метана. Когда я начинал съемки и искал камеру, которая могла бы показать уровень углекислого газа, я натолкнулся на ребят, которые занимались разработкой подобного устройства. У них был прототип камеры, которая снимала в небольшом разрешении. Мы сначала опробовали ее, а потом они сделали качество хайрез и сейчас уже запускают коммерческую версию. Так что мы помогаем друг другу в развитии технологий, проверяя их камеры в работе.
 
– В вашем фильме прозвучала фраза: «Самый большой вред окружающей среде приносят фильмы, которые снимаются о ней». Почему вы так считаете?
 
– Эта фраза в большей степени относится к фильму «Бухта». Когда мы его снимали, то меньше всего думали об углекислом газе, нас заботило количество ртути, выброшенной в окружающую среду во время съемок. Мы провели исследование и обнаружили, что выбрасывали в окружающую среду ртути в 10-20 раз больше, чем среднестатистический американец. Это количество зависит от того, как много топлива ты потребляешь. Сейчас каждую неделю мы ведем определенный подсчет количества выделяемой энергии и наносимого вреда при создании фильма. Мы установили солнечные панели и другие заменители энергии, восполняем наносимый нами вред, закупая деревья для дождевых лесов, приобретаем земельные участки и защищаем их пожизненно, вкладывая в это деньги. Если ты наносишь вред, необходимо свести его к нейтральному уровню. Вот я прилетел на фестиваль – мы также подсчитаем количество выделяемого самолетом углекислого газа и согласно этой цифре восполним вред посадкой деревьев.
 
– Что должен сделать зритель после просмотра вашего фильма?
 
– Во-первых, нужно начать с еды. Если ты хочешь сделать что-то полезное для планеты – начни это делать три раза в день: на завтрак, обед и ужин. Перестать уничтожать такое большое количество животных, прекратить употреблять их в пищу. Сократить количество потребляемого топлива. Однако, веган, который ездит на Хаммере, наносит меньше вреда, чем человек, который ест мясо и ездит на велосипеде.

Кадр из фильма «Гонка на вымирание»

Шесть лет назад я стал веганом, с 1986 года был пескетарианцем (вегетарианец, который ест рыбу – прим. tvkinoradio.ru). У меня на крыше дома установлено 120 солнечных батарей, которыми я пользуюсь на протяжении последних семи лет. Я ничего не плачу за электричество и живу за счет солнечной энергии, так как проживаю в штате Колорадо, в котором 300 солнечных дней в году. Главный посыл фильма был в том, что нам необходимо найти новые способы проживания, не разрушая при этом природу, и не действовать за счет остальных видов жизни на Земле. Самая большая причина нынешнего массового вымирания, которое мы наблюдаем, в том, что человечество распространяется, выталкивая животных из естественной среды обитания, освобождая её под пастбища домашних животных, которых мы выращиваем для собственного пропитания.
 
 
 
Луи Сайхойос
Фотограф, режиссер

Считается одним из лучших фотографов в мире. Его фотографии печатались в «Nation Geographic», «Fortune Magazine», «Тime», «Smithsonian» и других мировых изданиях. Является директором Общества охраны океанов. В декабре этого года фильм «Гонка за вымирание» (Racing Extinction) появится в эфире Discovery Channel.
 
 



 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее